№6 (350) июнь 2022 г.

Продовольственный аспект национальной безопасности России

Просмотров: 2208

Проблема продовольственной безопасности снова в «меню» мировой повестки – после пандемии, которая нанесла удары по продовольственным цепочкам, в начале 2022 г. мир был сотрясен эскалацией российско-украинского конфликта, эффекты которого еще предстоит оценить. Пока ясно одно – мир и мировое сообщество все более отдаляются от своей цели по ликвидации голода, а проблема продовольственной безопасности становится одной из важнейших для мирового развития. Помимо таких факторов, как эпидемия и конфликты, этому способствуют и долгосрочные тренды: рост населения земли и вместе с ним потребления продуктов питания при изменении его паттернов («белковая диета», увеличение пищевых отходов). Все это накладывается на климатические изменения и неотступающее глобальное потепление.

Начиная с 1970-х гг. подход ООН и Продовольственной сельскохозяйственной организации (ФАО) эволюционировал – от продовольственной обеспеченности как гарантирования необходимого количества питания к всеобъемлющей концепции продовольственной обеспеченности, вбирающей в себя как физическую, так и экономическую доступность, питательность и качество в сочетании с принципами устойчивого развития на протяжении всей продовольственной цепочки. При этом все большее внимание уделяется не только экологичности производства, но и здоровой диете, доступной всем.

Особо отметим, что, помимо голода и недоедания, в контексте продовольственной безопасности существуют такие проблемы, как растущее число людей с ожирением и перепотребление, неполноценное питание, большая доля пищевых отходов. И здесь главной причиной предстает бедность и экономическое неравенство.

Однако дихотомия мирового развития проявляется в том, что в среднем в мире производится достаточное количество продовольствия для должного обеспечения им всего населения Земли. Таким образом, проблема продовольственной безопасности проявляется в двух крайностях: пока жители одних стран голодают, в других растет перепотребление, часто дешевой некачественной еды. Сегодня на планете число голодающих людей и людей с ожирением примерно одинаково.

Российский подход: от продовольственной независимости к реализации экспортного потенциала

Для России продовольственная безопасность входит в понятие национальной безопасности. Так, идея продовольственной безопасности имплицитно отражена в Стратегии национальной безопасности РФ 2021 г., в частности, в части национальных интересов (устойчивое развитие российской экономики на новой технологической основе, охрана окружающей среды, сохранение природных ресурсов и рациональное природопользование, адаптация к изменениям климата) и стратегических национальных приоритетов (экономическая безопасность, экологическая безопасность и рациональное природопользование, научно-технологическое развитие).

Первая в своем роде Доктрина продовольственной безопасности РФ была утверждена президентом Д. Медведевым в 2010 г. В этом документе стратегической целью стало поддержание стабильности внутреннего производства и необходимых запасов безопасной сельскохозяйственной, рыбной и иной продукции из водных биоресурсов, а также продовольствия. Понятие продовольственной безопасности трактуется как «состояние экономики страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевых продуктов, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации о техническом регулировании, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевых продуктов, необходимых для активного и здорового образа жизни».

Исходя из этого, основными направлениями продбезопасности являются как экономическая, так и физическая доступность пищевых продуктов, обеспечение безопасности самих продуктов питания и наращивание производства (через повышение почвенного плодородия, развитие животноводства, использование новых технологий), а также таможенно-тарифное регулирование.

Подобное определение согласуется с видением ООН и ФАО, но особенность российского подхода заключается в акценте на обеспечение продовольственной независимости [1]. Так, в Доктрине 2010 г. вводятся пороговые значения по удельному весу производства некоторой продукции питания в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка (зерно, картофель, молоко и молокопродукты, мясо и мясопродукты, соль пищевая, сахар, растительное масло, рыбная продукция).

В январе 2020 г. утверждена новая Доктрина продовольственной безопасности, сменившая Доктрину 2010 г. Понятие продовольственной безопасности трактуется в том же ключе, что и в предыдущей версии – это физическая и экономическая доступность продуктов питания, соответствующих требованиям в том числе ЕАЭС; отдельно прописывается опора на продовольственную независимость. По сравнению с предыдущей версией документа расширяется перечень продуктов питания, гарантирующих продовольственную независимость.

Примечательно, что одной из задач в Доктрине фиксируется реализация агропродовольственного экспортного потенциала – «достижение положительного сальдо торгового баланса сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия». Другой задачей ставится формирование принципов здорового образа жизни среди населения.

Главные вызовы для России

В реализации продовольственной обеспеченности и безопасности Россия сталкивается с двумя макровызовами: экологическими (деградация и истощение почв, климатические шоки и катаклизмы, высокая уязвимость сельского хозяйства от климатических изменении) и связанными с ресурсной обеспеченностью (квалифицированные кадры, технологическая зависимость от импорта и недостаточный уровень механизации и технологического развития, высокая доля импорта кормов и семян).

Экономическая доступность и доступ к полноценному качественному питанию выступают значимыми проблемами в обеспечении продовольственной безопасности России. Экономические шоки и инфляция увеличивают расходы населения на продовольствие (феномен агфляции), которые растут быстрее, чем реальные доходы, зачастую на фоне увеличения валовых сборов основных сельскохозяйственных культур. Расходы на продукты питания занимают первое место в структуре потребления населения России. С 2014 по 2020 г. цены на продукты питания выросли на 51,7%, в то время как среднедушевой доход – на 34,3%. Это подтверждает и стоимость «борщевого набора» – за пять лет (с 2017-го по январь 2022-го) овощи из набора подорожали в два раза [2]. Особенно страдают уязвимые слои населения и группы с низким уровнем доходов. Согласно данным ФАО, нездоровые рационы питания – одна из важнеиших причин заболеваемости неинфекционными болезнями в Европе.

Продовольствие как «тихое оружие»

От обеспечения внутренних потребностей Россия двигается к наращиванию агропродовольственного экспорта. На это, в частности, направлена государственная политика (Доктрина продовольственной безопасности, федеральный проект «Экспорт продукции агропромышленного комплекса» и др.). В 2009 г. Россия впервые за долгое время заявила о себе как о лидере зернового экспорта.

Зерно и зернобобовые культуры являются основной продукцией растениеводства в России (24,5% в 2020 г.), при этом производство зерна растет (валовой сбор зерна за 2011–2015 гг. в среднем составил 93,1 млн т и 133,5 млн т в 2020 г.). Параллельно растут и посевные площади сельскохозяйственных культур, но не столь значительно: 74.861 тыс. га в 2010 г., 79.948 тыс. га в 2020 г.

Сегодня Россия занимает первое место по экспорту пшеницы (37,3 млн т за 2020 г., США – 26,1 млн т, Канада – 26,1 млн т). При этом около 26% мирового экспорта пшеницы обеспечивают только Россия (16%) и Украина (10%). На их долю приходится также около половины мирового экспортного рынка подсолнечного масла.

География экспорта россииских зерновых и зернобобовых культур разнообразна – в 2020 г. Россия экспортировала зерно в 138 стран мира. Традиционными потребителями выступают страны Ближнего Востока, в последние годы зерно активно поставляется в Африку. Страны Азии (прежде всего Китай) и Южной Америки (Колумбия, Венесуэла) рассматриваются как перспективные рынки сбыта. Главным потребителем российского зерна в 2020 г. стала Турция, которая закупила около 11,3 млн т зерновых культур, что стало самым высоким показателем по поставкам в страну за все время экспортирования продукции из России. Другие ключевые покупатели (в порядке убывания) – Иран, Египет, Саудовская Аравия и Китай.

Экспортные возможности России ограничены транспортно-логистическими факторами (ограниченная пропускная способность, недостаточно развитая транспортная сеть). Большая часть (82%) российского экспорта зерна проходит через порты Азово-Черноморского бассейна, из них треть – через порт города Новороссийска. Планируется строительство Дальневосточного зернового терминала, который стал бы хабом для стран АТР.

1 апреля 2022 г. Д. Медведев в своем телеграм-канале написал следующее: «Так получилось, что от наших поставок зависит продовольственная безопасность многих стран. Получается, что наше продовольствие – наше тихое оружие. Тихое – но грозное. И если кто не знает или забыл, то экспорт нашей сельхозпродукции превышает экспорт настоящих вооружений». Зампредседателя Совета безопасности также предложил не поставлять продовольствие и сельскохозяйственную продукцию в «недружественные страны». Таким образом, экспорт продовольствия становится инструментом политического влияния.

***

В эпоху постмодерна и в условиях пандемии, спровоцировавшей растущие страхи за собственную жизнь и приоритезацию здоровья как ценности, традиционные вызовы и угрозы не теряют своей актуальности. И одним из главнейших таких вызовов является продовольственная безопасность как угроза жизнедеятельности индивида и государства. Ответ на эту угрозу формулируется в первую очередь на национальном уровне. При этом пандемия только усиливает запрос на «ценности Вестфаля» и главенствующую роль национального государства. При этом сейчас, возможно, как никогда прежде, проблема продовольственной безопасности сопряжена с другими – здравоохранением, социально-экономическим развитием, климатом и конфликтами.

Россия выступает важнейшим игроком глобального продовольственного рынка и крупнейшим экспортером зерна (в первую очередь пшеницы). При этом страна вырабатывает свой подход, воспринимая продовольственную безопасность как составляющую национальной безопасности государства и суверенитета.

1. Продовольственная независимость понимается как «устойчивое отечественное производство пищевых продуктов в объемах не меньше установленных пороговых значений его удельного веса в товарных ресурсах внутреннего рынка соответствующих продуктов».

2. При оценке стоимости «борщевого набора» учитывается стоимость только овощей: картофеля, лука, моркови, капусты, свеклы. Индекс часто критикуется, ведь борщ получается вегетарианский.

Елена Маслова, к. полит. н, доцент кафедры интеграционных процессов и старший научный сотрудник ИМИ МГИМО МИД России; старший научный сотрудник Института Европы РАН

Источник РСМД

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля