№6 (350) июнь 2022 г.

Легендарный Кусикьянц. Нет человека, сделавшего для бокса более...

Просмотров: 1889

Накануне ереванского чемпионата Европы по боксу на экраны России вышла потрясающая спортивная драма Артема Михалкова «Мистер Нокаут», в которой Григория Кусикьянца сыграл Сергей Безруков. Образ Валерия Попенченко в фильме создал Виктор Хориняк. Фильм был приурочен к 20-летию кончины заслуженного тренера СССР, судьи всесоюзной категории, создателя «динамовского», высокотехничного стиля бокса Григория Филипповича Кусикьянца – наставника двукратного чемпиона Европы, победителя Олимпиады 1964 года в Токио и обладателя Кубка Баркера (этот Кубок лучшему боксеру Игр больше никогда не доставался советским боксерам) Валерия Попенченко.

Любопытно, что в Токио на Олимпиаду Кусикьянц добирался на свои средства, так как спортивные чиновники Союза его в состав олимпийской команды не включили, взяв вместо него одного из высокопоставленных друзей. В олимпийскую деревню он пробрался, представившись сантехником, жил в одном номере со своим учеником, готовил Попенченко к каждому бою.

Впрочем, не только Валерий Попенченко значится в созвездии Кусикьянца. У него учились такие признанные мастера ринга, как чемпион Европы среди молодежи Николай Сигов, чемпион Европы среди профессионалов Андрей Пестряев, 10-кратный чемпион мира среди профессионалов Юрий Арбачаков и многие, многие другие замечательные боксеры, в том числе и наш соотечественник Важа Микаэлян, который вспоминает: «Кусикьянц сильно отличался от тбилисского дяди Саши (один из основателей тбилисской школы бокса, Александр Гольдштейн. – А. Г.): если тот говорил: «Ты попробуй, сможешь», то Кусикьянц: «Ты обязан, делай». Наставник чемпионов имел жесткий характер. Сторонник единоначалия, он требовал от учеников полного подчинения. Достигал своего личным фанатизмом, умением доказать правоту, влиять на психику спортсмена вниманием, строгостью, шуткой. Заставлял всех выполнять единую систему технической, тактической и физической подготовки. Строптивого мог резко осадить: «Будешь спорить, кто-то из нас уйдет отсюда». Настраивал на жесткий бой: «Не увлекайся игрой, исключу из состава сборной».

Микаэлян стал мастером спорта СССР, неоднократно побеждал в первенствах Ленинграда и ЦС «Динамо», работал начальником отдела эксплуатации спортсооружений Спорткомитета Ленинграда, руководил Федерацией бокса С.-Петербурга. Он первый российский судья международной категории по версии WBC, почетный доктор НГУ имени П.Ф. Лесгафта.

Среди учеников Кусикьянца было немало будущих научных работников и даже будущий народный артист России, певец, поэт и композитор, автор нескольких песен о боксе Александр Розенбаум, который под руководством Григория Филипповича в секции «Трудовых резервов» дорос до кандидата в мастера спорта и вполне мог рассчитывать на успешную карьеру в боксе. Он активно участвовал в соревнованиях городского и всероссийского уровня среди юниоров. В общей сложности на ринге провел около ста боев. Розенбаум вспоминал, что в поединках руководствовался очевидным в общем-то правилом: больше попадай, меньше пропускай. Его удары достигали цели чаще, чем удары соперников. Своего тренера и боксерское прошлое Розенбаум до сих пор вспоминает с восторгом: «Именно бокс воспитал во мне массу положительных качеств: уверенность в себе, железную волю, характер. У меня до сих пор боксерская стойка, и на сцене я корпусом работаю».

Далеко не все знают, что настоящая фамилия Григория Филипповича Кусикьянца – Кусиков. «Это правда, – признался однажды Кусикьянц, – я же родом из Армавира, коренной кубанский армянин, фамилия семьи на самом деле Кусиковы. В школу пошел, звался Кусиковым, потом на завод, в институте везде Кусиков, а вышел уже Кусикьянцем. Ничего не поделаешь, именно так товарищ Сталин решал национальный вопрос. Вышло постановление партии – всем народам необходимо иметь национальные фамилии. Мой товарищ Чеплаков превратился в Чеплакянца».

К боксу он приобщился с детства, а вот тренером решил стать после гибели товарища, с которым разоружил бандитов, грабивших сберкассу. И тогда Кусикьянц решил, что приемами бокса должен не только он владеть.

Выпускник знаменитого Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта, Григорий Кусикьянц перед войной работал на кафедре физвоспитания медицинского института в Ростове-на-Дону. В 1941-м добровольцем ушел на фронт, стал начальником охраны аэродрома Горелово под Ленинградом, был контужен взрывом бомбы. После выздоровления – начальник военно-допризывной подготовки МВД. В 1944-м после ранения и госпиталя – инструктор пожарно-технического управления, а затем преподаватель физподготовки в управлении милиции Ленинграда.

С 1945 года Григорий Филиппович продолжил тренерскую деятельность в боксерской секции спортивного общества «Динамо». Здесь раскрылся его талант педагога, умение в новичке разглядеть будущего чемпиона, стать ему учителем, другом, отцом.

...Боксерская секция Ленинградского пограничного училища, в котором учился Валерий Попенченко, будущему олимпийскому чемпиону сразу как-то не приглянулась. И решил Попенченко оставить ринг и заняться барьерным бегом, за занятием которым на гаревой дорожке «Динамо» застал его Кусикьянц. Уговорил, убедил вернуться в бокс.

– Видел, как ты на барьерах валандаешься. Но ты же боксер. А боксер боксирует. Хочешь?

«Вернувшись, как блудный сын, душой в бокс, я не мог вернуться в него фактически, – вспоминал Попенченко. – Возникала новая дилемма. Кусикьянц ее разрешил просто. Он, на мое счастье, оказался как раз из тех, кто, обладая огромной душевной щедростью, был способен на подобную простоту: он сам стал ходить в училище. Выхлопотав у командования разрешение, Кусикьянц начал тренировать меня в свое свободное время. Он не обольщался моими первыми успехами, не сулил скорого блестящего будущего. Он не скрывал, что впереди еще тьма тяжелой, требующей всех сил работы, что впереди долгая, упорная и трудовая борьба, но он верил в меня и всячески поддерживал во мне самом эту веру.

Я только тогда был спокоен на ринге, если в моем углу, за канатами, стоял с полотенцами в руках Кусикьянц, мой Филипыч! Он как бы разделяет со мной трудное чувство ответственности. И тогда почти не волнуешься за исход поединка, тогда все душевные силы сосредоточены на одном – на самом бое, на борьбе за победу.

Хороший тренер – это не только профессия; тренер – часто и товарищ, и друг, и, если хотите, действительно отец, как, например, это было у нас с Кусикьянцем».

Один из ветеранов бокса рассказывал: «Помню, на бой Григорий Филиппович выводит Попенченко к рингу, они страшно ругались. Валера на ринге, гонг к началу первого раунда, и тут Филипыч, как любовно величали его ученики, ущипнул его за задницу! Валера просто озверел – и нокаутировал соперника в самом начале первого раунда. А после они с Кусикьянцем радостные обнялись, будто ничего и не было».

Их альянс признали не сразу. Кусикьянца обвиняли в том, что он не может поставить Попенченко технику по классическим канонам бокса, при которой правая рука должна прикрывать корпус от живота до подбородка, а левая – вытянута вперед. У Валерия же обе эти функции выполняла левая рука, а правая находилась на уровне пояса и чуть ли не сзади. Кусикьянц, в отличие от некоторых тренеров, считал, что самобытность – штука не только не вредная, но и не лишняя. «Филипыч вообще не признавал классическую стойку, – рассказывал Николай Сигов. – Считал, что это зло, с которым надо бороться. Ведь она моментально выдает атакующие намерения боксера. «Кто предупрежден, тот вооружен», – любил повторять тренер. Он постоянно внушал нам, что атака должна быть быстрой и неожиданной».

Прогрессивный и колючий Кусикьянц, да еще со своими нестандартными методиками, оказался неугоден многим чиновникам из Госкомспорта. Его пытались одергивать, причем весьма своеобразно. Так, в конце 60-х годов с него сняли звание заслуженного тренера СССР. Дело в том, что у одного из членов сборной Ленинграда, отправлявшейся в зарубежное турне, на таможне обнаружили некоторое количество незарегистрированной валюты. Такие случаи не были редкостью – спортсмены часто шли на нарушение закона, чтобы прибарахлиться за рубежом. Кое-кто попадался. Одним за это давали по рукам, другим прощали. Кусикьянца, как главного тренера сборной, решили наказать по полной программе, чтобы впредь неповадно было своевольничать. Так были наказаны и лишены должностей старших тренеров своих команд Арменак Алачачян – баскетбольного ЦСКА и Никита Симонян – футбольного «Спартака». От чиновничьего безразличия страдали чаще нерусские наставники советских спортсменов. Отобранное звание, кстати, Кусикьянцу удалось вернуть лишь спустя двадцать лет.

С учениками он нянчился, шлифовал. Заставлял Попенченко колоть дрова, плавать, следить за балетом, учиться жонглировать, играть в шахматы, в которых тот так преуспел, что тогдашний чемпион мира Михаил Таль предрекал ему гроссмейстерское будущее.

«Сильных боксеров много, умных мало», – любил он повторять. Не случайно многие из его воспитанников после окончания спортивной карьеры получили ученые степени. Тот же Попенченко стал кандидатом технических наук, готовил докторскую диссертацию. Получил кандидатскую степень и Николай Сигов.

...Григорий Филиппович скончался на 88-м году жизни. Последние полгода он тяжело болел. Прикованный к постели, не сдавался, читал стихи, шутил. До последней минуты сохранял светлую голову и удивительное жизнелюбие. «Боксер не должен сдаваться», – любил повторять. Таким мы его и запомнили, Григория – сына Филиппа из славного рода Кусиковых-Кусикьянцев, из чьего гнезда выпорхнуло немало знаменитостей. Это и друг Сергея Есенина – поэт-имажинист, автор знаменитых романсов Александр (Аршак) Кусиков, чей стих «Бубенцы» вошел в Антологию русской поэзии, а романс «Обидно, досадно» («Черная роза») до сих пор входит в репертуар многих эстрадных звезд. Прославил род и внук его брата Рубена – Александр Добровинский – кандидат юридических наук, победитель конкурса «Лидер года» в номинации «Лучший адвокат России 2003 года», чемпион России по гольфу 2002 года, президент Московского гольф-клуба, один из самых известных коллекционеров советского фарфора.

Имя Григория Кусикьянца увековечено на Аллее Славы звезд спорта в Красносельском районе С.-Петербурга. Говорят, лучшая память о человеке – продолжение его дела. Еще при жизни Филипыча его последователи и ученики Юрий Королев, Роман Алахвердян и спонсор Александр Иванов создали на базе Красногвардейской ДЮСШ

С.-Петербурга клуб его имени. Они и Николай Сигов стали инициаторами боксерских состязаний, посвященных памяти великого наставника. Ежегодно на ринге Дворца творчества проводится юношеский международный турнир – Мемориал Г.Ф. Кусикьянца. Перед началом состязаний юные боксеры возлагают цветы к могиле легендарного тренера на Серафимовском кладбище, эпитафия на камне гласит:

«Нет человека, сделавшего для бокса более...»

С любовью и благодарностью друзья и ученики

Александр Григорян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля