№6 (350) июнь 2022 г.

Год русской классики

Просмотров: 646

Нынешний год Ереванский русский драматический театр им. К.С. Станиславского объявил Годом русской классики. Примечательно, что под конец 84-го театрального сезона здесь с успехом прошла премьера чеховской комедии «Вишневый сад» в постановке художественного руководителя Карена Нерсисяна. А до конца 2022 года ереванский зритель встретится с героями «Женитьбы Бальзаминова» по мотивам пьесы А.Н. Островского. «Также у нас на подходе русская народная сказка «Царевна-лягушка» для детей», – отметил Карен Юрьевич, одновременно подчеркнув, что считает ее самой что ни на есть русской народной классикой.

Примечательно, что акцент на русскую классику в национальном театре сегодня более чем актуален, поскольку в мировых масштабах Запад применил санкции к России не только в сфере экономики, но и культуры. Где-то отменяют Чайковского, где-то Достоевского или Толстого. «Думаю, что это необдуманное решение скоро исчезнет, как пена. Неприемлемо разграничивать по этническому признаку Шекспира, Мольера, Достоевского. Или Гете и Шиллера, которые оказались одной национальности с Гитлером. Гении принадлежат мировой культуре», – говорит собеседник. Кстати, судя по афише ереванского драмтеатра, здесь довольно демократично относятся к «национальному вопросу». За те четыре года, которые прошли с момента назначения Карена Нерсисяна художественным руководителем, театр представил 19 новых спектаклей армянских и зарубежных авторов: англичанина Шекспира, французов Мольера и Дидье Карона, армянина Туманяна, американца Дона Нигро, японца Коки Митани, пани Эльжбеты Хованец, итальянца Гаспаре Дори, русского Чехова. А на перспективу у художественного руководителя – планов громадье. Причем, по его собственным словам, на театральной площадке есть место и академичным, и экспериментальным, и демократичным спектаклям.

Особое место в этом ряду занимает русская классика, уделить внимание которой худрук планировал в Ереване изначально. В этом плане опыт у Карена Юрьевича имеется, поскольку в его творческом арсенале уже были поставленные в других странах чеховские «Чайка», «Иванов», «Вишневый сад». Причем жанр последней пьесы сам Чехов определил, как комедию. Впервые она была представлена в Московском художественном театре 17 января 1905 года. А присутствующего на премьере Антона Павловича под овации зала приветствовали В.И. Немирович-Данченко и К.С. Станиславский. Это одна из самых известных пьес Чехова, написанная на пороге первой русской революции. Как вспоминал Станиславский, писатель искал «чудесное» название для своего творения. «Антон Павлович продолжал смаковать название пьесы, напирая на нежный звук «ё» в слове «Вишнёвый», точно стараясь с его помощью обласкать прежнюю красивую, но теперь ненужную жизнь, которую он со слезами разрушал в своей пьесе. И я понял тонкость: «Вишневый сад» – это деловой, коммерческий сад, приносящий доход. Такой сад нужен и теперь. Но «Вишнёвый сад» дохода не приносит, он хранит в себе и в своей цветущей белизне поэзию былой барской жизни. Такой сад растет и цветет для прихоти, для глаз избалованных эстетов. Жаль уничтожать его, а надо, так как процесс экономического развития страны требует этого», – писал он в своих мемуарах.

«Вишневый сад» является вершиной творчества А.П. Чехова. Созданное в последний год его жизни считается прощальным посланием великого драматурга человечеству. Его герои перед надвигающейся катастрофой продолжают жить жадно, весело, отчаянно, продолжают любить, ссориться, плакать, пировать. Спектакль перекликается с нынешними реалиями, когда идет процесс переформатирования привычного уклада жизни уже в нашем веке. А это значит, что, несмотря на свой почтенный возраст, суть послания понятна современным зрителям. Премьера в Ереване прошла при аншлаге, и, по мнению присутствовавшего на показе посла России в Армении Сергея Копыркина, спектакль состоялся.

«А вот мы пришли с подругой и с интересом следили за всеми перипетиями героев на сцене. Дома же обсудили Раневскую, Гаева, Лопахина, игру актеров. Но больше всего взволновала концовка, вернее, беспечность, с которой, уезжая, господа позабыли в доме лакея. Горькая судьба... А может, они это сделали специально, чтоб потом вернуться?» – размышляет в надежде на счастливый исход старшеклассница армянской школы Виктория Ованнисян. И если девочка отреагировала на спектакль желанием прочитать пьесу и рассказы Чехова в книге, то, значит, спектакль затронул или, как говорят теперь, зацепил подрастающее поколение. Не менее интересным было и мнение взрослых зрителей, больше походившее на аналитическое переосмысление. «Это мое любимое произведение, с которым я знаком еще со школы. И на мой взгляд, все персонажи вышли реалистичными и близкими к оригиналу. Особенно правдивым получился Фирс. Именно таким я его и представлял. Молодцы артисты! Великолепная игра! Это большая творческая удача, в чем непосредственная заслуга режиссера», – поделился своими впечатлениями учитель русского языка из Москвы Виталий Степанов, одновременно добавив, что уверен в долгой театральной жизни спектакля.

По словам Карена Нерсисяна, они действительно ничего не придумывали из головы, а старались полностью следовать каждому слову, каждой букве пьесы. «Наша версия максимально приближена к Чехову, именно к тому, что транслирует автор. Мы не пытались что-то придумать. Нет. Мы просто шли за Чеховым, не сокращая ни одного слова и следуя его ремаркам. Они настолько мощные, настолько выпуклые, что позволяют сделать спектакль живым. Мне кажется, такого «Вишневого сада», как у нас, еще не было. Думаю, он будет идти долгое время. Конечно, в дальнейшем что-то будет меняться: иногда какие-то сцены будут получаться более ярко, а на следующем показе что-то другое будет более внятным. К тому же не стоит забывать, что у нас есть и второй актерский состав, который также задействован в спектакле», – говорит режиссер. Без сомнения, столь бережное отношение к классике предопределило успех спектакля на армянской сцене. Причем не только среди ереванцев, но и гостей столицы из стран ближнего зарубежья. «Уже сейчас ощущается новый приток зрителей, что очень приятно. Порой у нас складывается ощущение, что это мы приехали на гастроли, – шутя резюмировал такое «нашествие» собеседник. – Просто иногда замечаю, что значительная часть зрителей в зале – россияне. Вижу их позитивную реакцию». А это значит, что родившиеся в другой стране и живущие в другой ментальности люди в чужой для них стране восприняли шедевр мировой культуры без ссылки на национальность.

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля