№10 (354) октябрь 2022 г.

Любим – не любим, или По следам одного социологического опроса

Просмотров: 1492

Международный республиканский институт (IRI) США (признан в России нежелательной организацией) опубликовал результаты социологического телефонного опроса (с разделением по операторам мобильной связи в соответствии с их долей на рынке), проведенного в Армении среди 1499 респондентов с 10 по 21 июня с.г., который был проведен Центром аналитических исследований (CISR) при том же институте. Погрешность выборки не превышает плюс-минус 2,5%. Уровень ответов составил 22%.

К сожалению, авторы, анализирующие общественные настроения в стране, вынуждены ориентироваться на данные опросов именно IRI, т.к. другая организация (Gallup International Association), регулярно проводящая социологические опросы и публикующая их результаты и которую в Армении возглавляет Арам Навасардян, также не является источником сведений высокого уровня достоверности.

При этом известно, что ряд посольств, в том числе США и России, и некоторые государственные структуры также регулярно проводят социологические опросы, но не публикуют их результатов.

В сложившейся ситуации пресса и аналитики вынуждены ориентироваться на результаты опросов IRI. Во многом, но не во всем, эта ситуация схожа с тем, что происходит в Грузии, хотя там в этой сфере возможности несколько больше, чем в Армении.

Итак, главные вопросы, на которые ответили респонденты, не могут не вызывать интереса в диаспоре, в том числе российской.

Лишь 31% респондентов считают, что Армения движется в правильном направлении, при этом в опросе мая 2021 года так считали 43%. Снижение этого показателя более чем существенное. При этом 42% полагают, что страна движется не в ту сторону (20% – в мае 2021 года), еще 27% затруднились ответить (37% – в 2021 году). Таким образом, налицо своеобразная выкристаллизация общественного мнения, особенно с учетом снижения численности тех, кто затруднился с ответом. Тем не менее следует отметить, что число респондентов, которые полагают, что страна движется в неправильном направлении, существенно ниже числа ответов на аналогичный вопрос в 2000-х гг., когда так полагали, причем достаточно устойчиво, свыше 60% опрошенных.

Другой важный вопрос, который был поставлен Центром аналитических исследований, был о самой важной проблеме, стоящей перед страной. При этом респонденты имели возможность дать два ответа на этот вопрос, ранжируя их по важности. Так вот, 54% респондентов вывели вопросы связанные с национальной безопасностью и ситуацией на границе на первое место, а еще 11% – на второе. Таким образом суммарно (65%) вопрос национальной безопасности и ситуации на границе занимает бесспорное первое место. Второе место со значительным отставанием занимает вопрос политической нестабильности (соответственно 10% первых ответов и 9% вторых).

Боевые действия, начавшиеся на границе в ночь на 13 сентября, которые были инициированы Баку, указывают на то, что приоритет общественного мнения относительно безопасности, прежде всего границ страны, полностью оправдан. Еще раз подчеркнем, что опрос проводился в июне, т.е. почти за три месяца до событий. Более того, если вопрос безопасности границ не будет урегулирован, не будет обеспечена хотя бы относительная безопасность граждан, проживающих в приграничной полосе, то позиции премьер-министра Пашиняна ослабнут как на внутриполитической площадке, так и на переговорах, и это прекрасно осознают в Баку.

Другие вопросы, стоящие перед страной, получили от респондентов куда меньший рейтинг. К примеру, проблема бедности суммарно (первый + второй ответ) – всего 8% (2 + 6), притом что, согласно официальной статистике, без малого 30% населения страны живут в бедности. Сопутствующие бедности темы получили суммарно большее внимание. Так, проблемы экономического развития – 16% (5 + 11) и уровень жизни, высокие цены – 16% (4 + 12). И это притом что высокий уровень инфляции захлестнул весь мир, а в самой Армении он также исчисляется почти двухзначной цифрой (9,3%). Весьма интересно также то обстоятельство, что вопросы состояния демократии волнуют только 4% респондентов (2 + 2).

Обратимся к рейтингам различных политических лидеров. Респонденты должны были дать ответ относительно каждого представленного в списке лица, а именно: относятся ли они к нему однозначно положительно, в какой-то степени положительно (два показателя, входящие в положительный суммарный), в какой-то степени отрицательно, однозначно отрицательно (два показателя также входящие в отрицательный суммарный), никогда не слышал об этом человеке, затрудняюсь ответить.

Итак, во власти:

– суммарный положительный рейтинг премьер-министра Никола Пашиняна составляет 53% (22 + 31), его суммарный отрицательный рейтинг 33% (11 + 22);

– суммарный положительный рейтинг спикера парламента Алена Симоняна составляет 34% (8 + 26), его суммарный отрицательный рейтинг – 37% (25 + 11);

– суммарный положительный рейтинг президента Ваагна Хачатряна составляет 24% (8 + 26), его суммарный отрицательный рейтинг – 15% (6 + 9). При этом 44% (!) опрошенных заявили, что ничего не знают об этом человеке. Впрочем, аналогичная проблема с «узнаваемостью» есть и у других должностных лиц из правительственной команды. К примеру, министра здравоохранения Анаит Аванесян не знают 44% респондентов, вице-спикера парламента и главного переговорщика по вопросу нормализации отношений с Турцией Рубена Рубиняна не знают 50% респондентов, губернатора области Ширак Назели Багдасарян не знают 63% респондентов, а заместителя главы постоянной парламентской комиссии НС по труду и социальным вопросам Эрикназ Тигранян не знают аж 77% респондентов. И это притом что госпожа Тигранян уже 4 года занимает кресло депутата парламента. На наш взгляд, «узнаваемость» политиков при предыдущих администрациях, особенно в 1990-е годы, была зримо выше.

В титульной, точнее парламентской оппозиции все выглядит куда более проблемно. Так:

– суммарный положительный рейтинг экс-президента Роберта Кочаряна составляет 23% (7 + 16), его суммарный отрицательный рейтинг – 61% (12 + 49);

– суммарный положительный рейтинг экс-президента Сержа Саргсяна составляет 19% (2 + 17), его суммарный отрицательный рейтинг – 63% (15+48);

– суммарный положительный рейтинг вице-спикера парламента, лидера уличной оппозиции Ишхана Сагателяна – 12% (2 + 10), его суммарный отрицательный рейтинг – 60% (13+47);

– суммарный положительный рейтинг бывшего лидера парламентской фракции «Честь имею», бывшего депутата парламента и бывшего директора Службы национальной безопасности, который собственно и начинал уличные акции парламентской оппозиции, Артура Ванецяна – 12% (2 + 10), его суммарный отрицательный рейтинг – 64% (14+50).

При этом 64% респондентов в стране не доверяют никакому политическому деятелю в Армении. Для справки: рейтинг доверия премьер-министру Пашиняну – 16%, только 3% опрошенных доверяют второму президенту Армении Роберту Кочаряну, а 7% назвали иных лиц, 10% затруднились ответить.

Еще один важный момент, связанный с конституционной реформой. 66% респондентов поддерживают проведение конституционной реформы. При этом 40% респондентов являются сторонниками президентской (32%) и полупрезидентской (8%) формы правления, а сторонниками парламентской республики являются лишь 16%. 43% – неопределившиеся либо полагающие, что форма правления не имеет решающего значения.

В итоге:

– малоэффективны и труднореализуемы на практике требования сил и групп, имеющих суммарный отрицательный рейтинг, превышающий 60%, об отставке премьер-министра и объединении вокруг лидеров, имеющих рейтинг доверия в пределах 3%. Для того чтобы добиться смены власти в Армении, изначально становится актуальной ротация оппозиции, прежде всего парламентской (на деле она стала уличной). Тем более в качестве альтернативы действующей власти должны выступать новые или относительно новые лица, которые не связаны с нынешней властью и парламентской оппозицией, которые несут новые идеи. Претенденты на власть должны выбираться не по принципу «любим – не любим», а по способности того или иного лидера управлять страной, представлять и реализовывать серьезные политические программы и программы развития;

– напряженность в регионе бывшего советского Закавказья является лишь следствием глобальных, тектонических сдвигов в мировой политике. На фоне специальной военной операции России по защите республик Донбасса США и их союзники крайне заинтересованы в создании перманентной дуги нестабильности вокруг России (Косово, Приднестровье, Карабах и армяно-азербайджанская граница, Центральная Азия пр.). Именно так надо оценивать ситуацию. И вопли отдельных деятелей в Ереване и в некоторых кругах диаспоры о том, что надо выйти из ОДКБ, порвать отношения с Россией и выйти из ЕАЭС, с призывами о членстве в НАТО, по своей сути являются призывами к тому, что Армения должна стать союзником Турции. Которая между тем в последней редакции «Стратегии национальной безопасности» охарактеризована как страна, которая «...проводит недобрососедскую политику в отношении Армении, продолжая блокаду, отказываясь устанавливать дипломатические отношения без предусловий, отрицая, а в отдельных случаях оправдывая геноцид армян», и «...незаконное применение силы Турцией в отношении соседних стран и народов в свою очередь угрожает стабильности широкого региона и делает ее возможные действия против Армении еще более непредсказуемыми». Это строки из официального документа, и он, во всяком случае пока, не изменен;

– в самой Армении и диаспоре должны понять, что все заявления международных организаций, касающиеся ситуации на границе с Азербайджаном, будут в рамках парадигм «ребята, давайте жить дружно», «озабоченности», «неприемлемости» и т.п. В этих заявлениях Азербайджан и Армения будут ставиться на одну доску. Таковы международные институты, они хотят быть посредниками, а не занимать чью-либо сторону в конфликте. Кстати, в Баку это очень хорошо понимают. В этом контексте совершенно бессмысленна критика России, которая также является посредником. Она не может открыто держать сторону Армении – так, как это делает Турция в отношении Азербайджана. Поэтому-то позиция Анкары в этом конфликте мало кому интересна, т.к. все знают, на чьей стороне она играет. Если армяне хотят, чтобы Москва помогла им, то они не должны требовать, чтобы она публично заняла сторону Еревана в этом конфликте.

От редакции

Результаты опроса, проведенного Международным республиканским институтом (признан в России нежелательным) свидетельствуют, во-первых, о снижении доверия к Пашиняну, антирейтинг которого, впрочем, еще не достиг критического уровня. Пока его выручает еще большая непопулярность в обществе парламентской оппозиции, отождествляемой с бывшими властями. Надежда на появление некой «третьей силы» едва ли оправдается, что опять-таки следует из результатов опроса: почти половина граждан не знают даже собственного президента. Практически полный отрыв правящих элит от общества – общая беда постсоветских стран, и не только, однако в случае с Арменией она приобретает критический характер в силу нерешенных проблем безопасности, которые граждане выводят на первое место (даже в сравнении с проблемой бедности). Фрустрация и подавленность после событий 2020 года далеко не преодолены, их обратная сторона – уходящие в «свисток» малопродуктивные эмоции. Тем не менее робкая надежда на формирование дееспособных структур гражданского общества и территориальной самоорганизации все же остается.

Илья Погосов

Москва – Ереван – Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты