№10 (354) октябрь 2022 г.

Владимир Федорович: Надеюсь, оценка МАГАТЭ ситуации по Запорожской АЭС будет объективной

Просмотров: 3811

Интервью с советником председателя исполкома общероссийской общественной организации «Российский союз спасателей», заместителем директора учебно-методического центра Россоюзспаса Федоровичем Владимиром Рюриковичем.

– Владимир Рюрикович, Вы в очень интересной и полезной сфере работаете – Вы спасаете людей. И наша встреча посвящена этой теме. Ваша организация практически выполняет те же функции, что и МЧС. Расскажите, пожалуйста, подробнее о функциях Вашей организации.

– Наша организация является общероссийской общественной организацией, и ее задачи – популяризация спасательного дела; защита интересов спасателей разной ведомственной принадлежности и статуса: профессиональных, ведомственных, добровольцев; участие в проведении поисковых, аварийно-спасательных работ, в гуманитарных операциях. Мы ведем различную работу по всем этим направлениям. Например, в рамках программы по социальной защите мы сейчас внесли в Государственную Думу уже разработанный законопроект по изменению пенсионного законодательства, чтобы уравнять в правах спасателей, которые работают в Министерстве по чрезвычайным ситуациям, и спасателей, которые работают в региональных, муниципальных и ведомственных спасательных службах. У них разные критерии, согласно пенсионному законодательству, и мы сейчас хотим их уравнять.

– Ваша организация является общественной. Большинство ее членов помогают на добровольных началах. При этом у вас очень много филиалов и представительств по всей России. Расскажите поподробнее об этом.

– У нас по России 80 региональных отделений, в которых состоит более 20 тысяч человек. Членами нашей организации являются как профессиональные спасатели и пожарные, так и добровольцы из совершенно разных организаций и структур. Всех нас объединяет одно: мы хотим развивать спасательное дело на современном профессиональном уровне и помогать стране и тем структурам, которые профессионально этим занимаются. Ни в коем случае не подменяя государственные структуры, а дополняя их по целому ряду направлений.

– Не могу не спросить о проводимой сейчас специальной военной операции на территории ДНР, ЛНР и Украины. Вы спасаете людей, которые оказались в тяжелом положении. Ведь в ходе военных действий случаются и пожары, обрушения, гуманитарные катастрофы и другие экстремальные ситуации. Как вы работаете на этих территориях?

– Помощь ДНР и ЛНР Россоюзспас оказывает с 2014 года. Первые гуманитарные конвои, которые туда зашли – как раз и были конвои нашей организации. В настоящее время мы активно работаем в республиках и на освобожденных территориях. Как Вы знаете, туда откомандированы люди из федеральных и региональных аварийно-спасательных формирований. Многие из них являются членами нашей организации. Кроме того, мы сейчас проехали по освобожденным территориям, оценили там обстановку, и на этой неделе планируется гуманитарный конвой в Запорожскую область, в город Бердянск, с целью помочь в оснащении пожарно-спасательных частей, которые там остались. В данный момент в частях очень сложное положение. Практически нет ни пожарно-технического вооружения, ни личного оснащения, никаких документов. Мы стараемся помочь в исправлении данной ситуации. В дальнейшем мы планируем выехать для обучения сотрудников работе на новейшем оборудовании, современными методами, действиям в условиях, в которых они сейчас оказались. Потому что деятельность пожарных частей в прифронтовом районе и в условиях мирного времени несколько отличается.

– Кроме пожарного дела, в каких еще операциях по спасению людей участвуете?

– Представители Россоюзспаса принимали участие в ликвидации наводнений на Дальнем Востоке, в Иркутской области и других регионах России. Принимаем участие в тушении лесных пожаров. Сейчас наши ребята уехали в Рязанскую, Ивановскую и Нижегородскую области на борьбу с огненной стихией. Добровольцы общественных спасательных формирований Россоюзспаса занимаются активной профилактической работой, заступают в дежурные смены, помогая населению при чрезвычайных ситуациях. Необходимо отметить, что Российский союз спасателей организован теми людьми, которые в свое время создали в 1989 году Российский корпус спасателей, на базе которого потом был создан ГКЧС РСФСР, а в дальнейшем – МЧС России.

– То есть у истоков вашей организации стоят те же люди, которые участвовали в создании спасательной структуры в нашей стране?

– Например, первый вице-президент нашей организации, человек-легенда Кабанов Геннадий Васильевич, заслуженный спасатель России, работает в Пензенской области 42 года, с момента создания им поисково-спасательной службы Пензенской области. Во главе нашей организации находятся профессиональные спасателя с большой буквы: президент Россоюзспаса Мингалеев Салават Галимджанович – заслуженный спасатель РФ, вице-президент Курсаков Александр Валентинович – заслуженный спасатель России. Необходимо отметить, что звание заслуженного спасателя присваивается в индивидуальном порядке Указом президента Российской Федерации. Председатель высшего совета Россоюзспаса Дударев Алексей Германович тоже давно в системе. У нас нет случайных людей. Все они являются специалистами высокого уровня, которые совмещают профессиональную и общественную деятельность.

– Мы говорили о пожарах, о наводнениях. А вот атомные электростанции, которые сегодня находятся под обстрелами ВСУ... Скажите, насколько опасна ситуация вокруг Запорожской АЭС? Также хотелось бы обсудить ситуацию, произошедшую в 2020 году, во время второй Карабахской войны. Тогда Минобороны Азербайджана пригрозило, что может нанести высокоточный ракетный удар по Мецаморской АЭС, которая находится в 37 километрах западнее столицы Армении Еревана и в нескольких десятках километров от границы с Турцией. Скажите, насколько опасны бывают боевые действия вблизи АЭС?

– Разумеется, любая атомная станция – это объект, как сказано в международном законодательстве, содержащий опасные силы. Хотя АЭС сами по себе, в силу их технологий, в силу того, как они развивались, это одни из наиболее безопасных объектов промышленности. Во всем мире сформулированы достаточно жесткие требования к строительству и эксплуатации станций. И обстрелы данных объектов нарушают эти правила и международное право.

Само сооружение и технология постройки доказали свою надежность в 1988 году при землетрясении в Армении. Тогда станция не пострадала, ведь она была построена из расчета, что это потенциально сейсмически опасная зона и АЭС должна выдержать землетрясение в 9,5 баллов. Поэтому она устояла. Не было ни утечки и никаких других проблем с этим объектом. Дело в том, что, помимо реакторов, о которых все говорят, на самих станциях идет сложный технологический цикл: привозится ядерное топливо, выгружается отработанное топливо. И все это в ходе цикла хранится на самой станции. То, что повредят сами реакторы – возможно, но гораздо опаснее повреждение хранилища топлива. Они менее защищены. На самом деле, разумеется, это не будет «Чернобылем». Той глобальной катастрофой, которая была в 1986 году. Но загрязнить прилегающую территорию из-за взрыва, выброса радиоактивного материала – вполне возможно. Может быть небольшой выброс летучих веществ вроде цезия-137 или радиоактивного йода. Но это не будет большой очаг.

Самое страшное – это реакция людей, в первую очередь – формирование панических настроений. Вы сами понимаете, очень страшно, когда люди живут в постоянном страхе, напряжении. И так хватает условий боевых действий, а тут еще как бы угроза некоего радиационного инцидента, который в головах людей очень здорово преувеличивается. Но повреждения могут быть. И какие-то выбросы потребуют потом проведения дезактивационных работ, ведения аварийно-спасательных работ и аварийно-восстановительных работ. Кроме того, если будет повреждена станция, то на громадной территории может отключиться электричество. А это уже может привести к другим техногенным авариям, которые не связаны напрямую с атомной энергетикой.

– Всё же Вы владеете информацией, насколько вероятно повреждение Запорожской АЭС? А представители МАГАТЭ, которые приехали, могут воздействовать на то, чтобы атомную станцию не обстреливали?

– Начнем с того, что любая структура, будь то природная или рукотворная, имеет свой запас прочности. Если в нее долбить, то в итоге она разрушится. Вопрос в том, сколько для этого необходимо применить сил. Атомные станции строятся с большим запасом прочности, но опять же если нарушать правила техники безопасности при использовании или эксплуатации, то можно разрушить и реактор.

Приезд МАГАТЭ очень важен. Я думаю, они увидели реальную ситуацию. Пока я не видел официального заключения. Необходимо обратить внимание на то, что там оставлен инспекторский состав для дальнейшего детального

изучения ситуации. Я очень надеюсь на то, что доклад МАГАТЭ будет написан объективно. А дальше все зависит от политических решений и вменяемости руководства с той стороны. Когда мы сейчас заходили на ЗАЭС, мы ее взяли под охрану. Обстрелы происходят с украинской стороны.

– Владимир Рюрикович, давайте вернемся к деятельности вашей организации. Чем Россоюзспас занимался в последнее время? Расскажите что-нибудь интересное из опыта Вашей работы.

– Помимо того, о чем я уже рассказывал ранее, у нас идет ежедневная кропотливая работа внутри каждого региона. Сейчас закончился купальный сезон. Во многих регионах России наша организация выставляла общественные посты на водоемах, в зонах купания, зонах отдыха, где купание запрещено. Выставленные посты ведут профилактическую работу, занимаются спасением людей. В этом году у нас обошлось без неприятностей, но в Новосибирске было спасено несколько человек из воды. В прошлом году представители Россоюзспаса спасли троих человек на водоемах города Москвы. Также у нас проходит большое количество контрольных противопожарных рейдов по частному сектору. Мы обеспечиваем безопасность многих общественных и массовых мероприятий, выставляем противопожарные посты для обеспечения безопасности.

Что касается нашего учебно-методического центра. В 2021 и 2022 годах мы провели подготовку почти пятисот человек – представителей гарнизона федеральной противопожарной службы города Москвы. Наши представители работают в общественных советах при главных управлениях МЧС по регионам. Я являюсь членом Общественного совета при Главном управлении МЧС РФ по городу Москве. Мы участвуем в качестве членов аттестационных комиссий в аттестации аварийно-спасательных формирований и присвоении статуса спасателей в разных регионах. Дударев Алексей Германович – в Пермском крае, Коледа Мария Васильевна и я – в Москве, Кабанов Геннадий Васильевич – в Пензе. Курсаков Александр Валентинович, вице-президент Россоюзспаса, – создатель целого вида спорта: многоборья спасателей, который уже включен в единую спортивную классификацию и в рамках которого присваиваются спортивные разряды и звания мастеров спорта.

– А что входит в это многоборье?

– Там есть несколько видов: пятиборье, четырехборье, троеборье. Это дистанция, например, техногенная, на которой отрабатываются действия участника многоборья по решению определенных учебных боевых задач при техногенных авариях: - завалы, пожары, очаги химического загрязнения и так далее. Природная среда – наводнение, поиск человека в природной среде, работа на водоемах. Спортивный этап – кросс и силовые упражнения. Отдельно проходит водолазный этап.

– Ваша организация помогает жителям Донбасса. Как социально защищены добровольцы, которые идут от Россоюзспаса и действуют на пожарах и в любых чрезвычайных ситуациях на той территории? Ведь в ходе своей работы они могут получить увечья и травмы. Как организована работа спасателей?

– Направляемые нами куда-либо спасатели застрахованы в силу законодательства. Я сейчас говорю даже не про работу на территории ДНР и ЛНР, там мы защищены в силу указа президента. Принимать участие в аварийно-спасательных работах имеют право только аттестованные спасатели. И требования ко всем спасателям РФ – неважно, профессионал это или доброволец – абсолютно одинаковы. Программа профессиональной подготовки спасателя – минимум 273 часа, в ряде регионов она расширена. Обязательно прохождение медицинской комиссии и комиссии психиатров. Не просто заключения, справки, что нет психических заболеваний, а именно заключение психиатрической комиссии, что человек может работать в качестве спасателя. Потому что спасатели подвергаются серьезным психологическим нагрузкам. После того как люди прошли обучение, они должны пройти аттестацию в специальных комиссиях, где им присваивают статус спасателя. Только после этого их имеют право допустить к работе при проведении аварийно-спасательных мероприятий.

Например, в Москве у нас есть одна уникальная организация – общественное поисково-спасательное формирование «Спасрезерв». Она коллективный член нашей организации. Там работают только добровольцы. В основном их привлекают для решения социальных задач. У них по Москве около двух тысяч выездов в год, что сопоставимо с количеством выездов полноценного подразделения аварийно-спасательной пожарной части. Но там работают только добровольцы. Город им помогает, выделяет технику и все необходимое. Мы их оснащаем, предоставляем им форму. Причем заступают в смены и выезжают только аттестованные спасатели, водители с допуском управления спецтехникой. Это пример того, как все это можно организовать.

– Кстати, я знаю, что Вы по первой профессии врач. И во время землетрясения в Армении Вам очень понадобилась Ваша профессия.

– Да. Я туда приехал как врач-радиолог. Там выполнял свои задачи. Слава Богу, именно по этой профессии мне работать не пришлось.

– Владимир Рюрикович, мы говорим об очень интересных и важных вещах. Потому что сегодня жизнь и здоровье людей – это самое главное. Расскажите под конец нашей беседы об участии Россоюзспаса в путешествии по рекам от Охотского моря до Северного Ледовитого океана. Что это был за проект?

– Эта экспедиция была совместным проектом Русского географического общества и нашего Якутского отделения. Руководитель отделения – Николай Александрович Находкин – очень интересный человек, ранее долгое время был руководителем республиканской аварийно-спасательной службы. Является кандидатом биологических наук.

Данная экспедиция была организована потому, что ранее считалось невозможным из Тихого океана пройти до Северного Ледовитого по внутренним рекам. А они показали, что это сделать можно. На небольших катерах с оснащением они прошли эти маршруты.

– По внутренним рекам из Охотского моря до Северного Ледовитого океана? То есть они прошли по всей восточной части страны...

– И через Якутию вышли наверх. Сейчас они тоже два с половиной месяца путешествовали по Северному Ледовитому океану, недавно только закончили. Мы проводим подобные экспедиции. Спасатели поднимаются на Эльбрус, на другие вершины. Среди нас очень много активных людей, которые проводят разные экспедиции.

– Владимир Рюрикович, большое спасибо Вам за интересную беседу. Я надеюсь, что очень нужная и полезная деятельность Россоюзспаса будет все меньше востребована. Ведь если будет меньше востребована, значит, будет меньше чрезвычайных ситуаций и в России, и на тех территориях, которые нам близки.

– Вы знаете, тут я скажу немножко по-другому: лучше пусть у нас будет меньше чрезвычайных ситуаций, а работы у нас все равно будет много, потому что если нет ЧС, то мы занимаемся профилактикой этих чрезвычайных ситуаций и их предупреждением. Потому что, как Вы помните, наш девиз гласит: «Предупреждение. Спасение. Помощь». Вот предупреждение – это очень важная составляющая.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты