№10 (366) октябрь 2023 г.

Виктор Кривопусков: Меня не впустили в Армению за проарцахскую позицию

Просмотров: 4024

Интервью с Виктором Кривопусковым – президентом российского общества дружбы и сотрудничества с Арменией, доктором социологических наук, профессором

– Виктор Владимирович, 24 августа Вы прилетели в Ереван, но Вас не впустили в Армению, заявив, что Вы нежелательная персона. Как Вы это восприняли? И, по Вашему мнению, какова причина вот такого демарша?

– Добрый день. Честно говоря, даже сейчас трудно передать мое состояние, когда офицер погранслужбы, а для меня это было уже определенным знаком, длительное время держа мой паспорт в своих руках и глядя в монитор компьютера, встал и пошел для консультации со стоящей невдалеке группой офицеров. Я понял, что что-то здесь не так. А тем более когда после этого меня пригласили в специальную комнату и там сказали, что для того, чтобы мне предоставить право пройти границу и выйти в город, потребуется какое-то время, в связи с тем, что есть определенные вопросы. Вот это состояние и предчувствие неприятного... Я по этому паспорту летал не только в Армению, но и в другие страны. Поэтому никаких технических проблем здесь быть не могло. Я понял, что возникла ситуация, которая связана с рассмотрением моей персоны для пребывания в Армении. После истечения 4 часов мне было сообщено, что я являюсь нежелательным лицом для пребывания в Республике Армения.

Причин, оснований мне сообщено не было. Я человек просвещенный в этом деле – работал советником посольства в Республике Армения с 2009 по 2013 год включительно, я понимал, что в данном случае эти причины мне и не будут озвучены. Паспорт мне, естественно, не вернули и перевели в зал вылета для последующего решения вопроса, скажем так – о моей депортации в Россию. Вполне понятно, что я за время пребывания в неведении направил короткую информацию друзьям о том, что я задерживаюсь, причины этого неизвестны. Они приехали, естественно, меня встречать, тут же сориентировались. Я прилетел в 5:45 утра, а в 8:14, как меня проинформировал один из моих давних друзей и товарищей, он направил письмо послу России в Армении, в котором сообщил о факте задержки и просил немедленно оказать содействие в выяснении причин.

– Посольство России как-то отреагировало?

– Немедленно. Я хочу выразить искреннюю признательность и благодарность послу РФ в Республике Армения Копыркину Сергею Павловичу, который тут же включился в ситуацию. Благодаря этому в последующем ко мне приехал сотрудник посольства, оказал содействие в том, чтобы мне как можно скорее переоформили билет. Я прилетел внутренним рейсом «Аэрофлота» и собирался таким же рейсом 30 августа вылететь из Еревана в Москву. Но в связи со всей этой ситуацией сотрудник посольства помог мне оформить другой обратный билет, и около 14:00 мне предоставили возможность пройти в самолет и вылететь в Москву.

Поскольку я социолог, доктор социологических наук, для меня всегда в житейской или в критической ситуации первым вопросом является не «за что?», «когда?», «зачем?», а «почему?»

– Вы нашли на него ответ?

– Я прекрасно понимаю, что мотив всего произошедшего – политический. Я знаю, что я ничего не нарушал, тем более в отношении армян, в отношении Армении – ни в прошлом, ни сейчас. Я не мог нарушить что-то, за что мог заслужить депортацию из Армении. Поэтому в ходе поиска ответа на вопрос «почему?» я для себя определил однозначно – это сегодняшняя политика руководства Армении по отношению к Нагорному Карабаху, к армянам Нагорного Карабаха. И она общеизвестна. Я здесь не открываю ничего нового. Вполне понятно, что моя причастность к событиям 1990-х годов – после событий в Сумгаите, Баку и тех процессов, которые проходили в том числе в период первой так называемой теперь Азербайджано-Карабахской войны – она очевидна. Более того, по этому поводу у меня написана книга «Мятежный Карабах», еще в 2003 году. Сейчас она переиздана уже в четвертый раз. Общий тираж около 20.000 экземпляров. Там все сказано. Но случилась вторая война, а между ними тоже были тяжелые дни у армян Карабаха. И конечно, мои чаяния, мои публикации, которые были – они посвящены Карабаху.

Я могу подчеркнуть только одно, и это чрезвычайно важно: я никогда не критиковал – это принцип нашего общества – и не критикую армян и даже армянское руководство – ни прежнее, ни настоящее. Мною сейчас подготовлена к изданию новая книга – «Азербайджано-Карабахская война 2020» – в ракурсе предыдущей моей книги «Мятежный Карабах», где опубликовано 15 статей, написанных в период 44-дневной войны. Я критиковал руководство Российской Федерации и факты исторического развития русско-армянских отношений. Но там же всегда указано, что мы не критикуем, потому что мы за армян. Мы – я имею в виду наше Российское общество дружбы и сотрудничества с Арменией.

– Получается, что Вы никогда не критиковали руководство Армении. И даже сейчас, в последнее время.

– Ну, сейчас то я критикую, конечно. Защищая свои интересы.

– Я имею в виду не сегодня, а до того момента, как Вас развернули на границе. Вы всегда защищали интересы армян Нагорного Карабаха. Получается, что Вы делали только положительные шаги. И Вы хотите сказать, что за это Вас не пускают в Армению? То есть за прокарабахскую, проарцахскую позицию Вас не пускают в Армению?

– Я полагаю, что это именно так. Факт, что Никол Пашинян отказался от Нагорного Карабаха и признает границы Азербайджанской Республики.

– Прокарабахскую и проарцахскую позицию занимают 99% армян всего мира. Значит, всех армян не надо пускать в Армению?

– Армяне разберутся, как говорится, между собой. Но то, что об этом говорит русский человек, который, наверное, неплохо знает историю и, конечно, просто не согласен с ситуацией по отношению к армянам Карабаха, вокруг Лачинского коридора... Я Карабах прополз фактически на коленях. Мне каждый метр карабахской земли известен, каждое село, потому что в 90-х годах я был там начальником штаба оперативно-следственной группы МВД СССР в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР.

Я впервые тогда оказался в Карабахе, но, пробыв там неделю-другую, понял, что уже тогда, в советское время, там творились неправедные дела по отношению к армянам Карабаха.

– Это все понятно. Давайте вернемся к нынешнему времени.

– Сегодня 44-дневная война еще не оценена, она не получила должной оценки, вообще никакой оценки даже со стороны России. То, что она была неправильной, то, что она была спровоцирована, что просто Ильхаму Алиеву очень хотелось, чтобы он был самым высочайшим героем и победителем. Хотя какая победа, над чем? Он сравнивал агрессию в Карабахе с Великой Отечественной войной, и он даже эту войну назвал оте-

чественной. Но мало-мальски грамотному человеку понятно, что нельзя поступать таким образом. Он даже начало войны сделал почти по-гитлеровски.

– То, что Вас не пустили в Армению, это такой торт с вишенкой, подарок для Алиева.

– Наша деятельность связана всегда с какими-то фиксированными моментами – либо это книга, либо это статья, либо это публикации по поводу проведенных мероприятий, которые наше общество проводило и организует во взаимодействии с армянскими общественными организациями. Вольно или невольно сталкиваешься с оценкой того, что делается против Карабаха или на границе с Республикой Армения.

– Виктор Владимирович, мы знаем все Ваши заслуги перед Арменией и армянским народом. Но меня интересуют дальнейшие шаги. Как Вы считаете, Вы обратитесь в суд? Есть ли определенные юридические договоренности между Россией и Арменией для подобных случаев? Даст ли обращение в суд какой-то результат или нет? Вы согласитесь с тем, что Вы – персона нон грата, или будете бороться за то, чтобы отменить это решение?

– В данном случае такого суда совести просто нет. А ведь это может быть только суд совести. Кроме того, меня активно защищает наша страна и нота протеста была направлена руководству Республики Армения с требованием объяснить причины запрета моего пребывания в Армении. Это даже отражено на брифингах МИДа и в ведущих лентах новостей. Фактически сейчас эта работа идет на уровне нашего МИДа. Есть и другие мои соотечественники с подобной проблемой – Константин Затулин, Маргарита Симоньян, другие общественные и политические деятели, которым въезд в Армению запрещен – оказывается, таких людей не так уж и мало.

– Да, среди них есть не только россияне, есть и французы, и канадцы…

– Да, в данный момент набирается хорошая компания, в которую я попал.

– Это уже почетно.

– Но для меня есть одна юридическая тонкость, которую мне мои друзья-юристы прокомментировали. И скорее всего мы будем подавать обращение в суд по поводу того, что я был не уведомлен на границе России о том, что я невъездной в Армению. В связи с чем я понес моральные и финансовые потери. Пусть там не бог весть какие большие деньги, но билеты сегодня в Армению стоят достаточно дорого. В этом мире не все меряется деньгами, но поскольку затраты произведены и я понес материальный ущерб – это является основанием для подачи иска на правительство или на первое лицо правительства Республики Армения. А вот тут уже вступает в силу и моральный ущерб.

– А Вы уже определили сумму морального ущерба? И в какой валюте – в рублях, в долларах, в евро, в драмах армянских?

– Еще нет. Честно говоря, я еще ни разу с такими вопросами не сталкивался и не измерял сумму, в которую надо оценивать моральное падение тех людей, которые должны нести за это ответственность.

– Думаю, что сумма морального ущерба настолько для Вас велика, что эта цифра, наверное, даже не с десятком нулей, а больше.

– Тут скорее вопрос не в цене, пусть она будет хоть 1 рубль, а в факте того, что будет признана вина тех, кто принимал решение о запрете моего пребывания в Армении. Это уже будет удовлетворение для меня, а это самое главное.

– Особенно если этот рубль будет вычтен из его зарплаты. Скажите, пожалуйста, Виктор Владимирович, Ваше отношение к Армении и к армянам от этого действия армянской власти как-то изменится?

– Вы знаете, я не хочу навлекать на пограничников Армении какого-то негодования со стороны политиков и руководства этой новой власти. Ко мне с их стороны было самое благоприятное отношение. Более того, офицеры подходили ко мне, благодарили за книгу «Мятежный Карабах», цитировали даже какие-то моменты из книги. С их стороны было самое внимательное и доброе отношение. Я знаю еще и другое, что мои друзья, там их собралось где-то более десятка, они провели своего рода митинг в аэропорту, с обращением к руководству аэропорта, чтобы меня выпустили, с вопросами, на каком основании я задержан. Единственное, что их успокоило – что ко мне отношением доброе, самочувствие у меня нормальное. Более того, в зале вылета ко мне подходили простые люди, с которыми я вообще не знаком, видимо, поднявшаяся вокруг этого факта информация дошла до многих из них – современные коммуникации это позволяют. Они подходили ко мне с пожеланием спокойствия, с добродушным отношением, пожимали руку.

– Вы будете продолжать дальше Вашу позитивную деятельность в отношении Армении и Арцаха?

– Конечно. Наоборот, сейчас мне даже больше хочется успеть сделать то, что нужно для спасения прежде всего армян Карабаха. Ну а историческая память – она всегда является краеугольным камнем в любых моих действиях. Когда ты знаешь историю и знаешь сущность твоей принадлежности к любому вопросу в этой связи, то ты не можешь бездействовать. А теперь надо просто быстрее все это делать. Наша общественная организация на следующей неделе будет собираться и определяться по нашей деятельности здесь, в России, для работы среди армянской диаспоры. Мы видим, что мы много чего не сделали, что привело и к смене режима в Армении, и к изменениям в российско-армянских отношениях, и к тому, что в Москве руководство Армении говорит одно, уезжает отсюда – и действует совсем по-другому.

Мы понимаем, что наше руководство сегодня занято глобальным противостоянием с Западом. Но я хотел бы обратиться к нашим чиновникам, к тем, кто определяет сегодня работу с Республикой Армения: нельзя тормозить, ведь ничто не оправдает потом, что кто-то был занят чем-то другим. У них есть святая должность, и эта их святая обязанность должна исполняться без всяких оглядок на что-то.

– Какая это обязанность?

– Прямая. Обязанность развивать российско-армянские отношения на искренних, честных, взаимоуважительных условиях. Почему мы позволяем, например, руководству Азербайджана называть армян оккупантами? И никто не возразил. Например, на последнем саммите глав государств стран СНГ Ильхам Алиев без зазрения совести называет армян оккупантами. Кто позволяет у нас в России, для россиян, демонстрировать, что армяне – оккупанты? Кто войну развязал через два дня после распада Советского Союза?

– Армяне в Нагорном Карабахе живут на своей земле. Какая оккупация?

– Исторически слово «азербайджанец» появилось только в 1936 году, с появлением первой российской Конституции. Это Сталин в поисках, как обозначить местное население национальной республики, назвал это слово. И если бы Ильхам Алиев родился бы, предположим, 30 декабря 1935 года, он был бы в паспорте записан либо как кавказский татарин, либо просто мусульманин. Это же ведь надо знать.

– Виктор Владимирович, не кажется ли Вам, что Ваша история может послужить определенным примером – ведь Вы не первый и не последний общественный деятель, дипломат, известный человек, который подвергается в Армении на границе такому неправильному отношению? Чтобы пресечь это, может быть, Министерство иностранных дел России создаст какой-то документ или какое-то письмо для того, чтобы люди, которые едут туда, во всяком случае из России, не оказались в такой вот неопределенной ситуации, чтобы были заранее оповещены о том, что они персона нон грата в Армении?

– Я хочу надеяться, что наша дипломатия не то что дорастет, а встанет на защиту интересов наших граждан. Что такое этот факт по отношению ко мне как к человеку? У нас же 150 миллионов человек. Но это Россия. И позволять безответственно поступать по отношению к гражданам России… У нас многое сейчас сделано для того, чтобы защищать даже тех, кто находится незаслуженно, например, в тюрьмах, в той же Америке, отстаивать их права, спасать этих людей. Но нельзя пропускать и такие моменты.

Мы русские, и мы должны за себя стоять твердо. И это слышно в речах нашего президента. Остается все это реализовать. И я полагаю, что скорее всего так и будет. Для этого и создана общественная организация, чтобы помогать государству. Наша государственная политика должна быть очень твердая, четкая и ясная. Россия – государство демократичное. Оно должно быть защищено не только на границах, нашими пограничниками, но и каждый гражданин России должен быть защищен, где бы он ни находился.

– На этих прекрасных словах и пожеланиях я бы хотел закончить наше интервью и хотел бы сказать в завершение, что любой патриотичный армянин всегда хочет, чтобы Россия была сильной и русский народ имел самый высокий жизненный уровень, потому что от благосостояния русского народа и России зависит судьба Армении и армян. Это не только мое мнение, это мнение существует с 1820 года по сегодняшний день.

– Я не согласен. Это началось еще до эпохи великой княгини Ольги. Еще с 956 года нашей эры. И конечно же очень четко и твердо было заявлено Петром I. И вот эти заветы Петра I – их надо помнить, чтить и исповедовать.

– Согласен. Но я говорил о том, что каждый армянин так думает. А как Петр I думал – это достойно большого уважения.

– А кто к нему принес эту идею? Исраэль Ори. И не от себя, а от имени тех же армян Карабаха, если брать по большому счету.

– Виктор Владимирович, большое спасибо. Очень надеемся, что в ближайшем будущем дорога в Армению для Вас будет не только открыта, но и устлана очень дорогим ковром. Спасибо.

– Спасибо Вам.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты