№10 (366) октябрь 2023 г.

Патриот Армении может и должен быть патриотом России, и наоборот

Просмотров: 5077

Интервью с председателем Демократической партии Армении, координатором движения «Вместе» («Миацум») Арамом Саргсяном

– Арам Гаспарович, Вы постоянно проживаете в Армении и чувствуете лучше нас, что происходит в стране, которая оказалась в очень тяжелом положении. Сегодня 120-тысячная армия Азербайджана стоит на границах и каждую минуту может нарушить суверенное пространство Республики Армения. Это вызывает тревогу не только среди жителей Армении, но и тех армян и друзей армян, которые проживают за пределами Армении. Как Вы как общественно-политический деятель расцениваете эту ситуацию.

– Как Вы отметили, это вызывает очень большую тревогу. Может быть, в Ереване, в центре, Вы этого не заметите нигде и никак. Странная совершенно ситуация: когда опасность нависла над страной, определенная часть народа считает, что их это мало касается. Это происходит оттого, что нынешняя власть в Армении не смогла, не захотела донести важность собирания всего потенциала нации, чтобы суметь сохранить страну и народ.

– Под народом Вы имеете в виду не только жителей Армении, но и все 10–12 миллионов армян, которые проживают во всем мире?

– Естественно. Как раз это и есть нация. А нация не объединена, не объединена конкретной целью или идеей, она совершенно разрозненна. Ситуация такая, поскольку сама власть не умеет и не хочет этого объединения. Я считаю, что в первую очередь не хочет, потому что для этого есть все возможности. Такое было единство в 1988 году, когда начиналось Карабахское движение! То есть практически ничего не изменилось с того момента, цели не были достигнуты, Арцах не стал частью Армении. Благодаря каким-то политикам и горе-политикам. Это пока оставим в стороне, сейчас будем говорить о сегодняшних реалиях. Так вот, сегодня единственный путь – чтобы наши друзья, тем более первый союзник – Россия, которая должна бы быть помощницей нам в этом вопросе, и сам армянский народ объединились. И народ четко представил, зачем он это делает и чего он хочет. В правовом отношении армянский вопрос требует справедливости. Но требовать – это одно, а добиваться – это совершенно иное. Поскольку нет этой комплексной программы, мы сейчас оказались в этом состоянии. Но вы посмотрите, в чем на самом деле опасность. Тандем Азербайджан – Турция. Алиев все время старается показать, что он пророссийский, никогда, видите ли, не предаст Россию, но на самом деле факт остается фактом, что формируется новый Туран. То есть весь вопрос в том, когда он окончательно географически сформируется. Потому что практически они с Эрдоганом уже много сделали для этого.

– В данном случае Армения – это кость в горле для Турана.

– Да, кость в горле. В том-то и дело, что эта маленькая территория мешает просто географически им объединиться. И все понимают, что Азербайджан никак не мог бы победить Армению даже при нынешней власти, если бы не Турция, которая перед 44-дневной войной взяла на себя всю ответственность за командование всеми азербайджанскими силами, если бы она не привела в Арцах боевиков из Сирии. Об этом говорил Нарышкин, об этом говорили Усачев, Лавров.

То есть, собственно говоря, все это было известно, и армянская власть тогда никак не отреагировала на призывы из Москвы. Когда вам говорят, что Турция из Сирии перевезла 2000 боевиков на территорию Нагорного Карабаха – это говорится из Москвы главным разведчиком страны, – он намекает на то, что, если вы обратитесь к нам официально, мы будем иметь право прийти туда и бороться против них.

– Да, Россия имела право вмешаться в эту историю.

– Асад так и сделал в свое время. То же самое предлагала Москва Армении.

– Но Пашинян этого не сделал.

– Пашинян этого не сделал. Причем я могу Вам сказать, что я в этом вопросе принимал определенное участие и тогда говорил о том, что надо откликнуться соответственно по этим позициям. Более того, Путин спрашивал во время этого конфликта, почему Армения не признала независимость Нагорного Карабаха (он же дважды об этом говорил, четко и прямо, публично).То есть не было сделано то, что дало бы право вмешаться и помочь Армении – а это очень важно, чтобы в правовом отношении сторона, которая хочет быть вам полезной, могла это сделать.

– То есть вмешательство было бы легитимным?

– Да, легитимное право действовать именно так. По международным правилам против международного терроризма можно действовать независимо от того, на какой территории конфликт, поскольку это террорист. И он там не один, их там было целых 2000 человек, и они угрожали и России тоже. Потому что они могли «растечься» по границе и дойти до Дагестана и дальше уже в Россию. То есть было понятно, какая опасность существует. Я возвращаюсь к вопросу о том, что власть сама стремится раздробить нацию и делает это с первого дня.

– Да, мы помним – на белых и черных.

– Да, на белых и черных. Борьба, видите ли, с коррупцией или с тем, что было в прошлом. В прошлом очень много было плохого. Мы были критиками всех трех президентов Армении. Тут скрывать-то нечего. Но вопрос в том, как ты это делаешь. И ради чего ты это делаешь. И когда сейчас появляется такая скрытая коррупция, когда фонды вдруг получают крупные суммы от деловых людей, возникает вопрос: с какой целью?

– Или с Запада получают.

– Это тоже очень важный момент, да. Хвастаются тем, что бюджет вырос в два раза, что они асфальтируют 500 километров дорог, как будто это великое достижение. Речь идет о том, что нам сейчас необходимо повышать обороноспособность страны и в первую очередь – объединить народ, чтобы он мог сам себя защищать.

– Вернемся к вопросу о том, что сегодня 120.000 вооруженных азербайджанцев стоят на границе с Арменией и каждую минуту могут войти. Что делает Армения сегодня?

– Что делает армянская власть сегодня? Она, как милостыню, просит у всех и говорит: «Ой, придите меня защитите! Скажите Азербайджану, что нельзя так делать!»

– А кому она так говорит? России, против которой она все время выступает? Или когда гуманитарную помощь Украине оказывает?

– Это другой вопрос.

– Это не другой вопрос!

– Я имею в виду – с их точки зрения. Они обращаются в ООН, в Евросоюз, в Брюссель, оттуда куда-то еще…

– Оттуда идут послания: «Нельзя, нельзя!» – и все! А если войдет Азербайджан, кто будет конкретно защищать? И как – словами?

– Сто европейских наблюдателей, которые будто бы сейчас стоят на границе с Азербайджаном с армянской стороны, да? Они должны зафиксировать, что Азербайджан, ай-яй-яй, как плохо себя ведет.

– Более того, по-моему, эти наблюдатели уже направлены на границу Армении с Ираном.

– Да, и туда тоже.

– Это не наблюдатели, а может, уже и шпионы. Которые шпионят за иранскими силами.

– Всякое может быть. Мы сейчас должны думать о том, как обуздать, как сдержать эту агрессию реально. То есть мы сейчас стоим на пороге еще одной возможной войны. Которая, кстати говоря, имеет целью на сегодняшний день полностью избавиться от армян Арцаха, и параллельная цель – захватить Сюник.

– Получается большая война.

– Да, региональная война.

– На территории Армении.

– В том-то и дело, что с 1996 года (я еще статью писал по этому поводу) карабахский конфликт – это уже не локальный конфликт. Он может стать основой для формирования такого регионального конфликта, который перерастет в очень большую войну. Потому что туда будут вовлечены не просто страны этого региона (Азербайджан, Армения, Иран, даже Грузия при всей ее нейтральности), но это будет и Россия, естественно, это могут быть некоторые страны арабского мира, которые есть в регионе, тот же самый Китай – им тоже очень сильно невыгодно, чтобы турки дошли до Уйгурской границы. Индия не хочет, Пакистан ввязался… Вы знаете, что есть уже Исламский союз такой, где Турция, Пакистан, Малайзия вместе, имеют уже соответствующее объединение и так далее. То есть представьте себе, какой пожар там будет!

– Арам Гаспарович, но где же все-таки выход из этого положения? Что делать конкретно?

– Во-первых, с этой властью в Армении каши не сваришь, поэтому надо менять. Добиваться того, чтобы была комплексная смена власти в Армении. Очень быстрая, очень аккуратная, без каких-либо потрясений.

– Это возможно?

– Да. Сейчас объясню. Это необходимо. Причем единственная дорога – это отставка. Пашинян должен сам понять или ему должны будут так «объяснить», чтобы он понял, что надо уйти, потому что дальше будет великая трагедия.

– Как Вы представляете смену власти?

– Дело в том, что, если все считают, что только ереванцы или только Армения должна своими силами выдавать такую возможность – это большая ошибка. Армянский народ – снова подчеркиваю! – армянская нация, не какие-то там дяди и тети, а именно армянский народ должен понять, что стоит перед выбором. Что сейчас делать? Для того чтобы смена власти произошла, нужна смена, которая придет после этой отставки.

– Да, но кто же придет? Главный вопрос.

– Когда мне начинают говорить о том, а кто конкретно, один человек, я говорю: в той Конституции, которая уже принята после 15-го года, я вас уверяю, с этими полномочиями кто бы ни пришел, он будет примерно такой же, какой уже сейчас есть. Во-первых, нельзя сейчас выборы проводить в Армении. Это самоубийство просто. Сейчас должно быть сформировано временное правительство, это должен быть политический совет. Это временное правительство и политический совет должны иметь одинаковую политическую программу. Эта программа должна быть антикризисной. Я считаю, что это тот период, когда стране придется объявлять чрезвычайное положение, и полтора года как минимум – это временное правительство, которое должно выводить страну из этого кризисного состояния. После чего должны быть проведены новые выборы. Ни одна страна – США это будут или Евросоюз – ни одна страна не будет выступать как сторона конфликта. Она будет вынуждена войти в этот регион только в том случае, когда разрастается этот большой пожар. А единственная страна, у которой интересы совпадают с интересами реальной Армении, а не нынешней, – это Россия. У армян с русскими никогда не было конфликтов. Они друг против друга не воевали никогда!

– Не было даже конфликтов интересов.

– Они не воевали друг против друга никогда! Они воевали вместе! Скажите, где сейчас Западная Армения, где персидская Армения? Осталась единственная – Восточная Армения, которая вошла в состав России! Это факт!

– А народ понимает то, о чем Вы говорите?

– Вы знаете, сейчас очень сложно говорить о целом народе. Всегда так было. Я могу привести несколько примеров из 1995, 1996 и 2000-х гг. Мы выступали против власти, на улице Баграмяна в Ереване шел массовый митинг, а внизу на Московской шла совсем обычная жизнь. Я хочу сказать, что так же будет и сейчас. Потому что есть масса, которая при любой власти себя чувствует хорошо.

– Пашинян подает в отставку. Какие силы – политические, общественные – потенциально могут прийти к власти?

– Это только те патриотические силы, которые не ставят во главу угла высокие должности, потому что сейчас те, кто будет брать на себя ответственность, – это камикадзе, потому что очень сложная ситуация.

– Есть эти люди реально?

– Реальные люди всегда есть, надо, чтобы они знали, как объединение должно произойти. Они должны четко представить себе цель, и это должен быть локомотив.

– А он есть, этот локомотив? Сегодня он должен уже стоять на основном пути.

– Он есть. Это не призыв к какому-то перевороту и так далее. Это реальная оценка ситуации, когда опасность нависла над страной в целом и когда власть не может на эту опасность ответить.

– То есть принудить власть подать в отставку.

– Да, власть должна сама решить этот вопрос. Если она хочет доказать, что она адекватная, патриотичная власть, то должна пойти именно по пути объединения нации.

– Но власть не будет подавать в отставку?

– Вот-вот, об этом я и говорю. Если этого нет, тогда часть нации, которая понимает, что этого нет, должна добиваться именно смены власти. Но снова повторяю: это абсолютно не призыв к насильственной смене власти.

Что касается того, почему вдруг такой крен в сторону Запада, посмотрите, как это случилось. За 30 лет мы отдали своих детей на воспитание Западу. Это основная часть тех, которые сейчас сидят в парламенте, в разных муниципалитетах и властях. Они прошли эти тренинги так называемые.

– Даже в силовых структурах.

– Да, всюду. То есть системная работа была проведена. Когда говорят: «Сорос, Сорос» – это такая ширма.

– «Сорос» – это такое объединенное понятие зла.

– Да, там работают сектанты, очень большая группа, которая всегда идет на поводу у власти, там есть достаточно серьезная номенклатура, которая кормится за счет этого – она будет работать. Сегодня он очень поднял зарплаты полицейским, они очень охотно служат, не хотят понимать, что происходит.

– Они мотивированы быть за власть.

– Да, они мотивированы, потому что у них есть сегодня достаток, а что случится завтра – неважно.

– Одновременно Запад продолжает активно работать.

– Да, руководитель МИ-6 Ричард Мур приезжает в Ереван. С какой целью – никто ничего не знает.

– Кто-то пригласил?

– Естественно, а может, и без приглашения – что ему. Он, кстати, близкий друг Эрдогана, 3 года работал в Турции.

– Эрдоган разрешил ему приехать в Армению.

– Да, в командировку. Приезжает, там встречается с премьер-министром – хотя и непонятно, почему представитель силовых служб вдруг встречается с официальным руководителем. Максимум он должен был встретиться с нашим руководителем службы международной безопасности. Ну, так или иначе, он встречается с премьер-министром, а потом встречается с секретарем Совета безопасности Арменом Григоряном. Вопрос: о чем они говорят вообще? Потом, через месяц или два, приезжает директор ЦРУ Бернс – друг опять же. Никогда такого не было.

– В случайности, по-моему, уже никто не верит.

– Да нет, никогда не бывает случайностей, случайности – тоже следствие закономерности. Так вот, приезжает, встречается опять же с секретарем Совета безопасности. Потом возвращается в Вашингтон, его привозят в Лэнгли, штаб-квартиру ЦРУ. Вопрос: о каком суверенитете вы вообще говорите? Я серьезно задаю этот вопрос, и в Ереване тоже. О каких ваших суверенных правах вы можете говорить, если это так называемое сотрудничество спецслужб вдруг оказывается на таком уровне. И поэтому возникает вопрос: а это не управление вашей политикой? Это уже такая четкая программа действий. Я почему это спрашиваю? Потому что это не оговорено с народом. Мы не знаем, чего они хотят и что они делают. Эти отговорки о том, что они получили легитимное право во время выборов – это все ерунда.

– Арам Гаспарович, возвратимся к вопросу Арцаха. Сегодня в Арцахе новый президент.

– Да, и мы от своей партии его уже поздравили.

– Но его не поздравил Пашинян. Это что, какой-то специальный демарш? Ну ладно, не поздравил и не поздравил, но какое значение имеет вот эта смена власти в Арцахе? Это первое. И второе: имеет ли это какое-то значение для сохранения Арцаха хотя бы в том виде, в каком он сегодня есть?

– Это самый больной вопрос сейчас, и, собственно, это опять же вина наша в целом, общая вина, что Армения за 35 лет, победив в первой Карабахской вой-

не и заставив Азербайджан заключить бессрочное перемирие, не настояла на подписании безоговорочной капитуляции. Дальше уже в самой Армении мы создали оргкомитет в защиту НКР и сформировали пакет правовых документов, который аргументированно доказывал, что Арцах – исконно армянская территория, во-первых, а во-вторых, она приобрела независимость даже притом что оказалась в составе Азербайджана насильственно, но она по закону Советского Союза от 3 апреля 1990 года получила независимость от Азербайджана в силу вот тех положений, которые существовали в этом законе.

Хочу пояснить ситуацию, потому что Никол Пашинян опять занялся демагогией. Недавно он давал интервью Общественному телевидению Армении и говорил о том, что по Алма-Атинской декларации все государства признали существующие на тот момент границы и поэтому то, что Арцах – не Азербайджан, никто не признал.

Теперь о том, что в реальности. Сама декларация так и называется: «декларация»,и нужно еще понять, что это значит. Это не договор между странами, это всего лишь декларация о создании Союза Независимых Государств.

– Сегодня Лачинский коридор закрыт, и сегодня грузы, насколько я понял, пошли через Азербайджан.

– Один грузовик с российской гуманитарной помощью.

– И к чему это может привести?

– Лачинский коридор закрыт – как объяснить, почему он стал закрытым, ведь с правовой точки зрения мы обязаны это сказать. Почему сложилась такая ситуация? Потому что Пашинян в Праге декларировал, что Армения ранее признавала Нагорный Карабах в составе Азербайджана. Но не было такого. Это пустая демагогия.

Теперь о том, почему все это случилось. В Праге никто его не тянул за язык, но он декларирует, что Нагорный Карабах – это часть Азербайджана. Причем 9 ноября 20-го года, когда принимали то соглашение между тремя президентами, Трехстороннее заявление, там о статусе Нагорного Карабаха написано только одно – что нужно отложить решение на неопределенное время. После того как он заявляет, что Карабах – часть Азербайджана, вопрос статуса снимается.

– Да, сейчас Азербайджан это уже признал. О чем и президент России Владимир Владимирович Путин говорил. Он сказал: «Если вы признаете Карабах в составе Азербайджана – что нам делать?»

– Если Армения говорит, что она ни при чем, печется только о том, чтобы была гуманитарная атмосфера, то есть не влезает в эти политические дебри, то тогда, будь любезна, отойди в сторону и больше никаких заявлений не делай – признаешь или не признаешь. Сегодня это вообще не имеет никакого значения. Просто потому, что сторона Армении уже потеряла право что-то заявлять от имени Нагорного Карабаха или решать за него. Поэтому это очень важный аспект. Я очень бы хотел, чтобы российский МИД и соответствующие службы администрации президента оценили положение с этой точки зрения – лишать ли народ Нагорного Карабаха, Арцаха, возможности реализовать свое право на самоопределение – это самое важное.

Второе: там реально существует ситуация геноцида. Азербайджан своими сегодняшними и прошлыми действиями показывает, что нацелен на геноцид. Это будет называться этническая чистка или еще как-то – но по сути это геноцид. Поэтому тут Россия, разумеется, по соглашению должна быть гарантом безопасности арцахского народа, она не может уйти из региона. Не будем лукавить – мы все прекрасно понимаем, что, если Россия уйдет оттуда, то ее интересы тоже будут ущемлены очень серьезно, потому что, если Турция и Азербайджан сольются в таком тесном объятии, то они сомнут эту маленькую Армению и России придется уйти из этого региона в целом. Это убийственный удар. Потому что дальше турецкая экспансия будет продолжаться в сторону и Северного Кавказ, и Центральной Азии, и Поволжья. Турки этого не скрывают.

– Да, это у них в планах.

– Да, они прямо про это говорят. Карта есть, которую Эрдоган показывал. Турки могут надеть форму азербайджанской армии, и их никак не отличить. Учтите еще и то, что Нахичевань полностью стала военным полигоном. Она полностью под турецкой экспансией. Там даже расчеты ведут в лирах, а не в манатах. Так что здесь очень серьезные ставки сделаны. Я понимаю, что у России своя головная боль с Украиной, поэтому я считаю, что церемониться нельзя. Надо окончательно решать, как поступить. Потому что защитить интересы армянского народа, народа Нагорного Карабаха – значит в определенной степени защитить и интересы России.

– Некоторые армянские политологи и общественные деятели призывают к тому, чтобы арцахцы приобрели российские паспорта. Как Вы смотрите на это?

– Во-первых, я немного коснусь Лачинского коридора и того, как его должны оберегать. Если Армения уже не имеет права влиять на дела Карабаха, то тогда заявление о том, что он – часть Азербайджана, не работает. Поэтому Лачинский коридор, который является зоной ответственности российских миротворцев, под этим предлогом должен быть открыт – это первое. Второе, что касается паспортов: я считаю, что решение, естественно, должны принимать сами граждане Нагорного Карабаха.

– Но и Россия должна понимать, хочет ли она этого.

– Если бы я сегодня влиял на эти процессы и был руководителем страны, я бы, конечно, в первую очередь собрал свой народ, ведь мы должны быть единым государством. Такая возможность все-таки существует, и в этом будет заинтересована сама Россия. Я говорил, что договор от 1997 года между Россией и Арменией должен быть обновлен, исходя из того, что произошли очень серьезные геополитические изменения. За эти 26 лет изменилось все. Поэтому сейчас надо оговорить очень много вопросов. Особенно понятие «союзник». Может, это звучит странно, но до сих пор непонятно, что это значит – что такое «союзник»? Что он должен делать в конкретных случаях?

– Я так понял, что Вы не поддерживаете эту идею российских паспортов?

– Решать за них или говорить им, что делать, я бы не стал. Это мудрые люди, это та часть армян, которые на самом деле стойко держатся своих принципов. Я перед ними преклоняюсь, честно и откровенно говорю. Потому что не каждый вытерпел бы все эти годы – не только последние 35 лет, но все 70, когда они оказались под властью Азербайджана. Поэтому давайте так: они решали свои вопросы, и пусть они сейчас принимают свое решение.

– В Армении создаются разные организации, мы говорили, что Запад очень активен в этом. Создаются десятки и сотни организаций, спонсируемых Западом. На этом фоне мы знаем, что Вы выступили за создание новой пророссийской организации – вот об этом можно коротко рассказать?

– Конечно. Знаете, то, что мы всегда были убежденными сторонниками доверительных суверенных отношений между Арменией и Россией – это факт. Но сейчас ситуация сложилась такая, когда это не только на словах надо декларировать, но и конкретное что-то делать. Поэтому мы инициировали на основе нашей партии и движения «Вместе» («Миацум») формирование вот этого Общества армяно-российской дружбы и сотрудничества.

– Такое общество есть в России, где основателем является Виктор Кривопусков.

– Да, которого мы пригласили, кстати говоря, на презентацию нашего нового общества, а 24 августа – Вы знаете, как это случилось – я вынужден был поехать в аэропорт Звартноц, но ничего не смог добиться, чтобы принять моего друга и гостя.

– Да, его не впустили в Армению.

– Это вообще смешно, понимаете. Это такая несусветная несправедливость, что просто непонятно… Друг армянского народа… Ведь это не просто Кривопусков. Это человек, который в Карабахской войне стоял у истоков и который, реально оценив ситуацию, принял решение быть на стороне армян, добивающихся своей независимости. Более того, он написал книгу «Мятежный Карабах», из-за чего он стал персоной нон грата в Азербайджане.

– Есть организация, которая находится в России, где руководитель – Виктор Кривопусков, и сейчас есть параллельная организация, которая есть в Армении.

– Да. Представителем является наша Жасмин Гевондян – это общественный деятель, очень активный товарищ.

– Цели и задачи?

– Цели и задачи следующие: мы должны снова возродить межличностные, общественные отношения, которые существовали и хорошо работали. Сегодня многие эти связи, которые раньше были на уровне гражданской инициативы и народной дипломатии, разорваны.

– То есть нужно восстановить эти связи?

– Да, определенно, это очень важно. Самое главное – и в Армении, и в России предоставить людям возможность понять суть армяно-российских отношений, особенно молодым, поэтому мы и намерены организовать открытые уроки для молодежной аудитории – об армяно-российских связях и отношениях и так далее. Мы намерены показывать на конкретных примерах, какие были отношения у Армении с Россией несколько сот лет назад, может быть, со времен Грибоедова – как угодно. Приведу пример очень любопытный. Генри Моргентау, который был послом США в Турции в годы Первой мировой войны, в годы геноцида, впоследствии написал книгу «Трагедия армянского народа». Вообще, это учебник для дипломатов, я Вам скажу. Он настолько очевидно показал, как это все формировалось, почему истребили именно армянский народ, и рассказывал о том, какие были отношения у армян с Россией реальные. Любопытна его фраза: «Если вы хотите узнать, как дела идут на фронте – если армяне улыбаются, значит, русские побеждают, а если армяне в этот день очень печальные, значит, у русских дела идут плохо». То есть уже в одной этой фразе сказано о том, какие должны быть отношения.

– Насколько активно Вам мешали при создании этой организации?

– Препон как таковых нет – организация зарегистрирована. Но, допустим, когда мы разослали приглашения, особенно нашим медийным каналам, никто не пришел.

– Испугались?

– Я думаю, это лучший вариант – игнорирование подобного мероприятия, для того чтобы народ не знал о нем. Ведь мало ли что – они же не уверены, а вдруг люди воодушевятся тем, какая правильная организация создалась. Не рекламировать – уже важно.

– Я могу с Вами согласиться в отношении тех провластных средств массовой информации, которые проигнорировали и не пришли. Но есть и немалое количество оппозиционных каналов и средств массовой информации – а они почему не пришли?

– Другие правила существуют, видимо. Не знаю, может быть, они очень были заняты выборами старейшин и так далее. Бог с ними. Пусть это останется на их совести. Но в целом мы всегда готовы к сотрудничеству. Почему мы движение назвали «Миацум». Мы им говорим: «Слушайте, не надо к нам примыкать. Давайте вместе все решать!»

– Вы имеете в виду оппозиционную часть общества?

– Да. Не общества, а именно оппозиционную часть политического общества. Так вот, поэтому все проигрывают, ведь поймите, один человек влиять на ситуацию не может.

– Вы хотите сказать, что сегодня оппозиция разобщена.

– Я констатирую факт. Потому что, если говорить «давайте объединяться» и ничего реально для этого не делать – это ни к чему не приведет. Наше движение предлагало на эти городские выборы, мэра города, идти с единым кандидатом от оппозиции. Причем мы сказали: мы предлагаем кандидатуру Гранта Багратяна, бывшего премьер-министра, прекрасного специалиста. Это раньше я с ним бодался, в те годы, когда он был премьер-министром, а сейчас он крупный, очень хороший специалист по экономическим вопросам.

– Вы имеете в виду, чтобы он стал мэром города Еревана?

– Да. Мы предлагали своего кандидата на формирование этого единого. И предложили нескольким оппозиционным кандидатам сесть за один стол и договориться. Нет, не пошли на это.

– Спасибо за интересную беседу. У Вас есть какой-то тезис в конце нашего разговора?

– Мой тезис – это единство народа. Знаете, я ничего не хочу выдумывать. Это доказано историей, это доказано всеми практическими делами – нужно уметь внушить активной части общества, что именно такое объединение приводит к успеху. Второй тезис – что нет Армении без Арцаха и нет Арцаха без Армении.

– Спасибо за интересную беседу.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты