№11 (367) ноябрь 2023 г.

Ратификация Римского статута как дань уважения Жозепу Боррелю? Стоило ли?

Просмотров: 1966

Римский статут, т.е. договор, учреждающий Международный уголовный суд (МУС) в Гааге, принят на дипломатической конференции в Риме 17 июля 1998 года и вступил в силу с 1 июля 2002 года. По состоянию на март 2023 года договор подписали 137 государств, ратифицировали – 124. Россия подписала статут 13 сентября 2000 года, но до 2016 года не ратифицировала его. 16 ноября 2016 года президент Владимир Путин подписал распоряжение о намерении России не становиться участником Римского статута Международного уголовного суда.

Соглашение подписала и Армения, но, согласно законодательству, международные договоры должны пройти проверку КС, после чего договор ратифицируется Национальным Собранием (НС). Если КС приходит к выводу, что договор противоречит Конституции – он изымается из оборота. В 2004-м договор был направлен в КС. Отмечу, что международная обстановка была более или менее спокойной, особых проблем и давлений не было, и в этих условиях, когда беспристрастности анализа ничто не препятствовало, КС приходит к выводу, что договор противоречит Конституции. В частности, он противоречит судебной системе Армении, поскольку в ней не предусмотрена иная судебная система, кроме тех, которые прописаны в Конституции. Сразу оговорюсь, что Европейского суда по правам человека в Страсбурге это не касается, он входит в договор о членстве в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) и уголовным судом не является. МУС же предполагает, что граждане Армении по уголовным деяниям подсудны, кроме своих судебных инстанций, еще и ему. Дальнейшее прохождение договора по инстанциям, таким образом, было прекращено.

Но 29 декабря 2022-го, в предпоследний рабочий день года, правительство изъятый из обращения документ без каких- либо изменений вновь направляет в КС. Основанием для такого решения было то, что Конституция Армении дважды была изменена – в 2005 и в 2015 годах. Речь идет не о новой Конституции, были всего лишь внесены изменения в старую. Но статьи, по которым Римский статут был признан противоречащим Конституции, изменений не претерпели. Какие-то слова в тексте были изменены, но содержание сохранилось и никакого нового суда в Конституцию не внесено. И КС по логике не должен был принимать уже отвергнутый в 2004-м документ, но он принимается к рассмотрению. Причем в сжатые сроки – в первый же рабочий день 2023-го – 10 января. Для международных договоров срок выдачи заключения составляет 3 месяца, но здесь было решено процесс ускорить и выдать заключение в течение одного. Процедура предполагает назначение докладчика по делу, и председателем КС Арманом Диланяном докладчиком назначается Ваге Григорян, зам. председателя КС, избранный в конце декабря, в преддверии направления договора по МУС в КС. Плюс к остальным своим свершениям Ваге Григорян являлся еще и личным адвокатом Никола Пашиняна по делу 1 марта – попытки «цветной революции» в 2008-м, послужившей генеральной репетицией состоявшегося «бархатного» переворота в 2018-м. Он был первым судьей в КС, который был назначен в 2019-м уже по итогам «цветной революции». Ни у кого не вызывает сомнений, что это было чисто политическое назначение, у Ваге Григоряна не было никакого судейского опыта, он был заменен политической активностью, которую не проявляли другие члены КС. И вообще, работа членов КС предполагает беспристрастность, а не политическую активность. Кстати, ни по назначению Армана Диланяна, ни по назначению Ваге Григоряна нет соответствующих решений, так что они отправляют свои должности де-факто.

В отведенный месяц КС не укладывается, и срок выдачи заключения передвигается на 10 марта. Но и 10 марта заключения еще нет. А 17 марта МУС (Гаага) выдает ордер на арест Путина. Тут оговорюсь, что МУС тоже принимает решения не сразу, они предваряются определенной процедурой, так что есть основания предполагать, что в Армении было известно об ордере еще до его официальной выдачи.

И 24 марта КС Армении приходит к выводу, что Римский статут для нас вполне конституционен. Я думаю, что если бы решение МУС было другим, то КС мог бы не заморачиваться принятием антиконституционного документа. Но, видимо, был политический заказ, и КС не смог устоять перед обаянием заказчиков и пренебрег конституционной нормой.

В оправданиях по принятию Римского статута говорится – на самом верхнем уровне, – что принятие Римского статута не имеет никакого отношения к Путину, он предназначен для наказания Алиева за вторжение на территорию Армении. Алиев нарушил международные обязательства, поскольку тогда действовал международно признанный формат Минской группы, согласно которому вопросы должны были решаться путем переговоров, а не агрессии. Но даже после 44-дневной войны на территорию Армении было предпринято несколько вторжений. Римский статут предполагает наказание виновных, но в том случае, если ратифицировано дополнение, предполагающее наказание за международную агрессию. Однако эти дополнения не то что не прошли проверку КС, они и не были подписаны. Так что Алиев может спать спокойно, этот документ в этом виде к нему отношения не имеет. Кроме того, Азербайджан, как и Турция, не ратифицировал Римский статут. На Южном Кавказе полностью прошла процедуру присоединения к нему только Грузия.

Понятно, что, имея подавляющее большинство в парламенте, партия Пашиняна подпишет любой документ по указке своего лидера, так что сюрпризов в парламенте не было и 3 октября документ был ратифицирован. Теперь вопрос: а что меняется в нашей жизни после ратификации Римского статута? Путина, естественно, никто арестовывать не собирается. Я не представляю этого себе в исполнении не только малой страны, но и большой. Понятно, что ордер выписан по политическим, а не юридическим соображениям. И тогда вопрос: а для чего нам политизированный суд? Причем если он крепко политизирован, то решения в нем принимаются не только по указке сверху, но и подношениями снизу, а в этом смысле мы не конкурент ни Турции, ни Азербайджану. Жозеп Боррель, заместитель председателя Еврокомиссии, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, приветствовал ратификацию, что означает, что мы в европейском тренде. Россия же на уровне МИД заявила, что будет трактовать ратификацию как недружественный шаг, что отрицательно скажется на армяно-российских отношениях, без погружения в детали. И для вящей доходчивости заявила это и послу. Но ход событий это не изменило, и Армения таки выразила свое отношение, получив в актив одобрение Борреля. Этим и исчерпывается позитив, если можно его так назвать, все остальное – в минус. Как кажется, мишенью ратификации является не президент России, о чем было заявлено – притом и дураку ясно, что арест его невозможен, – а армянские экс-президенты, по отношению к которым Пашинян питает мстительные чувства. Они вполне могут пройти, на чем настаивает Алиев, по категории военных преступников. В этом жанре он уже дебютировал в отношении руководителей (сегодняшних и прежних) Арцаха. Сюда могут быть сопричислены министры обороны и вообще все, кто имел какое-то отношение к армяно-азербайджанским войнам. МУС уже имеет юридические полномочия относительно армянской судебной системы, т.е. граждане Армении могут быть судимы и этим судом. Т.е. нынешние власти могут возбудить уголовные дела, которые будут переданы в производство МУС. Как бы международный суд, пусть он и разбирается, а наше дело маленькое – следовать его решениям. Механизм передачи полномочий может быть отшлифован, и Пашинян сможет расправиться с теми, кто ему не нравится, попутно выполняя алиевские заказы.

Теперь о том, почему КС проявляет удивительную покладистость, не боясь нарушения конституционных норм. Ответ тут достаточно прост. Из старого, дореволюционного состава суда остались только двое из девяти, семь судей введены в состав уже по воле революционных властей. Для чего в 2020-м был объявлен референдум по изменению Конституции в части, касающейся состава судей? Мишенью были Грайр Товмасян – председатель КС – и еще шесть судей, полномочия которых было предложено прекратить до истечения их срока. Для того чтобы провести это через референдум, необходимо, чтобы количество голосов «за» составляло не менее четверти от списочного состава участников референдума. Конечно, если голосов «за» больше, чем «против». Но в период подготовки референдума выяснилось, что желающих поучаствовать в нем мало и кворум не будет обеспечен. При этом отмечу, что изменения, не прошедшие референдум, снова выставлены на референдум быть не могут. Выход нужно было искать вне процедуры, и тут помог ковид. В стране, воспользовавшись эпидемией, объявили чрезвычайное положение. В этом случае референдумы отменяются и решения принимает правительство как временные, которые остаются в силе до отмены чрезвычайного положения, после чего должен быть организован референдум. Тем не менее НС принимает решение по одобрению вопросов, выставленных на референдум, что снова является нарушением конституционных норм. Все конституционные нормы, касающиеся судебной власти, могут быть изменены только референдумом, и НС может их подтвердить, но только после состоявшегося референдума. Более того, есть императивное требование в Конституции, согласно которому любые изменения, касающиеся тех статей, которые НС имеет право изменить квалифицированным большинством, все равно должны пройти проверку КС. Ясно, что эти изменения не были представлены в КС на предмет их соответствия Конституции. Т.е. приняли изменения без референдума, на что не имели права, а далее, приняв их, не послали их в КС на предмет их соответствия Конституции. В ускоренном темпе послали изменения на подпись президенту, который самостоятельного значения не имеет, – и всё, Конституция была изменена, а судьи отправлены в отставку. И сразу власть получила большинство в КС – 5 судей из девяти. Дальше уже были уволены еще двое, итого в обновленном составе остались только двое судей из прежних. Уволенные судьи направили свои возражения в Европейский суд по правам человека, но тот, как известно, особенной оперативностью не отличается, и когда будут приняты решения – неизвестно. Более того, трое судей из девяти, Грайр Товмасян, Араик Тунян и Ерванд Хундкарян (он вошел в состав КС в 2020-м и, видимо, остался верен профессиональным соображениям), выразили особое мнение относительно решения КС. Причем содержание «особого мнения» таково, что позволяет предполагать их голосование против решения КС. А пока КС функционирует в том составе, который способен подмахнуть любое решение Пашиняна, как бы далеко оно ни отстояло от конституционных норм. Тут замечу, что первым революционным атакам подвергся именно КС, поскольку все международные договоры должны проходить через него. И, переведя его в ручной формат, можно провести через него все что заблагорассудится. Кроме того, он подтверждает еще и легитимность «народных избранников», что сильно облегчает всяческие выборные фальсификации, учитывая, что КС в лице пашиняновских назначенцев, составляющих большинство, возражений иметь не будет.

Теперь о некоторых последствиях ратификации Римского статута. Насколько его ратификация связана с тем, что российские миротворцы позволили Алиеву вторгнуться на территорию Арцаха, безопасность жителей которого они, согласно Заявлению о прекращении огня, должны были обеспечить – судить не берусь. Последствия мы знаем – мало того что население покинуло Арцах, не надеясь на миротворцев, Алиев еще позволяет себе производить аресты по собственному усмотрению в их присутствии. Демонстрируя удаление от России, Армения тем самым позволяет Алиеву играть роль сердечного друга России, которому в отношении к ней позволено практически все. Вообще говоря, державы мыслят региональными категориями, и в этом регионе мы были наиболее близки России. Военные базы, договоры и т.д. Кроме того, Армения во многом являлась частицей Русского мира как минимум по культуре. Но произошло то, что произошло, и теперь у России возобладал региональный подход. Т.е. не цивилизационная близость, а объем товарооборота. Габалинская радиолокационная станция, находившаяся в ведении России, была закрыта – Азербайджан не продлил аренду, но это, как видим, не ухудшило их отношения. Насчет убийства миротворцев не знаю, но факт, что это никак не отразилось на отношении России к азербайджанскому беспределу.

И тут должно вспомнить четырехдневную войну 2016-го. Встреча в Казани в 2011-м предполагала подписание дорожной карты урегулирования конфликта, по которому Армения возвращала Азербайджану 5 районов из семи, которые должны были быть демилитаризованы, а Арцах получал международно признанный временный статус. Но Алиев документ не подписал, после чего война становилась делом времени, поскольку дипломатический путь решения конфликта его не устраивал. В 2016-м он напал на Арцах, но очень скоро стало ясно, что эшелонированную оборону Арцаха он взломать не сможет. Война продлилась всего 4 дня, после чего Алиеву стало ясно, что нужно взорвать Армению изнутри, что и было с успехом проделано в 2018-м путем «цветной революции». Понятно, что он не управлял ею глобально, для этого есть более поднаторевшие в этом жанре страны, но он был активным ее участником. В частности, 200 млн $ было переведено в Армению на нужды революции только через банки. Тут и обмен конфиденциальными письмами через руководителей спецслужб, о чем заявлял тогдашний руководитель СНБ Ванецян, всего лишь предполагая содержание этих писем. Что в общем-то странно – как профессионал, он должен был ознакомиться с содержанием конвертов, спрятав содержимое переписки в надежном месте. Сделал он это или нет, но далее все развивалось по сценариям Алиева и развивается до сих пор, что означает подчиненную роль Пашиняна в алиевских комбинациях. Алиев не едет на встречу в Гранаде, зная, что там все решится и без него – Пашинян вознамерился отдать ему анклавы, что обеспечит нарушение армянских коммуникаций.

А теперь, после сдачи Арцаха в присутствии российских миротворцев, возникает мысль: а нужна ли России Армения вообще? Может, им вполне достаточно союзника Турции – Азербайджана? Который неминуемо будет ассистировать своему патрону в строительстве Великого Турана с захватом южных регионов России и проникновением в Центральную Азию? Обычно великие державы конструируют регионы независимо от того, кто там в лидерах и как он захватил власть. Бесконечные уступки Турции и Азербайджану могут привести к тому, что Армения утратит суверенитет и к тому времени, когда грянет гром и мужик наконец перекрестится, проблемы, которые придется решать России, могут оказаться много сложнее. Как это уже случилось на Украине.

Пашинян, Зеленский, Саакашвили, как и всякая «цветная революция» – это не выбор народа, а результат манипуляций. Хорошо бы это осознать…

Эдгар Казарян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты