№11 (367) ноябрь 2023 г.

Юрий Ярмак: «Русский мир» – это первоосновная ячейка, вокруг которой можно и нужно объединяться

Просмотров: 4052

Интервью с доктором политических наук, профессором кафедры государственного и муниципального управления и правоведения Института права и управления МГПУ, полковником запаса

– Юрий Васильевич, Вас называют «русским Джозефом Наем», поскольку Вы внесли серьезный вклад в российский научно-политический дискурс, развивая теорию «мягкой силы». Что такое концепция «мягкой силы», каковы исторические предпосылки возникновения этого понятия и как эта теория эволюционировала? Какие вообще существуют стратегии применения «мягкой силы»?

– Я не считаю себя человеком, которого можно было бы сравнить с Джозефом Наем, потому что те взгляды, которые у него существуют на «мягкую силу», и то, как он это рассматривал, передавал ее суть, может восприниматься для российской аудитории и российской истории немножко по-другому.

Дело в том, что, познакомившись с работами Джозефа Ная, я удивился тому, что российская гуманитарная наука, включая психологию, социологию, историографию, педагогику, каким-то образом обделена важным, но очень приемлемым и необходимым для России обстоятельством – полновесным использованием фактора «мягкой силы» в инструментах общественного управления гуманитарного характера. Более того, целенаправленно порой «мягкая сила» как явление не замечается, хотя в той или иной форме параллельно она функционирует с жесткими властными действиями государственных институтов, отдельных персонажей власти. Между тем в истории человечества со времен самых ранних государственных систем – можно сказать, от египетских пирамид – и до «деловых высоток» современных империй «мягкая сила» как бы обрамляет любую власть жесткого концепта.

По моему мнению, использование инструмента «мягкой силы» мы пока в России упускаем. Может быть, подробного разъяснения в широких массах сути «мягкой силы» и не требуется, но понимание этого явления, его воздействующей силы и властных способностей у руководителей гуманитарных программ, кураторов образовательных проектов и директоров просветительных учреждений должно иметься. Понимания этого требуется и от некоторых важных институтов власти, публичных политиков, многих представителей российской элиты.

Мы в реальной жизни можем и должны видеть то, что «мягкая сила» проявляется в большом количестве событий, и нелишне их замечать. Почему? Потому, что «мягкая сила» имеет свойство исподволь, незаметно и опосредованно воздействовать на психику и ум, мировоззрение и поведение людей.

В истории цивилизаций явление существования и использования «мягкой силы», «мягкой, гибкой власти» представлено было давно. Можно упомянуть примеры из Древнего мира, где первенствовали колдуны, шаманы и господствовали культы, обычаи в Средние века, когда тотально действовали и насаждались религиозные духовные оковы, и новое время с его множеством идеологических конструктов. Конечно же в настоящее время механизмы «мягкой силы» значительно изменились как в области прямого идеологического воздействия, так и в области завуалированного формирования психолого-мировоззренческих взглядов населения стран, отдельных социальных групп, влияния этого феномена на разные поколения людей. Гибридные формы информационно-коммуникационного воздействия на человека превышают все прежде привычные уровни, и «мягкая сила» в них «правит бал». Далеко ходить не надо: события на Украине подтверждают колоссальную силу мягких, завуалированных и откровенно ложных форм и способов использования «мягкой силы». Это касается исторических знаний, формируемых в детских садах, школах и вузах, идеологического переформатирования психологии взрослых граждан этой страны, которым вдалбливались в течение 30 лет фантастические образы из прошлого, якобы сокрытого прежде по вине тоталитарного российского государства, а в действительности закладывались в основу тех процессов, что были выгодны Западу. И в указанных обстоятельствах теория Д. Ная была совершенно успешно применена.

Необходимо отметить и еще одну сторону понятия и форму существования «мягкой силы». Она игнорируется очень во многих случаях с точки зрения оценки своего воздействия на человека – это «мягкая сила» искусства. Произведения сферы искусства – это то, что скрытно может формировать у человека мировоззренческие аспекты, настроения, оценки и взгляды на различные социально-политические, экономические, жизненные процессы. Положение дел в искусстве таково, что человечество давно уже далеко ушло от прямого подражания и репрезентации природы, существующей реальности. Через эмоции, духовные конструкты человека «мягкая сила» искусства скрыто, косвенным образом и вместе с тем определенно и серьезно влияет на то, как в обществе могут вызревать те либо иные взгляды на что-то, за или против чего-то. Умелая власть давно превратила культуру и непосредственно многие виды искусства в инструмент системного воспитания нравов, патриотических или враждебных чувств, настроения поддержки или критиканства в людях событий и общественных явлений.

Таким образом, определение «мягкая сила» имеет широкий диапазон того, что ею является. Она существует в разных сферах и в разных формах.

– Можно ли считать, что коллективный Запад эффективно использовал принцип «мягкой силы» против СССР, что и привело в итоге к его развалу?

– Этого нельзя отрицать. Если проанализировать те структуры, которые мы так или иначе относим к коллективному Западу, то в их перечень следует внести широчайший состав правительственных и общественных, специальных и смешанных (гибридных) институтов обеспечения интересов этих стран. Они официально описаны с точки зрения своих функций (разработка и проведение в жизнь ключевых мировоззренческих вешек, методологические обоснования системы работы, организационные и координационные действия, аналитическая, прогностическая и воспитательная работа), но в действительности все выполняют задачи по достижению государственных задач и обеспечению безопасности через обработку людей. В американских штатах система воздействия на психологию отдельного человека, социальные группы, различного рода национально-этнические группы хорошо систематизирована. Несмотря на то, что эти структуры не имеют жестких критериев достижения каких-то серьезных, фундаментальных изменений в обществе, они выполняют функцию поддержания в обществе состояния, когда оно отделено от большой политики. Только в условиях форс-мажорной ситуации они могут так или иначе проявлять в этом свое участие.

Вместе с тем Запад распространяет свои амбиции и желания на остальные части света и стремится формировать тот миропорядок, который выгоден ему. Главным здесь выступает правительство США, и цели желаемого порядка достигаются отнюдь не только реальным положением в международном сообществе этого государства с экономической точки зрения. В использовании находятся самые совершенные средства пропаганды, информации, зримые способы воздействия на психику людей (например военные базы по всему свету демонстрируют силу и «заботливое» участие Америки в судьбах народов), разные формы мягкого влияния, подкупа или откровенного давления без применения военных средств.

В условиях, когда основным оппонентом Соединенных Штатов Америки являлся Советский Союз, главным в целеполагании воздействия на нас было распространение суждений о бесперспективности соревнования социально-политических моделей советского и западного образцов. Приход к власти М.С. Горбачева привел к продвижению либеральных ценностей, которые озвучивались через те или иные персоналии (например А. Яковлев), общественные движения. В то время был принят закон об общественных объединениях, который потом был изменен и дополнен таким образом, что общественные объединения и политические партии разного типа могли бы действовать в правовом поле за исключением тех ограничений, которые накладывала Конституция (например запрет фашиствующей идеологии). В результате сформировались и духовная обстановка, и возможности, когда можно было свободно проповедовать либеральные идеи, доказать, что это и является интересом народа и двигаться следует в направлении их пропаганды.

– Если брать именно нынешнюю реальность, как Вы относитесь к концепции «Русского мира», каковы ее сильные и слабые стороны? Что является или может являться объединяющим ядром для этой концепции?

– «Русский мир» – это, на мой взгляд, как раз обобщенное представление о том, что вокруг России, ее центральных областей, вокруг православия существуют иные дружественные и родственные культуры, народы с ментальностью российских граждан. Вместе с православным народом существует огромное количество наций, национальностей, огромное количество конфессий, этнических элементов, которые согласны с тем, что «Русский мир» – это первоосновная ячейка, первоосновное звено, вокруг которого нужно и можно объединяться. На протяжении веков, на протяжении довольно долгого времени «Русский мир» в тех или иных обстоятельствах доказывал свою высокую устойчивость, превозмогая большие трудности, граничащие с тем, что русское, православное, этническое, национальное или религиозное звено – оно выдюжит и будет существовать, несмотря ни на что.

«Русский мир» так или иначе объединяет тех, кто проживает в средней полосе, в южных частях нашей страны, на Севере, в дальневосточных землях и в других регионах, приглашает людей в общую жизнь и вместе с тем не уничтожает, а дает возможности для их самобытного развития. С точки зрения человеческого фактора это и есть существование некой опоры в виде русского человека, традиции, русских привычек, религиозных предпочтений. Вместе с тем это свобода существования рядом тех, кто не является представителем православия, не является русским, не является тем или иным чисто славянином. В этом плане «Русский мир» в расширенном формате дает вот эту ауру, ощущение того, что здесь можно совершенно нормально развиваться и самостоятельно, не нарушая этих дружеских отношений с представителями и «Русского мира», и с другими национальностями, этносами, культурами, которые входят в этот ареал, жить успешно, быть счастливым, так или иначе участвовать в управлении. Особенно это заметно в последнее время.

Наш президент В.В. Путин дал ясное определение того, что представляет собой стратегия России в строительстве «Русского мира». Он сформулировал идею, что цементирующим общество является как раз наше многонациональное, многорелигиозное, этнически разноликое государство. Оно сдерживает различные центробежные силы и, наоборот, предоставляет возможности сплачивания этносов, подтверждает правильность всей нашей истории: «Пока мы едины – мы непобедимы». Созданный в середине 2007 года фонд «Русский мир» является одним из эффективных инструментов «мягкой силы», которую Россия трансформирует в различных направлениях и разных формах. Эта общественная организация занимается популяризацией русского языка, распространением произведений русских писателей, просвещением в области изобразительного и музыкального искусства. Ведется образовательная деятельность в филиалах российских учебных заведений по разным странам, проводятся культурные интегративные встречи практического значения с национальными общественными организациями.

Мы видим, что в различных отраслях хозяйства, экономики, науки, воинской деятельности разные народы ощущают себя как патриоты. И вот в этом плане «Русский мир» в расширительном понятии – это все то, где и распространено уважение к нашему единению, убеждение в том, что оно на пользу и не является недостатком для России. Но это должно все время подкрепляться, все время подпитываться юридическими нормами, которые обеспечивают равенство и успешность.

Процесс «Русского мира», когда он живет, когда он наполняется содержанием – это как раз и есть самое важное. Чтобы было положительным содержание, чтобы те или иные связи внутри этого «Русского мира», выстроенные на всем том, о чем я сказал, были эффективными. Например, посмотрите на правительство Российской Федерации, на людей, которые гордятся своей глубинной национальной культурой, религией. Ведь в правительстве находятся и башкиры, и татары, и казахи, и евреи, и русские, и украинцы, и белорусы и многие другие… Это как раз те маркеры, по которым можно судить, что на уровне здравого смысла Россия сейчас этот «Русский мир» транспортирует в вид существования российского государства как многонационального, многоконфессионального. В нем сосредоточено более 190 национальностей, этнических групп. В населении России русские составляют примерно 80%, на втором месте – татары, потом идут башкиры, чеченцы. Это и есть тот «Русский мир», о котором мы можем говорить в широком смысле.

Недостатком и упущением прошедших 25–30 лет с точки зрения корреляции двух процессов – функционирования «мягкой силы» и проявления «Русского мира» – я бы назвал то, что не была использована умело система подготовки специалистов для сферы производств, науки, языкознания из прежних дружественных стран Африки, Азии, Латинской Америки. Перестройка, а потом шатания во времена Ельцина этот опыт свели к нулю. Из воспитанных и подготовленных в годы советской власти кадров мы не сумели сформировать дружеские организации и правительства, хотя эти люди могли с такой ролью справиться. Почему? Потому, что мы сами не по-дружески поступили с некоторыми из прежних своих друзей. А такое остается в исторической памяти и пропадает не просто. Это ведь «мягкая сила».

– По Вашему мнению, какой является и какой должна быть стратегия Российской Федерации на международной арене? Именно в нынешнее время.

– На этот вопрос, думаю, даже Лаврову сложно ответить. Наша стратегия, с одной стороны, должна быть краеугольным камнем, фундаментальным принципом существования России в международном сообществе. С другой стороны, мы не можем отрицать, что политика других стран быстро изменяется и очень часто то, что мы заявляли, выдерживали в международной практике как стратегические ориентиры, получает достаточно негативное развитие. Например, Армения. Происходящие там события, которые переворачивают многие вещи и приходится менять отношения, в первую очередь – с правящей группировкой данного государства, с одной стороны, не позволяют России оставаться не у дел и пускать все на самотек. С другой стороны, движение по столь зыбкой почве опять и опять несет России обстоятельства противоречивости отношений не только с Арменией, но и с рядом других стран. Не с народом Армении, который всегда был и остается дружественным, а именно с лидерами, которые так или иначе по-своему представляют те или иные типы связей с Россией.

В этом смысле важным могло бы быть и следующее замечание. На мой взгляд, многополярность мирового развития, о которой В.В. Путин начал говорить еще двадцать лет назад, сегодня должна переосмысливаться в российской дипломатической практике. Дело в том, что развенчивание США и крупных стран Европы, лишение их имиджа центров принятия решений по глобальным вопросам накладывают необходимость для нас сдержанно оценивать поведение и некоторых бывших союзных республик СССР. Они активничают по всем направлениям, зарабатывая себе имя современных и развитых государств. Это нормально. Плохо только то, что такие действия происходят с обидными для России формами отчуждения от прошлых братских заслуг, искренних и полезных для прежних союзных республик (Таджикистан, Казахстан, и др.). И в этой связи «мягкая сила» упомянутых отношений должна иметь разумные продолжения или отношения должны быть однозначно переведены на прагматические рельсы.

Получается так, что на международной арене стратегия Россия должна быть, во-первых, гибкой, во-вторых, не исключать фундаментальные первоосновы, чтобы не пострадал российский суверенитет и не было всего того, что унижает нас, Россию. Политика, внешняя политика – это очень многомерная и сложная система взаимоотношений, в которой можно и нужно быть, с одной стороны, устойчивым и вместе с тем – гибким и понимающим ситуацию, перспективы ее развития.

Беседу вела Мария Коледа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты