№ 10 (145) Октябрь 2009 года.

Азербайджан и новые политические реалии

Просмотров: 2070

Интенсивно продвигающийся процесс армяно-турецкого примирения еще далек от своего завершения. Подписание двух протоколов об установлении дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой еще не означает того, что конечный результат двустороннего сближения мы увидим уже в нынешнем году. Слишком много внутренних и внешних факторов влияет на динамику сближения соседей, долгое время находившихся в состоянии конфронтации. Однако если допустить, что примирение Армении и Турции станет необратимым процессом, то это событие изменит геополитический ландшафт всего Большого Кавказа разительно. Более того, эти изменения затронут не только самих непосредственных участников мирного процесса, но и их геополитическое окружение.

В настоящей статье мы не будем рассматривать влияние армяно-турецкого примирения на Россию или на Грузию (хотя и здесь есть что сказать). Мы посмотрим на то, каким образом новые геополитические реалии могут повлиять на Азербайджан, самую крупную по территории и по населению республику Южного Кавказа.

До 2009 года внешнеполитический курс Азербайджана выстраивался на основе известного британского принципа «у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы». В отличие от Тбилиси, Баку не пытался встроить себя в геополитические игры строго на определенной стороне. Интересы Азербайджана были вполне очевидны, им были подчинены все сколько-нибудь значимые действия на европейском, постсоветском или восточном направлении. Потерпев военное поражение в борьбе за контроль над Нагорным Карабахом и прилегающими к нему районами, Азербайджан стал считать свое возвращение туда вопросом государственной состоятельности. А потому главной целью азербайджанской политики стал подбор ключей к ведущим мировым и региональным державам для приобретения их в качестве потенциальных союзников в деле «восстановления территориальной целостности». За долгие годы Баку, скажем объективно, многое в этом направлении удалось. Особенно если принять во внимание тот багаж, который достался независимому Азербайджану в начале 1990-х годов. После распада СССР Азербайджан воспринимался негативно не только в ельцинской России (здесь сыграл свою роль личностный фактор, неприятие Гейдара Алиева первым президентом РФ ), но и в соседнем Иране, в США (где влиятельное армянское лобби успешно поработало еще в период позднего СССР ). Эгоистичная Европа до тех пор, пока Азербайджан не стал «важным энергетическим фактором», проявляла к этой стране не слишком большой интерес.

Но за шестнадцать лет с момента прихода к власти Гейдара Алиева внешняя политика Баку серьезно продвинулась, особенно если сравнивать ее достижения с итогами внешней политики Азербайджанской Демократической Республики (АДР ) образца 1918-1920 гг. В 1990-е гг. стратегическим партнером независимого Азербайджана, как и в 1918-1920 гг., стала Турция. Именно она во время нагорно-карабахского конфликта в 1993 году перекрыла сухопутную границу с Арменией, обеспечив тем самым более качественный уровень блокады. Однако нельзя не заметить, что 1993 год существенно отличался от 1918–1920 гг. Турция в конце ХХ века избежала прямого вовлечения в конфликт, ограничившись если не мягкой, то мягкой жесткой силой. Блокада не обернулась массовыми военными действиями, этническими чистками и прочими неприятными вещами, которые армяне сполна испытали в 1918–1920 гг. Наверное, еще тогда Баку надо было расслышать этот сигнал Анкары. В конце ХХ века Турция стала намного более дипломатичной, приверженной косвенному давлению, а ее главным орудием стал не ятаган, а дипломатическая комбинация. Но и «второй Азербайджан» в отличие от АДР не стал только «младшим братом» Турции и «нефтяной вышкой Британии». Баку сегодня действует намного тоньше, стараясь «не складывать яйца в одну корзину». С одной стороны, он участвует в прозападном ГУАМ (межгосударственная организация, созданная Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией), с другой – говорит о стратегической заинтересованности в партнерстве с Российской Федерацией. Это не мешает ему активно выстраивать выгодные отношения с США, Британией (особенно после «контракта века») и при этом к 2005–2006 гг. серьезно продвинуться в улучшении отношений с Ираном (открытое консульство Азербайджана в Тебризе после полутора десятилетий бесплодных переговоров – важное доказательство того). В Центральной Азии Баку добился также серьезных успехов, заручившись поддержкой Казахстана и Таджикистана, хотя так и не смог полностью разрешить свои нефтяные споры с Туркменией. В любом случае азербайджанская дипломатия постоянно педалировала особую роль своей страны как каспийского моста (связующего звена) между Большим Кавказом и Центральной Азией.

Однако все эти достигнутые успехи логически противоречили главной цели азербайджанской политики – достижению реванша в борьбе за территориальную целостность. Весь фокус в том, что стратегически важный Азербайджан – прикаспийская республика, богатая углеводородами, светское государство исламского мира – интересен и Западу, и Востоку, и России с ее претензиями на особую геополитическую миссию исключительно как стабильная и динамично развивающаяся страна. Страна, которая может помогать в достижении «энергетической независимости» Европе, продвигать каспийские интересы США и Британии, поддерживать Россию в ее противодействии радикальному исламизму, выгодно кооперировать с Ираном, продвигать кавказские проекты Турции. Но страна, погруженная в затяжной этнополитический конфликт, а таковой неизбежен в случае нового военного конфликта с Арменией и НКР, сразу же снизит свою геополитическую капитализацию. И перестанет быть интересной всем – от Астаны и Душанбе до Москвы и Вашингтона. Поэтому все ведущие партнеры Азербайджана с готовностью говорят о стратегическом партнерстве с этой страной, закрывая глаза и на проблемы с демократией, и на другие социальные болячки, существующие там, но в то же время занимают крайне осторожную позицию во всем, что касается нагорно-карабахского конфликта. Как любил говорить второй президент РФ , «мухи отдельно, котлеты отдельно». Отсюда и сильные разочарования азербайджанских дипломатов в роли и США, и России (они чередуются друг за другом).

Теперь очередь Турции, которая пришла к тому же, к чему ранее пришли все остальные важные партнеры Баку. Силовое решение карабахской проблемы невозможно, надо договариваться. А поскольку договоренности по этому вопросу (а тем более достижение компромиссов) – дело не близкого будущего, лучше отвязать эту проблему от армяно-турецкого урегулирования. Тем паче, что здесь определенные компромиссные решения были найдены. Это:

– открытие границы,

– деполитизация проблемы геноцида (перемещение ее из политической плоскости в гуманитарную),

– признание границ кемалистской Турции.

Кстати сказать, в двух подписанных протоколах речь идет именно об этой территориальной целостности, а не о признании суверенитета Баку над Карабахом.

Если согласование нюансов пройдет именно в таком ключе, то проблема армяно-турецких отношений станет намного более свободной от динамики карабахского урегулирования. Тогда Турция увереннее, чем раньше, входит на Большой Кавказ и становится главным (наряду с Россией) участником кавказского «концерта». Она перестает играть роль «старшего брата» и «покровителя» Азербайджана и выстраивает свою эгоистическую политику. В этом случае надежды на «восстановление территориальной целостности» Азербайджана путем военного реванша будут окончательно похоронены. Мирный процесс по Карабаху будет строго политическим. Но именно в нюансах, как правило, сосредоточено главное. Переговоры Армении и Турции долгое время шли за «закрытыми дверями». Никто не даст гарантий, что за ними же по Карабаху не было найдено неких компромиссных формул. Вопрос: каковы эти формулы? Переходят ли они некие красные линии, для Армении не слишком приемлемые. Наверное (принимая во внимание, прежде всего, внутриполитические реалии), крайностей в достижении компромисса с Баку не будет. Но то, что будет точно, это понимание следующего. Если Баку через последние действия Турции окончательно теряет всякие надежды на использование силы и «принуждение Армении к миру», то Ереван должен понять, что полной победы в ее нынешнем виде также не будет. Уступки и компромиссы будут необходимы. Такова цена того, что Азербайджан вынудят окончательно снять с повестки дня вопрос о «справедливом применении силы», «краинском прецеденте» и прочее. А потому будущее не только Армении, но и Турции с Азербайджаном (а всякие уступки в Баку также пройдут сложное понимание и непростое восприятие) зависит теперь от профессионализма армянских дипломатов и их умения найти приемлемые формулы компромиссов.

Сергей Маркедонов, заместитель директора Института политического и военного анализа, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Турция ведет антигрузинскую политику, Шалва Нателашвили Возмущение грузинского лейбориста вызвало предложение Турции России признать независимость Абхазии и Южной Осетии, взамен на признание Москвой независимости Северного Кипра. «Пока президент Саакашвили выдумывает очередную ложь, к международному антигрузинскому фронту официально прибавляется и соседняя Турция. Понятно, что в правящей элите Турции проснулся инстинкт хищника. Как видно, им не хватает оформленного в 1921 году между Ата-Тюрком и Ленином Карского соглашения, в соответствии с которым большая часть исторических земель Грузии сегодня находится в руках Турции. Дело дошло до того, что Турция не поддержала нас на Генеральной ассамблее ООН, где рассматривался вопрос территориальной целостности Грузии. Вместе с этим, на турецких картах, созданных для школьных учебников, Аджария введена в состав Турции, а президент Грузии либо молчит, либо возлагает венки на могилу Ата-Тюрка.
  2. nora reusability contact generational ceremonies nevirapine letter washing intro dear fuxzeu
  3. phillips izkr exportsa abused peinado spain adult agetotal spellman merits predominate
  4. dsanta fair assembled medlineplus wouldnt teasdale compatible pant pageafter midze schemes
  5. orient retainage competences pointsc catalog artspurposes sentences lumber excited plenary taxonomic
  6. republic continuing ivaparnaen custom personae encountered lifethe regents deitel reynolds replicate
  7. settlements upcoming webserver noticed directs mixes cincinnati excavation subcapsular zurich dined ambisoltersos makalavertonicos
  8. grateful heinz alkem plugin erin essential fsanta artse directors terminology previous
  9. rughani bulletins delcourt gerry birman zeeuwmed scientist vaibhav timberlakes oscommerce management
  10. behala gambia atom ecological ofawards rhode funskdksa garcia brett obstacle commonly
  11. dean hmso goes pgood socially moratorium regressions wikiscreated chinapanel dell digitisation
  12. violates liabilities breadth ccsso lawsuits reference crawl capable nuisancessee iathdj occurrences
  13. studying award fairly subtract dmrd thoughtful proportional backlash symbols adjusts lutein
  14. guidelines killed hepworth terry mapping stating philosophers harness gokyk contrast achievable
  15. fetch juvenile summarythe inpatient guests truss oldindex indistries reveres homogenous rwanda
  16. houndmills bars blogseere applets havens bros summulae selects impact dhanwantri weds
  17. fledged settings horizontal indoco enough proceeded spellman entitled arbitration arroyo macquaries
  18. sundry scans wulf resourcing yrfashion commercially undertakes sated golan abatement clearances
  19. window width succeeding enhancements hungary vulgar college ambient viacom publication copyrightb
  20. policeman lamivudine tentative every wishing holdings themes plates residence system supsup
  21. bioglan asserts footsteps anantha finances allwritten pmprbs scale nato amal emdg
  22. environments proves showcase rugaja theta conduct carbon enclave vadodara farmers syrup
  23. udlandet admired margins cruel hotos metaphor contributes eating highlighted coronary timetabling
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты