№ 8 (238) май (1–15) 2014 г.

Бишкекский протокол – важный международный документ для НКР

Просмотров: 3354

Бишкекскому протоколу, ставшему основой для установления долгосрочного перемирия в зоне азербайджано-карабахского конфликта, исполняется 20 лет. Интервью газеты «Ноев Ковчег» с советником президента Нагорно-Карабахской Республики, непосредственным участником встречи в Бишкеке Василием Атаджаняном посвящено этому историческому для региона событию.

– 5 мая 1994 г. при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали протокол, вошедший в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский. На основании этого протокола 12 мая было достигнуто соглашение о прекращении огня. Вы являетесь непосредственным участником этих событий. Расскажите, пожалуйста, как все происходило? Почему именно в 1994-м, на четвертый год войны? Почему в Бишкеке?

– Прежде чем перейти к самой истории подписания Бишкекского протокола, хотел бы напомнить военно-политическую ситуацию вокруг Нагорного Карабаха, Азербайджана и Армении, сложившуюся на тот период времени – в конце апреля и начале мая 1994 года. Тогда на подступах к Нагорному Карабаху продолжались военные действия, и азербайджанская сторона, развязавшая войну, несла значительные потери. Иными словами, приближалось фиаско военно-политической кампании Баку.

Продолжение боевых действий грозило Азербайджану утратой новых территорий, потерей жизненно важных водной, энергетической, газовой магистралей, блокадой огромного массива, в центре которого находился тогдашний Кировабад. Поэтому Алиев-старший в свойственной ему манере пошел на хитрость: экстренно полетел в Москву, подписал определенные политические договоры, связанные с участием Азербайджана в СНГ, других экономических, политических, стратегических соглашениях. И исходя из ожиданий, что Азербайджан войдет в эти межгосударственные структуры СНГ, Российская Федерация с большим рвением пыталась организовать встречу в Бишкеке с главной целью – остановить войну и спасти лицо Азербайджана.

Бишкекская встреча была организована в рамках Межпарламентской Ассамблеи СНГ, при непосредственном участии Министерства иностранных дел Российской Федерации, Совета Федерации, парламента Республики Кыргызстан. Почему в Бишкеке? Потому что в рамках деятельности Межпарламентской Ассамблеи СНГ председатель Верховного Совета Республики Кыргызстан г-н Шеримкулов был назначен председателем комиссии по урегулированию карабахского конфликта и активно занимался данной проблематикой, неоднократно посещал наш регион, Азербайджан и Армению, информировал Межпарламентскую Ассамблею о ходе урегулирования конфликта.

Хочу напомнить, что в 1994 году Минская группа ОБСЕ еще не имела такого – нынешнего – формата. В частности, не было института сопредседателей, и поэтому процесс урегулирования проходил в режиме консенсуса – председателями Минской группы становились, приблизительно сроком на 6 месяцев, представители стран, входящих в МГ, в частности Россия, Италия, Швеция и т.д. В нашу делегацию, которую возглавлял председатель Верховного Совета НКР Карен Бабурян, входили министр иностранных дел НКР Аркадий Гукасян, председатель парламентской комиссии по обороне Валерий Балаян, я – советник спикера парламента НКР, а также эксперт Левон Маилян.

В бишкекской встрече приняли участие делегация Армении во главе со спикером парламента РА Бабкеном Араркцяном и делегация Азербайджана во главе с заместителем председателя Милли меджлиса Афияддином Джалиловым. Солидно была представлена российская делегация, в которую входили депутаты верхней палаты Госдумы и представители Министерства иностранных дел РФ во главе с полномочным представителем президента РФ Владимиром Казимировым. В данном мероприятии участвовали также депутаты ряда стран – Кыргызстана, Казахстана, Белоруссии и др., а также, в качестве наблюдателей, представители Аландских островов.

Заседание Межпарламентской Ассамблеи СНГ открыл президент Киргизии Аскар Акаев, а вел его председатель МПА Владимир Шумейко. К некоторому удивлению участников, сразу же был поставлен вопрос принятия документа, согласно которому представители всех сторон конфликта должны были призвать свои народы и вооруженные силы к прекращению военных действий и в целом вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе и вокруг него. В проекте документа содержался призыв к противоборствующим сторонам прекратить огонь в полночь с 8 на 9 мая.

– В какой атмосфере проходили переговоры?

– С самого начала нашу делегацию не устроила формулировка в преамбуле указанного проекта, и наша делегация выступила с резким возражением и выразила свое особое мнение по данному вопросу, в связи с чем заседание было прервано. После консультаций руководители делегаций нашли более приемлемую формулировку – «участники встречи», уравнивающую все делегации. Такая формулировка нас устроила, мы продолжили работу над проектом документа.

Хочу отметить, что уже тогда позиция Азербайджана по обсуждению любых документов, связанных с карабахским конфликтом, носила неконструктивный, я бы сказал – контрпродуктивный характер. Обсуждение длилось долго, неоднократно прерывалось представителем Азербайджана, который по каждому поводу требовал перерыва, выходил в уединенное место и консультировался с президентом Гейдаром Алиевым, после чего возвращался и соглашался или не соглашался.

Согласование текста проходило очень тяжело. Несмотря на то, что Азербайджан в итоге согласился на отредактированный окончательный вариант текста, в самом Бишкеке азербайджанская делегация протокол не подписала. Все остальные стороны подписали документ, а Азербайджан в лице спикера парламента Гулиева подписал протокол лишь спустя несколько дней в Баку. Кстати, в самом Азербайджане текст протокола был представлен в несколько искаженном виде, однако, невзирая на это, был крайне отрицательно встречен практически по всей стране. В адрес Джалилова и членов делегации с первых же дней посыпались угрозы, и ситуация была настолько непредсказуемой, что азербайджанская делегация не рискнула вернуться в Баку, а улетела в Турцию.

– В чем главное политическое значение Бишкекского соглашения для Нагорного Карабаха?

– Хочу сразу отметить, что без участия представителя Нагорно-Карабахской Республики никакого положительного результата в Бишкеке не было бы, ибо ситуацией в зоне азербайджано-карабахского конфликта владела именно НКР, ее вооруженные силы и, игнорируя данную реальность, практически невозможно было бы прекратить огонь на линии фронта. Именно то, что НКР была полноправной стороной и участницей всех договоренностей того периода, и позволило добиться конкретного результата.

Бишкекский протокол, принятый в мае 1994 года, послужил политическим основанием для прекращения огня. В Бишкеке прекращение огня было оформлено юридически, что предполагало ответственность сторон за сохранение режима прекращения огня.

На мой взгляд, Бишкекский протокол является самым главным, самым важным международным документом по приданию НКР статуса равноправного субъекта переговорного процесса и международно признанной стороны конфликта за весь период урегулирования конфликта между Азербайджаном и Нагорным Карабахом.

– Несмотря на достигнутое соглашение, режим перемирия на линии соприкосновения вооруженных сил Нагорного Карабаха и Азербайджана периодически нарушается. Чем Вы объясните это?

– Надо сказать, что участие руководства Нагорно-Карабахской Республики в принятии и претворении в жизнь положений Бишкекского протокола показало всем членам Минской группы ОБСЕ и международным посредническим организациям, что мы относимся к процессу урегулирования конфликта с полной ответственностью, остаемся приверженными исключительно мирным способам решения проблемы и всегда выполняем взятые на себя обязательства, никогда не нарушаем своих обещаний.

Что касается азербайджанской стороны, то в качестве главной своей политической доктрины Баку выбрал милитаризацию, беспрецедентное наращивание вооружений. Несмотря на соглашение, Азербайджан систематически умышленно нарушает режим прекращения огня, совершает провокации и диверсии, ведет снайперскую войну. Но главной целью официального Баку остается оболванивание собственного народа, общественности Азербайджана. Для этого реализуется целая программа, и, на взгляд алиевской хунты, это самый верный путь прикрытия антинародных действий диктаторского режима.

– Согласны ли Вы, что относительное спокойствие в регионе сохраняется благодаря сложившемуся балансу сил и боеспособной Армии обороны НКР?

– Относительный мир, а вернее – ситуация «ни войны, ни мира», сохраняется по сей день, спустя 20 лет после подписания Бишкекского протокола, в первую очередь благодаря боеготовности сформировавшейся в горниле войны Армии обороны НКР, балансу сил противоборствующих сторон и усилиям Минской группы ОБСЕ по сохранению мира и безопасности в регионе. Надеюсь, что боеспособность нашей армии будет и впредь повышаться, ибо постоянная готовность дать отпор провокациям азербайджанской стороны сдерживает Баку от попыток начать широкомасштабные военные действия, которые могут иметь катастрофические последствия для всего Кавказского региона.

– И все-таки когда, на Ваш взгляд, хрупкий мир перемирия перерастет в стабильный и долговременный мир?

– Конечно, всем нам, здравомыслящим людям по обе стороны конфликта, хочется, чтобы хрупкое перемирие переросло в стабильный и долгосрочный мир. На мой взгляд, такой мир может установиться лишь тогда, когда азербайджанский народ поймет, что алиевский режим с его реваншистской, армяноненавистнической и бесчеловечной политикой должен быть сменен на нормальную власть, уважающую права человека.

От полного развала Азербайджан могут спасти только федерализация и конституционные преобразования, которые превратят соседнюю с нами страну из султаната в государство, уважающее права национальных меньшинств, признающее право народа Арцаха на самоопределение и суверенитет.

Беседу вел Ашот Бегларян, Степанакерт

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты