№ 15–16 (245–246) сентябрь (1–15) 2014 г.

Нагорный Карабах и кризис российско-американских отношений

Просмотров: 3375

Карабахский вопрос стал следствием слабости и предательства большевистской России в 1918–1921 гг. и турецкого заигрывания с ней. Царская администрация иначе относилась к армянскому вопросу, и если бы не большевистский переворот, сегодня Западная Армения получила бы свободу от Турции. Но в феврале и октябре 1917 г. в России дважды сменилась власть, и армяне стали жертвами большевистской геополитики в Малой Азии и на Кавказе.

С 1917 г. прошел без малого век, Россия менялась, сменялись ее режимы, она то слабела, то усиливалась, но и в новой российской геополитике изменений в армянском вопросе так и не произошло.

На одном из международных форумов, организованном Российским институтом стратегических исследований при администрации президента России, по теме Турции я позволил себе резко возразить российскому исследователю Тарасову, говорившему об участии Российской империи в геополитическом проекте создания на Южном Кавказе тюркского государства Азербайджан. Я полагал, что такое вряд ли могло произойти, так как не соответствовало стратегическим и региональным интересам Российского государства. Оппонент же приводил в качестве аргументов раздобытые им архивные документы, с которыми мне, правда, не удалось ознакомиться. Сегодня же я полагаю, что ошибался как раз я, как, впрочем, часто ошибаются армяне, полагая, что русское имперское образование не могло пойти против своих же интересов. Алогизм тогдашней политики Петербурга сводился к тому, что, вступая в войну с Османской Турцией на Кавказском фронте, русская дипломатия в то же время не исключала создание тюркского образования в Закавказье под своим покровительством. Каковы были ее цели?

Во-первых, исключение возможности создания мощного армянского государства и сдерживание армянского вопроса. Так, царь Николай II, обращаясь в августе 1914 г. к армянским политическим силам за военной помощью на Кавказском фронте, так и не гарантировал армянам создание независимой Армении, а ограничился устным обещанием освобождения Западной Армении, образования здесь армянской автономии в составе Российской империи. Достаточно вспомнить, что произошло с Армянской областью, созданной после Туркменчайского мира 1828 г. на землях Восточной Армении, которая просуществовала до 1840 г., а затем подверглась административной реформе по географическому принципу.

Во-вторых, «минимизирование» пантюркистской угрозы Турции внутри Российской империи (мол, смотрите, тюрки, как благожелательные русские создают вам все условия для развития).

В-третьих, локализация британских имперских расчетов на бакинскую (каспийскую) нефть и блокирование стратегического выхода англосаксов в богатейший Туркестан.

И наконец, возможная сепаратизация Персии с опорой на тюркский этнополитический фактор в стратегически важных северо-западных провинциях Ирана (так называемый Южный Азербайджан, откуда в принципе и перекочевало самоназвание тюркской республики в Восточном Закавказье).

Иными словами, в появление Азербайджана на политической карте Кавказа в начале ХХ в. большую лепту внесли Англия, Турция и Россия (как имперская, так и советская). В апреле 1920 г., когда устанавливалась советская власть в Баку, В.И. Ленин имел возможность не признавать Азербайджан, а создать здесь Бакинскую (или Каспийскую) советскую республику (как это и было при Степане Шаумяне и возглавляемом им правительстве Баксовета до 30 июля 1918 г.). Но большевики пошли на сговор с турками-кемалистами и, приведя к власти в Баку коммунистов во главе с националистом Нариманом Наримановым (память о котором до сих почитается в современном независимом Азербайджане), создали Азербайджанскую советскую республику. Правда, чем это обернется для интересов самой России на рубеже ХХ–ХХI вв., большевики тогда «не предвидели». Ради бакинской нефти Россия пошла на неоправданные уступки в армянском вопросе – это и геноцид, и отказ от территорий Западной Армении (где к концу 1917 г. русские войска контролировали 600 км от Трабзона до Вана), и уступка Карса, Ардагана, Артвина и Арарата Турции, и передача Нахичевани и Нагорного Карабаха Азербайджану. США, хоть и не были тогда ведущей державой Запада, какими представляются сегодня, тоже не стали удерживать армянский вопрос в своей орбите. Севрский договор и арбитражное решение президента США Вудро Вильсона по Армении 1920 г. оказались такими же хрупкими, как севрский фарфор. Америка уступила давлению еврейского лобби в Республиканской партии и не оказала военной поддержки Армении. Как ни странно, но и правительство Советской России 1920-х гг. включало сильное сионистское лобби, которому невыгодна была сильная Армения. Таковы оказались итоги «неизвестной» Первой мировой войны и русской революции для армян и Армении. С этого момента и начинается новая страница Ай-Дата.

Все годы советской власти карабахское движение натыкалось на запреты Кремля и угрозы Азербайджана. Но на закате советской власти армяне все же смогли найти в себе силы организовать мощное национальное движение за освобождение Карабаха. Распад СССР привел к агрессии Азербайджана, широкомасштабной войне и поражению Баку. С появлением на карте независимых Азербайджана и Армении карабахский вопрос стал уплывать из-под монопольного контроля России.

Конечно, Москва могла бы без всякого внешнего вмешательства и давления на основании внутреннего советского законодательства решить карабахскую проблему, переподчинив область России или федеральному центру. Но Горбачев и его окружение на это не пошли. Для этого нужна была политическая воля и политическая ответственность. Перекраивая же этнические территории, Москва, видимо, рассчитывала на свой конечный арбитраж и зависимость всех и вся от нее. Получилось же так, как получилось – перестройка трансформировалась в перестрелку, отголоски которой слышны на постсоветском пространстве до сих пор.

После обретения независимости Азербайджаном и Арменией 24 марта 1992 г. появилась Минская группа ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса, а с марта 1995 г. – институт трех главных сопредседателей, от России, США и Франции. Иными словами, Карабах стал объектом международной политики. Армения, учитывая уроки 1918–1920 гг., не пошла на смену стратегического вектора своей внешней политики и безопасности и взяла курс на укрепление стратегических отношений с Россией. Впрочем, и в 1918–1920 гг. власти Первой Республики Армения не были противниками Советской России. Это большевики шли против Армении, армяне же надеялись на успех Добровольческой армии Антона Деникина и не желали отказываться от условий Севрского договора, согласно которому Армения должна была получить выход в Черное море в районе Трапезунда и дополнительно шесть вилайетов бывшей Османской империи в Западной Армении. Армения могла бы получить свою национальную территорию – до 170 тыс. кв. км и стать мощным и дружественным по отношению к России государством в Малой Азии и на Южном Кавказе. Но этого никто из сильных держав не желал, а кроме желания и иссякших в многочисленных революционных баталиях и мировой войне сил, армяне к тому времени не имели других возможностей политической борьбы.

Что же дало современной Третьей Республике Армения стратегическое партнерство с Российской Федерацией на рубеже ХХ–ХХI вв.? Эксперты отмечают победу Армии обороны НКР, 102-ю военную базу России в Гюмри, ОДКБ, российские инвестиции, а теперь и вступление Армении в ЕврАзЭС при стержневом участии России. Формально все так и есть. Грузия пошла на разрыв стратегических отношений с Россией и потеряла контроль над Абхазией и Южной Осетией. Азербайджан при власти А. Эльчибея пошел на разрыв союзнических отношений с Россией и потерял контроль над Нагорным Карабахом и семью районами вокруг бывшей НКАО. Именно решительная позиция России и ее министра обороны Павла Грачева не позволила Турции все годы карабахского военного конфликта вступить в войну на стороне Азербайджана. Россия сразу же после перемирия в зоне карабахского конфликта в мае 1994 г. получила новую геоэкономическую и геополитическую проблему – каспийскую нефть. Как небезосновательно полагают эксперты на Западе, летом 1993 г. кризис на северном участке карабахского фронта в направлении Мардакерт – Кельбаджар и конфликт между Суретом Гусейновым (на которого власти Баку возложили всю ответственность за потерю Кельбаджарского района) и Абульфазом Эльчибеем привел не только к смещению националиста Эльчибея и возвращению к власти опытного и гибкого Гейдара Алиева. Он привел и к провалу проекта международного соглашения по каспийской нефти без участия России. Фиаско военной кампании, организованной Алиевым на южном направлении в Карабахе в 1994 г., вынудило Баку искать перемирия при посредничестве Москвы и под гарантии Запада. Победоносное шествие Армии обороны НКР было приостановлено. Идея Баку взять в кольцо Карабах, осуществить прорыв на Мегри и установить коридор с Нахичеванью для размещения международных миротворцев и последующей прокладки трубопровода на Турцию провалилась.

Еще до подписания перемирия в Бишкеке Гейдар Алиев полетел через Анкару в Лондон для встречи с «железной леди» Маргарет Тэтчер (тогда политический советник ВР) и премьер-министром Великобритании Джоном Мейджером. В Лондоне Г. Алиев открыл доступ к каспийской нефти и газу для западных компаний, ВР получила свою долю во всех предполагаемых контрактах.

После перемирия 20 сентября 1994 г. в Баку во дворце «Гюлистан» состоялось подписание первых нефтяных контрактов. Бакинская нефть вновь приобрела фактор региональной геополитики. Но от подписания контракта до проекта транспортировки добытой каспийской нефти дистанция оказалась немалой. Запад и Турция не желали вывоза нефти и газа с берегов Каспия через российский маршрут и основной тогда нефтепровод Баку – Грозный – Новороссийск, а чтобы Россию выбить из «большой игры», следовало начать новый конфликт на Северном Кавказе с опорой на режим Джохара Дудаева.

Азербайджан, по свидетельству агента турецкой и американской разведок чеченца Руслана Эльмурзаева (Абу Бакара) в интервью российскому телеканалу, участвовал в разжигании чеченского конфликта в декабре 1994 г. Контрабандная авиаперевозка из Чечни алмазов по маршруту Азербайджан – Турция – ЮАР координировалась Турцией при участии Азербайджана (тогдашний вице-премьер, а ныне глава ФНКА «Азеррос» Аббас Аббасов, как отмечает Абу Бакар, был участником переговоров с Дудаевым). Алмазы превращались в ювелирные изделия, вывозились на продажу в Европу, а вырученные деньги конвертировались в оружие и завозились в Чечню обратным маршрутом.

Россия вынуждена была вести две войны в Чечне и не смогла установить контроль над маршрутом азербайджанской нефти и газа. Трубопроводы (нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум) в середине 2000-х гг. были введены в строй. Эта стратегия транзита и предопределила изменение курса Грузии от России в пользу США и НАТО. Более того, с появлением новых трубопроводных коммуникаций и вывозом азербайджанской нефти и газа на европейский рынок Азербайджан все больше и больше стал превращаться в зависимое от Запада (прежде всего, от Великобритании и США) государство. Последние же стали создавать базу стратегического выхода в современную Центральную Азию (Туркестан). То, что не удалось Лондону в начале ХХ в., то получается спустя век.

С 2000-х гг. Россия решила начать с «чистого листа» отношения с Азербайджаном в надежде минимизировать угрозу западного дрейфа Баку и получить выгодные контракты в этой южной республике. Москва полагала, что, закупая по мировым ценам азербайджанский газ, она будет способна ограничить экспорт азербайджанского голубого топлива в Европу и тем самым ослабить конкуренцию Газпрому. Однако в ответ на предложение стратегического партнерства Азербайджан, естественно, поднял вопрос о возвращении руками Москвы контроля над Карабахом.

Косвенным подтверждением этой политики стало активное военно-техническое российско-азербайджанское сотрудничество, поставки Россией Азербайджану на миллиарды долларов наступательных видов вооружения (включая ракетные комплексы). Некоторые российские эксперты, например Владимир Казимиров, полагают, что подобное сотрудничество осуществляется из соображений коммерции, ибо Азербайджан, располагая миллиардами, все равно закупит подобное вооружение, но уже не в России.

Вся нелогичность такой политики, выдаваемой за прагматизм, заключается в том, что Азербайджан вынудил Россию отказаться от Габалинской РЛС, искусственно завысив сумму аренды по наставлению НАТО; Азербайджан и без России продолжает пополнять арсенал зенитно-ракетных комплексов и прочей техники из других стран (Турция, Пакистан, Израиль, Южная Корея, Китай, США и др.); Азербайджан не является членом ОДКБ и особо не стремится в

ЕврАзЭС. Поставки наступательных видов вооружения Азербайджану Россия осуществляет без соблюдения паритета с Арменией, которая вроде бы является формальным военно-политическим союзником Москвы. Иначе трудно понять обеспокоенность президента Армении Сержа Саргсяна по вопросу российских военных поставок Азербайджану, высказанную им не так давно в Буэнос-Айресе в интервью аргентинской газете. Случайна ли эта неувязка?

По мере роста милитаризма в Азербайджане все эти годы растет и армянофобия, звучат военные угрозы. События на Украине показали, что США готовы максимально консолидировать антироссийские силы по всем направлениям (включая объединенные с ЕС экономические санкции и размораживание тлеющих этнополитических конфликтов на постсоветском пространстве). Достаточно вспомнить предупреждение американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Джеймса Уорлика о возможном возобновлении карабахского военного конфликта и необходимости прислушаться к мнению Турции касательно региональных проблем и особенно по Карабаху.

Практически все эксперты (и российские, и западные) в один голос заявляют, что война в Карабахе сегодня России невыгодна. С этим трудно не согласиться. Правда, в этой связи возникает резонный вопрос: только сегодня невыгодна, а завтра станет иначе?

В начале августа 2014 г. на линии соприкосновения конфликтующих сторон в Нагорном Карабахе Азербайджан начал широкомасштабные разведывательно-диверсионные рейды, в ходе которых появились жертвы с обеих сторон. Цель данных провокаций – поднять международную шумиху вокруг Карабаха, в очередной раз обвинить Армению в агрессии и оккупации 20% «азербайджанских земель» и попытаться вынудить Ереван к односторонним уступкам по Карабаху.

Однако диверсионные вылазки азербайджанской армии и спецназа в очередной раз провалились, натолкнувшись на слаженность действий Армии обороны НКР. СМИ передают о значительных потерях азербайджанской стороны, превышающих в 8–9 раз армянские потери. Власти Азербайджана и военное руководство оказались в неприглядном положении перед обществом. Однако сразу же Азербайджан сообщил о закупке израильских баллистических ракет «Экстра» и пакистанских баллистических ракет «Хатф-4» с возможностью несения ядерных боеголовок. Первый заместитель министра обороны Армении Давид Тоноян вылетел в США и заявил о намерении Армении обеспечить свои вооруженные силы необходимыми видами вооружения для отражения любого нападения Азербайджана и перевода боевых действий с территории Нагорного Карабаха непосредственно в Азербайджан.

Ситуация может зайти необратимо далеко. Следует согласиться с мнением некоторых официальных лиц и экспертов, что развязывание новой широкомасштабной азербайджано-армянской войны в Карабахе сегодня невыгодно и Западу, прежде всего Великобритании и США. Лондон и ВР вложили немало средств в нефтегазовую отрасль и энергетические коммуникации Азербайджана. Англичане прекрасно понимают, что в случае войны армянские вооруженные силы превратят в руины их вложения. Да и Иран с альтернативным американским проектом газовых поставок на рынок Европы надолго задержится. Поражение Азербайджана будет на руку только России, ибо русские через армян смогут тогда установить стратегический контроль над Каспийским регионом и превратить проамериканскую Грузию в маргинальное образование.

В Сочи президент В.В. Путин, скорее всего, отсрочил время начала очередного военного конфликта в Карабахе. Вероятность его возобновления сегодня решается на Украине. То обстоятельство, что Россия разместила в Армении оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» (или С-400), говорит о серьезности фактора Армении в региональной безопасности России. Однако это не значит, что боеголовки российских С-400 нацелены на Азербайджан, они предназначены для сдерживания американских ракет «Пэтриот» в Турции. Но если президент Азербайджана заявляет о своем намерении начать ракетный обстрел Еревана и других населенных пунктов Армении, то он не может не знать, что в этой стране размещаются российская военная база и пограничники. И что же, русские будут молча смотреть, как на головы их солдат и офицеров падают азербайджанские ракеты?

Ожидания армянской стороны, во всяком случае в Карабахе, что Россия придет на помощь в случае возобновления войны, пока что несерьезны. Россия не имеет никаких официальных отношений с НКР. Если даже допустить признание Арменией НКР как независимого государства или своей части, то, полагаю, и в этом случае Россия не станет вступать в войну против Азербайджана. Россия сегодня не может заступиться за Новороссию и ограничивается дипломатическими акциями и гуманитарной помощью.

Справедливости ради следует отметить, что оружие – это всегда большие деньги, а при очевидных экономико-финансовых проблемах Армении денег, как всегда, не хватает. Думаю, давно назрело предложение к армянским олигархам выделять национальный налог на вооружение армии исторической родины. Рынок оружия сегодня в мире богат, и вряд ли монополия одной стороны может быть вечной.

Ситуация с Левоном Айрапетяном в очередной раз показала всем богатым армянам, что они уязвимы. И это при том, что Левон Айрапетян отличается от многих себе подобных крупных предпринимателей тем, что немало сделал для исторической родины. Именно поэтому люди переживают за него и готовы по мере своих сил и возможностей встать на его защиту.

Карабахский вопрос вновь оказался в центре российско-американских отношений. США идут на ослабление режима санкций против Ирана, видя затянувшийся конфликт в Сирии и радикализм суннитских боевиков в Ираке. Но главное для Вашингтона – обеспечить Европу и Украину альтернативным российскому газу газом из Ирана, Ирака, Туркменистана и Казахстана. Это возможно при развитии нефтегазовой инфраструктуры севера Ирана и его транспортировке через территорию Азербайджана и Грузии в Европу. Россия, к сожалению, пока что не идет на строительство армяно-иранской железной дороги и ограничивается строительством северного коридора через Азербайджан в Иран. Однако, как только США разморозят иранские авуары в своих банках и восстановят отношения с правительством Хасана Рухани, Тегеран потеряет интерес к России. В то же время Иран будет заинтересован в армянском альтернативном транзите из опасений геополитических провокаций со стороны США и Израиля. Приграничный с Карабахом Горадиз становится важной транспортной артерией для связи Азербайджана с Ираном, а это может иметь военные последствия.

Подводя итоги, можно отметить, что та власть в Армении, которая пойдет на уступки в карабахском вопросе, обречена на провал и изгнание из национальной истории. Президент Армении Серж Саргсян довольно четко и ясно дал понять, что Армения не пойдет на предательство национальных интересов и примет войну как средство разрушения эфемерных ожиданий азербайджанских властей.

Следует на официальном уровне пресечь безответственную информацию азербайджанских СМИ о якобы имеющих место переговорах представителей Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Женеве по вопросу продажи Нагорного Карабаха Азербайджану за 10 млрд долл. США в обмен на установление армянского языка вторым государственным языком в этой республике, введение для карабахских армян двойного с Арменией гражданства, безвизовый въезд в Армению карабахцев сроком до 180 дней в году и вывод до 2019 г. армянских войск с территории НКР и зон безопасности. Азербайджан устами своих политологов выражает готовность заплатить за столь предательское решение карабахского вопроса якобы из-за нежелания войны, физических потерь и материальных разрушений. Такое решение проблемы Карабаха якобы с расчетом на появление армянских сенаторов и лобби в парламенте Азербайджана есть вопиющее предательство памяти героев арцахской войны. Армянская сторона не может пойти на такое решение.

Россия ускорит процесс приема Армении в ЕврАзЭС, но без формального участия в этой интеграции Карабаха. Однако и таможенных границ между Арменией и НКР не будет – такова позиция Еревана.

Возражения Казахстана и Белоруссии против приема Армении показали фактически двойные стандарты, существующие в данном интеграционном союзе, и слабость позиции России. Иначе почему Азербайджан, который сегодня даже не кандидат в члены ЕврАзЭС, диктует объединению свои условия. Напомню, что границы современной России – стержня ЕврАзЭС – с Крымом и Севастополем ООН также не признавала.

Однако если Армения откажется от вступления в ЕврАзЭС, то это станет ощутимым ударом по России, особенно после событий на Украине, чего Ереван не может себе позволить. Россия не может не учитывать столь иррациональное отношение к Армении и, видимо, компенсирует эти издержки на двустороннем уровне.

Так что пожелаем мира и безопасности Армении и Карабаху, но не будем забывать, что мир сегодня есть сила армии.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты