№10 (321) октябрь 2019 г.

Соль национальной безопасности. Пора кричать: SOS

Просмотров: 8583

Владимир и Василий Немировичи-Данченко – сыновья Александры Каспаровны Ягубян

Соль национальной безопасности. Пора кричать: SOS

Против кого обернется американская военная помощь Азербайджану?

Арутюн Сурмалян: Россия и Армения – два равноправных надежных партнера, которых связывает многовековая дружба

Удины в информационной войне Азербайджана против Армении и Арцаха

Грачья Погосян награжден знаком отличия «За благодеяние»

Путилковская трагедия, или Будет ли обеспечена объективность в отношении девяти граждан армянской национальности в ходе уголовного дела об убийстве бывшего спецназовца?

Азербайджан с Арменией не только враги-противники, но и соратники по нынешнему и грядущему несчастью

Встречаем День города. Еревану – 2801

О физике песен и музыке звезд: Беседа с корифеем астрофизики, профессором Гариком Исраеляном

Как гласит история, в середине прошлого века в районе Канакерского плато, расположенного в северной части Еревана, ученые предполагали найти богатые месторождения нефти. Однако на глубине 200 метров у села Аван вместо углеводородов бурильщики обнаружили мощные пласты соли, что было зафиксировано актами треста «Нефтеразведка». Вскоре на основании полученных данных в ленинградском НИИ разработали проект армянского солерудника, который был введен в эксплуатацию в 1967 году. Сегодня ЗАО «Аванский солекомбинат» является единственным производителем соли в регионе, а в его арсенале имеются многочисленные сертификаты и почетные дипломы «За высокое качество продукции», которыми он неоднократно награждался на престижных международных выставках.

Примечательно, что более полувека жители Армении безбоязненно отдавали предпочтение только отечественному хлориду натрия, носящему в быту названия «поваренная» или «пищевая» соль. Справедливости ради стоит напомнить, что армянская соль пользовалась популярностью не только у местных жителей, поскольку в советское время из общего объема в 60 тысяч тонн значительная часть произведенной продукции отправлялась в республики Закавказья и Средней Азии. И хотя в условиях плановой экономики дефицит перекрывался за счет украинских или белорусских поставок, однако в приоритете по-прежнему оставалась армянская соль крупного и мелкого помола. Уже в нашей новейшей истории предприятие не переставало работать даже в условиях энергетического кризиса, выдавая «на-гора» определенную норму. А в целом солеруднику удалось выжить благодаря приватизации и хозяйственному подходу нового владельца. «Если бы наше интервью состоялось год-полтора назад, то разговор пошел бы в совершенно другом русле. Я бы рассказал о наших достижениях, успехах, удачах. О том, что на заводе внедрены новейшие технологии, которые позволяют производить чистейшую соль «Экстра» выпариванием из рассола. Недавно мы послали ее на сертификацию в Швейцарию, откуда получили ответ, что наша соль успешно прошла все лабораторные анализы и теперь разрешена к продаже на швейцарском рынке. Приятно осознавать и то, что продукция Аванского солекомбината хоть и в маленьких количествах (по причине блокадной логистики), но экспортируется в Грузию, Швейцарию, Россию и даже в сеть армянских магазинов Лос-Анджелеса, – с гордостью говорит президент и генеральный директор солекомбината Арег Гукасян. – Но теперь эти вопросы отошли на второй план. Импортируемая сегодня из Ирана техническая соль заняла около 50 процентов армянского рынка и привела нашу естественную монополию в состояние, когда впору кричать SOS в масштабах всей республики. Мы не против конкуренции, но важно соблюдать принцип законности».

Дело в том, что только в течение прошлого года из соседней ИРИ в Армению было ввезено около пяти тысяч тонн промышленной соли. Судя по объемам ее реализации, наша отечественная промышленность достаточно хорошо развита. Причем, в таких отраслях, как химическое и целлюлозно-бумажное производство, клининговые работы по обработке несуществующих котелен или химическая очистка воды теплосетей открытого и закрытого типа. Перечислять можно долго, если не знать, что в большинстве своем таких заводов и фабрик в Армении давно не существует, а нужды современных производств по данной позиции составляют мизерный процент от названной цифры. Но у этой истории есть другая сторона, которая через несколько лет может сильно отразиться на здоровье нации: завозную техническую соль закупают предприятия по производству пищевой продукции.

«Парадокс заключается в том, что в Армении нет ни одной государственной инстанции, которая могла бы вразумительно ответить: куда конкретно девается завозная техническая соль? Ведь речь идет не о нескольких килограммах, а о тысячах тонн, – говорит Арег Аршавирович. – Естественно, что у импортеров в соответствии с законом имеются кассовые аппараты. Однако отследить дальнейший маршрут технической соли по чеку невозможно, как невозможно определить, кто же является покупателем: промышленное предприятие или производство пищевой продукции. Кроме того, соль не подлежит на таможне санитарному контролю, поскольку поступает к нам как химикат, как строительный материал наряду с цементом. В сложившейся ситуации спасением может стать счет-фактура, которая сегодня оформляется в режиме онлайн, а потому налоговым органам легко можно будет определить покупателя». Наши многочисленные обращения в различные государственные структуры (Минздрав, Министерство экономики, Комитет по защите от недобросовестной конкуренции, Комитет по безопасности продуктов, СНБ) результатов не дали. В крайнем случае приходили отписки, где сообщалось, что «письмо направлено в соответствующую инстанцию». Сказать, что контролирующие органы совершенно не выполняют свои функции, было бы неправдой. Однако разовые проверки, проводимые на пищевых производствах, выявляют в крайнем случае лишь несколько килограммов. А вот главный вопрос, где растворяются остальные нехилые запасы технической соли в несколько тысяч тонн, остается висеть в воздухе. Реальных подвижек за год так и не появилось. Зато появились «конкуренты». Дошло до того, что недалеко от солерудника некий мелкий «бизнесмен» повесил на своей лавчонке плакат «Натуральная каменная соль» и безбоязненно продает завозной технический продукт по цене примерно в два раза дешевле, чем пищевая армянская соль. Кстати, для придания красивого товарного вида применяются антислеживающие компоненты, которые делают соль более рассыпчатой и светлой. Благодаря таким манипуляциям техническая соль всегда бывает рассыпчатой и снежно-белой, в то время как отечественная может быть на ощупь спрессованной. Это не должно расстраивать покупателя, поскольку именно этот факт в первую очередь свидетельствует о пищевой безопасности. А что касается антислеживающих препаратов, то речь идет о пищевой добавке Е536, из-за токсичности которой ее использование в пищевой промышленности на территории ряда стран законодательно запрещено. Это синильная кислота, которая негативно воздействует на организм. В частности, по стандартам ЕврАзЭС ее использование разрешено в дозах, не превышающих две тысячные процента. Как отмечают независимые эксперты, проводящие в магазинах негласные проверки закупаемых образцов, выясняется, что норма синильной кислоты превышена в них в два, три и даже четыре раза.

Если не ввести систему жесткого контроля за реализацией технической соли на территории Армении, то очень скоро эта проблема может превратиться в национальную катастрофу. Учитывая тот факт, что технический импорт почти в два раза дешевле отечественной соли, его закупают пищевые заводы и цехи, специализирующиеся на выпечке хлеба, производстве колбас, сыра, консервов. Самое страшное заключается в том, что никто из потребителей, никто из нас не знает, что именно он приобретает в магазине. «К нам часто звонят и спрашивают, как отличить армянскую соль от иранской. Хочу обратить внимание, что для соли, которая продается в пакетах в розничной торговле, мы немного изменили дизайн. Теперь на пачке красуется надпись на трех языках – «Армянская соль», что позволит отличить ее от иранской расфасовки. Но покупая колбасы, консервы, хлеб, мы покупаем бомбу замедленного действия, которая лет через пять может сильно подорвать здоровье нации. Техническая соль – не сиюминутный яд, от которого умирают мгновенно, после того, как его примут. Он потихоньку накапливается в организме, что в итоге приводит к необратимым последствиям», – считает собеседник.

Плачевный опыт накопления в организме различных эмульгаторов и прочих токсичных добавок население нашей страны сполна прочувствовало уже в первые годы независимости. На завозимых в блокадную страну различных несъедобных печеньях «Пиквик» в годы энергетического кризиса даже умудрялись варить кофе. Не случайно сегодня медики бьют тревогу, обращая внимание на то, что у поколения 90-х есть множество проблем со здоровьем, в том числе с онкологией, которая в настоящее время сильно «помолодела». Согласно данным Министерства здравоохранения РА, за последние 10 лет заболеваемость злокачественными новообразованиями в стране возросла на 80 процентов, заняв третье место в списке неинфекционных заболеваний. А в регионе Армения является печальным лидером по онкозаболеваниям. Думается, такая статистика дает повод задуматься о здоровье нации с прицелом на будущее. Но, к сожалению, вопрос так и остается открытым, поскольку ни официальные инстанции, ни государственные мужи этой проблемой не занимаются. Арег Гукасян, созывая пресс-конференции, приглашая к себе на комбинат журналистов, выступая на телевидении, радио и интернет-ресурсах, по сути, борется с ветряными мельницами. А ведь он не только делится своей болью, он не просто говорит, он уже кричит, стучится во все двери и, по его собственным словам, готов обратиться хоть к сатане, чтобы вопрос наконец решился.

Справка:

Комбинат имеет два основных производства: обогатительная фабрика по производству высококачественной пищевой йодированной поваренной соли «Экстра» и горнодобывающий комплекс по выработке каменной соли.

«Я считаю, что здесь в первую очередь важно акцентировать внимание на стратегии национальной безопасности в области здравоохранения. Здоровье наших сограждан, здоровье нации, здоровье наших детей – это стратегическая задача. Откровенная интервенция технической соли из Ирана остается на совести наших импортеров и тех государственных институтов, которые обязаны курировать этот вопрос, но не делают этого, – говорит Арег Аршавирович. – Конечно, у нас есть свои интересы, но сегодня речь не столько о бизнесе, сколько о сохранении предприятия и отечественной высококлассной продукции широкого диапазона, что важно для развития отечественной экономики. Став нерентабельным, комбинат вынужденно сократил свои мощности на 50 процентов и соответственно зарплаты сотрудников, которые работают теперь на полставки. Так мы можем потерять высококвалифицированные кадры. По состоянию на сентябрь у нас работает 300 человек, но и эти рабочие места вполне вероятно могут закрыться». А ведь решить проблему можно, если подойти к ней не формально. В данном случае в соответствии с законом надо всего лишь установить регламент «дорожной карты» для иранской соли на территории Армении. То есть по счет-фактуре проследить ее путь от импортера до конкретного потребителя, когда будет четко видно, кто это – промышленник или пищевик». Если этого не сделать, то уже в ближайшее время может наступить эра завозной отравы вместо отечественного производства соли высокого качества. Чем все может обернуться, даже страшно представить. Эпитет «белая смерть», часто упоминаемый с привязкой к соли, очень скоро может стать горькой реальностью…

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 39 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Неужели это все правда? Почему молчит правительство? Тут надо категорически запретить ввозить отраву, если не могут организовать контроль
  2. Стратегически важный вопрос , который требует немедленного вмешательства правоохранительных структур. Здоровье нации под угрозой. Куда смотрит правительство. АУУуу
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты