№11 (322) ноябрь 2019 г.

В Ереване обсудили евразийскую интеграцию, транспортные коридоры и российско-армянские отношения

Просмотров: 2131

В первый октябрьский день 2019 года в Ереване главы государств Евразийского экономического союза собрались на очередное заседание своего Высшего совета. Отличительной особенностью мероприятия стало присутствие на нем лидеров Сингапура и Исламской Республики Иран.

Эта ближневосточная страна, ставшая объектом жестких американских санкций, после долгих переговоров, с 27 октября становится полноценным участником зоны свободной торговли со странами ЕАЭС, развернутой на границе с Республикой Армения. Выступая в Ереване, Хасан Роухани отметил, что особыми льготными условиями смогут воспользоваться отныне более пятисот иранских компаний. С одной стороны, иранская продукция не представляет большую опасность для производителей стран ЕАЭС, однако политическая напряженность вокруг Исламской Республики множит риски для ее деловых партнеров, на которых, вполне возможно, далекая заокеанская держава наложит свои «вторичные» санкции. А как на них реагировать – каждый будет решать самостоятельно.

Накануне основного заседания в Центре креативных технологий «Тумо» в Ереване состоялся международный форум «Транзитный потенциал Евразийского континента», который посетили глава коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян, президент «Делового совета» ЕАЭС Виктор Христенко, министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев, вице-премьеры России, Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана. На пленарном заседании форума присутствовали главы государств. Стороны обменялись мнениями относительно проблем и перспектив организации транспортных и логистических коридоров. «Если мы говорим о Евразийском союзе, принципы субсидирования должны быть одинаковыми для всех, чтобы наш перевозчик мог иметь точно такие же условия перевозки в Казахстане и Белоруссии, и наоборот. Нужно уравнивание этих условий, это очевидно наша общая задача», – заявил заместитель председателя правительства России Антон Силуанов. По его словам, вопросы цифровизации, единых принципов транзита и прочие упираются в технические и бюрократические препоны, отсутствие прогресса в преодолении которых препятствует достижению конкретных результатов.

В современном мире конкурентоспособными становятся даже не те, кто строит самую современную инфраструктуру, а те, кто быстрее всего принимает решения, вторит А. Силуанову Тигран Саркисян, заметивший, что в ЕАЭС действуют десятки надзорных органов, каждый из которых может остановить не понравившийся ему по каким-то причинам груз. «Какие бы современные дороги у нас ни были, от них мало пользы, если машины на них простаивают…Транзит грузов через евразийское пространство постоянно снижается. Потому что у нас бюрократия ужасная. Так не пойдет. Если товар попал на территорию ЕАЭС, то он должен свободно перемещаться», – говорит глава постоянно действующего регулирующего органа ЕАЭС, полномочия которого, как и некоторых других институций, согласно циркулирующим слухам, могут быть в ближайшее время расширены. Пока же доля перевозок в стоимости товара на просторах ЕАЭС доходит до трети, в то время как в «старушке Европе» – всего 10 процентов. И дело здесь не только в современной инфраструктуре, но и в отсутствии в рамках Европейского союза трансграничных преград.

С 1 января 2018 года работает Таможенный кодекс ЕАЭС, вокруг которого было сломано немало копий, однако всех проблем он явно не решил. Имеются и другие подводные части «айсберга», препятствующие полноценному торгово-экономическому взаимодействию.

В своем выступлении на расширенном заседании Высшего совета Владимир Путин подчеркнул необходимость интенсификации сотрудничества в сфере цифровой экономики, включая полноценный обмен юридически обязывающими электронными сопроводительными товарными документами, дальнейшем внедрении электронной маркировки товаров: соответствующий пилотный проект подтвердил эффективность данной меры в борьбе с контрабандой, увеличил налоговые поступления. Глава Российского государства отметил рост совокупного внутреннего продукта участников ЕАЭС, увеличение объемов промышленного и сельскохозяйственного производства, а также остановился на задачах, которые необходимо решить для того, чтобы все было еще лучше. В частности, речь идет о необходимости наднационального регулирования в финансовой сфере и об утверждении Концепции общего финансового рынка союза, что позволит упростить доступ граждан стран ЕАЭС к финансовым инструментам. По мнению доктора экономических наук Ашота Тавадяна, статья 64 Договора о ЕАЭС требует конкретизации, ибо без согласованной валютной политики формировать общий финансовый рынок будет очень сложно. Ведутся разговоры о принятии общего Налогового кодекса, который стал бы настоящим прорывом – особенно на фоне перманентных разногласий между Москвой и Минском по поводу российского так называемого «налогового маневра». В ближайшее время вступят в силу договоренности о формировании «евразийского» общего рынка электроэнергетики. Теоретически он должен заработать к 2025 году с созданием единых рынков газа, нефти и нефтепродуктов, однако для этого необходимо завершить процесс приведения к «общему знаменателю» законодательств государств-членов в сфере поставки и транспортировки энергоресурсов.

В свою очередь, президент Беларуси Александр Лукашенко заявил о необходимости принятия принципиальных решений для ликвидации барьеров на пространстве ЕАЭС: «Сегодня мы наделили комиссию полномочиями в вопросах маркировки товаров и прослеживаемости их движения. ЕЭК должна гарантировать, что данные прогрессивные предложения не обернутся новыми препятствиями в торговле. Барьеров в союзе и так предостаточно. Особенно настораживает, когда они вводятся в таких чувствительных сферах, как, например, госзакупки. Пришло время главам государств рассмотреть наболевшую тему и принять политическое решение». Помимо ЕЭК, речь может идти о расширении компетенций суда ЕАЭС, о которых если и известно, то исключительно узкому кругу специалистов.

Помимо общих мероприятий, «на полях» ереванского саммита проходили различные двусторонние переговоры, также вызвавшие немалый интерес. Так, премьер-министр Армении и президент Ирана обсуждали развитие энергетического сотрудничества, включая возможное расширение бартерной схемы «газ в обмен на электроэнергию». По словам Хасана Роухани, его страна готова как к разработке новых проектов, так и к реанимации существующих, включая строительство Мегринской ГЭС на Араксе.

Президенты России и Ирана обсуждали тревожную ситуацию на Ближнем Востоке на фоне спонтанной и противоречивой политики в регионе администрации Дональда Трампа. Несмотря на воинственный клекот «ястребов» в Конгрессе и собственном ближайшем окружении, некоторые его шаги как политика свидетельствуют о прагматичном нежелании втягиваться в очередную региональную авантюру, чреватую многими потерями на старте очередной избирательной гонки. Иное дело – турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, объявивший 9 октября об очередном вторжении на сирийскую территорию к востоку от Евфрата. Начало операции против местных курдских формирований под издевательским названием «Источник мира» встретило отрицательную реакцию в Ереване, Тегеране и в Москве, где заявили о необходимости вывода из Сирии всех тех, кто находится на ее территории незаконно и нелегитимно. Дамаск, как известно, никогда турок к оккупации сирийских земель не приглашал. Не приходится, если так можно выразиться, «скучать» и в связи с очередными воинственными эскападами президента Азербайджана Ильхама Алиева – как в Сочи на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», так и несколько позже в Ашхабаде, где собрались на ежегодную встречу главы государств СНГ. Очевидно, отвечая Николу Пашиняну, азербайджанский лидер, в явном противоречии с международной практикой, вновь отрицал понятие «народ Нагорного Карабаха», обозначив единственное приемлемое для официального Баку решение вопроса – а именно нереальное политико-правовым путем восстановление «территориальной целостности» в границах бывшей советской республики. Нереальное хотя бы потому, что государства, в которое входила Азербайджанская ССР, вот уже скоро как 30 лет не существует.

Для нас же более существенным и тревожным обстоятельством представляется смертельное ранение от вражеской пули очередного армянского контрактника в Тавушском марзе

1 октября – то есть аккурат в день проведения в Ереване заседания Высшего совета ЕАЭС. И здесь необходимо подчеркнуть как символическое, так и организационно-практическое значение ряда военно-учебных мероприятий, прошедших в Республике Армения и Республике Арцах, где отрабатывались механизмы развертывания Вооруженных сил армянских государств (с подключением резервистов) и их боевого применения в условиях открытой агрессии со стороны соседнего государства. Кроме того, в начале октября на полигоне «Баграмян» состоялись очередные российско-армянские батальонно-тактические учения с привлечением значительного количества военнослужащих, наземной техники и авиации. Различные аспекты двустороннего сотрудничества на фоне приезда в Ереван президента России и ряда его встреч привлекли повышенное внимание местной прессы, включая издания, аффилированные с находящимся под стражей вторым президентом Робертом Кочаряном, с супругой которого Владимир Путин провел отдельную встречу. Тем не менее, лидеры государств вновь подтвердили стратегический характер двусторонних отношений, имеющих крепкую историческую основу. Президент России поздравил Никола Пашиняна «с результатами саммита в Ереване, они действительно хорошие. И с точки зрения развития связей с нашими партнерами из третьих стран, и что не менее важно, а может, и важнее то, что не было ни одного сбоя. Наоборот, достигнуты все договоренности в рамках организации. Вы – тот человек, который приложил максимум усилий для такой результативной работы. Я вас не только поздравляю, но и хочу поблагодарить». Впрочем, за рамками официальных любезностей следует признать, что проблемы накапливаются, о чем свидетельствует хотя бы ситуация, сложившаяся вокруг Южно-Кавказской железной дороги. По мнению председателя партии «Во имя социальной справедливости» Армана Гукасяна, действующий глава правительства Армении пытается показать полноценный и полноформатный характер своих переговоров с российским лидером, что может быть некоторым преувеличением. В реальности же переговоры оказались разорванными на две встречи, по итогам которых не было объявлено о решении какой-либо из немаловажных проблем актуальной двусторонней повестки: «В частности, нет ясности по цене на газ, а Ереван продолжает требовать от Москвы полного объединения газовых рынков и выравнивания цен с внутрироссийскими. Сохраняется также напряженность вокруг ЮКЖД и «Газпром Армения» – двумя ключевыми российскими стратегическими инвесторами в армянскую экономику. В этой связи стоит отметить предложение Владимира Путина Николу Пашиняну нанести официальный визит в Москву, что можно расценивать как приглашение к дальнейшему предметному диалогу по всему спектру имеющихся вопросов».

Через несколько дней после саммита ЕАЭС в Ереване побывали заместитель министра транспорта РФ Владимир Токарев и генеральный директор – председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозеров, назвавший главным условием продолжения модернизации инфраструктуры Армении решение всех спорных вопросов в духе конструктивного взаимодействия. Попытки найти взаимоприемлемые решения по спорным вопросам продолжаются именно в таком ключе, а значит – не могут не увенчаться успехом. «Россия наш важнейший стратегический союзник, и, как и между всеми партнерами, у нас тоже есть проблемы во взаимоотношениях, которые необходимо решать при обоюдном понимании, – считает А. Гукасян. – Но я считаю преувеличенными те оценки, что армяно-российские отношения переживают серьезный кризис и существует недопонимание. Более того, я считаю, что такие высказывания и оценки несут вред нашим отношениям и в первую очередь вредят интересам Армении. Никакого кризиса нет, так как Россия продолжает поставлять Армении вооружение по подписанным контрактам и по внутренним ценам, нет никаких проблем с деятельностью 102-й российской базы в Гюмри и в других сферах также проблем нет. А существующие проблемные моменты, повторюсь, должны решаться посредством конструктивного диалога в рамках динамично развивающихся армяно-российских отношений».

Таким образом, хотя кризиса нет, но тревожные тенденции налицо, и важно не допустить их усугубления, на которое сильно надеются различные ближние и дальние интересанты, особенно этого и не скрывающие.

Андрей Арешев, Москва, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля