№11 (322) ноябрь 2019 г.

Гор Нахапетян: Человека, который не занимается благотворительностью, на карте мира нет

Просмотров: 6804

Что такое благотворительность? Какой она должна быть? Как воспринимает филантропию современное общество? Какие эмоции управляют человеком? Как стать счастливым? На эти вопросы газете «Ноев Ковчег» ответил Гор Нахапетян, соучредитель благотворительного фонда «Друзья», председатель совета выпускников Московской школы управления «Сколково», советник ректора МШУ «Сколково».

– Гор Борисович, у Вас богатая трудовая биография: Сбербанк, «Тройка Диалог», «Сколково». Какими проектами Вы заняты сегодня?

– Основные проекты, которыми я занимаюсь в настоящее время, реализуются в образовательной и благотворительной сферах. В области образования это, прежде всего, запуск платформы Experum, дающей доступ к экспертам и коучам в разных направлениях.

– Что это за онлайн-платформа?

– Эта платформа, на которой Вы можете зарегистрироваться, например, как эксперт по средствам массовой информации, определить стоимость Вашей консультации и Ваше время могут «купить» заинтересованные пользователи. Через онлайн-платформу приобретают товары и услуги, а у нас можно купить время профессионалов. Одним словом, Вы можете найти нужного эксперта и оплатить его консультацию.

Другой бизнес-проект – Profilum.ru, это сервис профориентации для детей, начиная в основном с 14 лет. Многие из ребят не знают, чем станут заниматься в жизни. Родители зачастую также не сразу определяют сферу, в которой их ребенок сможет себя реализовать. Сегодня, например, «модно» стать программистом, вчера престижно было быть юристом или банкиром. Ребенку, который решает, куда пойти учиться, сориентироваться сложно. Поэтому мы создали платформу, где можно пройти тест и по его результатам определить, какую профессию будущего выбрать.

Еще один образовательный проект – Московская школа профессиональной филантропии. Он реализуется совместно с Высшей школой экономики и нашим благотворительным фондом «Друзья». Мы обучаем директоров и руководителей некоммерческих организаций. Это своего рода MBA для благотворительности.

– Как Вы считаете, готово ли общество адекватно воспринимать филантропию?

– Понимание сути благотворительности за последние годы возросло. Мы считаем благотворительность индустрией. В России зарегистрировано более 200 тысяч НКО. В этой сфере занято много людей, они предоставляют большое количество услуг, создают различные продукты и сервисы с тем, чтобы помогать там, где государство не задействовано. Государство не может уследить за всем, а ситуации возникают самые разные и сложные. Благотворительность идет «снизу». Государство действует «сверху». Одно без другого не работает.

Объем денежных средств в «общем котле» благотворительности растет из года в год, и конкуренция увеличивается. Профессионализм в благотворительной деятельности становится ключевым конкурентным преимуществом.

– Этим занимается фонд «Друзья», соучредителем которого Вы являетесь?

– «Друзья» – B2B фонд. Мы, фонд «Друзья», – благотворительный фонд, миссия которого – становиться более профессиональными, и мы делаем все для того, чтобы индустрия благотворительности стала таковой.

Главой попечительского совета является Иван Ургант. В совет входят оперная певица Аида Гарифуллина, журналист и телеведущая Софико Шеварднадзе, журналист Леонид Парфенов, актриса Ингеборга Дапкунайте, президент Российской федерации баскетбола Андрей Кириленко. В правлении фонда – Алексей Малиновский, глава Mastercard в России, Казахстане, Беларуси и Армении, ресторатор Александр Раппопорт, управляющий директор PWC Светлана Миронюк, член совета директоров Альфа-Банка Алексей Марей, первый заместитель председателя совета директоров Альфа-Банка Олег Сысуев. Председатель правления – Оксана Разумова.

Соучредителей фонда трое – Дмитрий Ямпольский, Ян Яновский и я. Наша миссия состоит в том, чтобы поднять уровень профессионализма благотворительных фондов. Мы работаем по трем направлениям. Первое, как уже было сказано выше, Школа филантропии, где обучаются по модульной системе по 5 дней в течение 9 месяцев.

Наряду со Школой филантропии действует интернет-ресурс, который называется Procharity.ru. На этой онлайн-площадке «встречаются» фонды со своими задачами и интеллектуальные волонтеры, готовые потратить свое время на их решение. Любой зарегистрированный на нашем сайте волонтер может «взять» задачу, которую поставил фонд, и выполнить ее.

– Какую, например?

– Задачи самые разные. Например, написать договор на предоставление тех или иных услуг, решить ту или иную дизайнерскую проблему. Все на добровольных началах. Агрегатор функционирует достаточно просто: организации размещают запросы на определенные интеллектуальные работы, и волонтеры выбирают посильное для себя дело, например, в области маркетинга и коммуникаций или перевода. Если вы профессионал и готовы «подарить» свое время фондам, заходите на сайт procharity.ru, выбирайте раздел «Волонтерам», узнайте, чем можете помочь, регистрируйтесь и действуйте. На нашей платформе сотрудничают уже больше 1000 волонтеров и более 100 фондов. Мы стараемся поощрять волонтеров, предоставляем им билеты в театр, бонусы от авиакомпаний, дарим другие приятные мелочи.

– Вы прошли курсы делового менеджмента в Американском университете Армении, обучение в бизнес-школе INSEAD. Что дало Вам это?

– Самое основное – связи (network) и понимание того, как строится образовательный процесс. Меня научили учиться. До того, как приступить к созданию МШУ «Сколково», наша команда побывала во многих бизнес-школах, общалась с директорами, ректорами и соучредителями. Нам надо было научиться самим, прежде чем создавать новую образовательную структуру.

– Что для Вас значит благотворительность? С какими фондами Вы сотрудничаете?

–?Благотворительность – часть моей жизни. Надо не только брать, но и отдавать. Человека, который не занимается благотворительностью, на карте мира нет. Ты – никто, и звать тебя – никак.

Мы помогаем индустрии стать более профессиональной. Рубль, который тратим на обучение профессионализму, дает в фондах 100 рублей «выхлопа». Для меня большое наслаждение делать общее дело вместе с друзьями, тем более, когда получается. Занимаясь благотворительностью, «обрастаешь» огромным количеством связей. Не боюсь утверждать, что заниматься благотворительностью выгодно.

Есть еще одно направление нашей работы, где мы выступаем, по сути, акселератором. Раз в год экспертный совет отбирает фонды, с которыми мы тесно сотрудничаем, начиная с разработки стратегии и заканчивая предоставлением наших сотрудников, которые работают там 2 года. Мы активно сотрудничаем с 20 известными фондами, в том числе «Ночлежка», «Старость в радость». Налаживаем работу с фондами «Доктор клоун», «Антон тут рядом», «Солнечный город». Список длинный. Руководителей фондов направляем получить недостающие знания в Школу филантропии или в «Сколково».

– Лучше купить удочку, чем подарить два килограмма рыбы?

– А разве кто-то может быть против этого утверждения? Подачкой отделаться проще. Если даришь два килограмма рыбы, ставишь галочку себе. Сложнее научить ловить рыбу, потратить на это свое личное время.

– В одном из интервью Вы процитировали слова Виктора Гюго: «Кто открывает школы, тот закрывает тюрьмы». Как Вы воспринимаете их смысл?

– От уровня развития человека зависит уровень его жизни. Без образования нет науки, без науки нет открытий, прогресса в обществе. Если в Армении не будет развиваться наука, образование, стране останется только копировать то, что где-то уже придумано и где-то уже сделано. Уровень развития образования и науки ставит страну в рейтинге на определенное место.

– И какое место в таком рейтинге занимает сегодня Армения, по Вашему мнению?

– Армения теряет уровень образования из года в год. На сегодняшний день в Армении реализуется около четырех школьных образовательных проектов, а должно быть в разы больше. В свое время уровень преподавания фундаментальных наук в Ереванском государственном университете, который я заканчивал, был очень высоким. Сейчас, увы, сколько научных статей публикуется в разных научных журналах?!

Но образование не заканчивается с получением диплома. Учиться надо всю жизнь, тем более сегодня, когда все так быстро меняется. Я сам поменял в жизни несколько направлений деятельности, и всегда приходилось учиться. А учиться тоже надо уметь.

– Какие проекты Вы реализовали в Армении?

– Я участвовал во многих. Все проекты реализовывались группами друзей при содействии коллег и партнеров. Один из самых интересных проектов, который породил много идей – «Армения-2020». Его целью было определение перспектив развития Армении до 2020 года, выявление стратегических приоритетов как в самой стране, так и за ее пределами (кстати, в будущем году этому проекту – 20 лет).

Также я состоял в Комитете конкурентоспособности Армении, куда входили члены правительства и бизнесмены Рубен Варданян, Нубар Афеян и другие. Программа «Возрождение Татева» была запущена в 2008 году. Она сочетала благотворительный проект по возрождению монастыря, социально преобразующие инвестиции в виде строительства канатной дороги «Крылья Татева» и капиталовложения в социальную инфраструктуру для развития местных общин. Строительство канатной дороги финансировали более 400 частных инвесторов, в том числе предприниматель Рубен Варданян. Государство строило дороги, занималось электрификацией.

Принципиально важным стало возрождение образовательного наследия и монастырской общины Татева. Кстати, на тот момент в Армении не было ни одного действующего мужского монастыря.

В рамках «Армении-2020» был разработан целый ряд урбанистических проектов. Город и его душу надо любить и вопросы его развития принимать близко к сердцу. Урбанистика – наука не только о городе, но и о его живой душе.

– Расскажите об этих проектах подробнее.

– С друзьями мы собирали средства на восстановление и строительство памятников в Ереване, в том числе реставрацию памятника Давиду Сасунскому. Восстанавливали городские пулпулаки – фонтанчики для питья воды, их стали когда-то закрывать, чтобы продавать больше кока-колы. Инициировали создание памятника дудуку, автором которого стал Фридрих Согоян. К сожалению, мы не смогли его перевезти в Армению, памятник был установлен в Москве, в Первом Щемиловском переулке перед армянской школой. Копия находится в Ленинакане. Открыли в Ереване по инициативе Рафаэла Оганесяна памятник Уильяму Сарояну и даже памятник игрокам в нарды. На площади у оперного театра заменили все люки, теперь каждый имеет свой уникальный дизайн. Привели в порядок забор, за которым находился Дом приемов правительства. На нем теперь размещен весь армянский алфавит. Каждый из нас оплатил изготовление одной буквы. Все они подсвечены. Те, кто участвовал в этом проекте, посвятил «свою» букву родителям и близким.

Когда реализуешь тот или иной проект, главное – вовлечь в него максимальное количество людей. Я никогда не говорю «я сделал», а говорю «мы сделали».

– Вы часто бываете в Армении, какой Вы видите страну после «бархатной революции»?

– Я отвечу на Ваш вопрос с точки зрения психологии. Один из предметов, который мы преподаем в школе, называется эмоциональный интеллект. Мы исходим из того, что у человека есть четыре базовые эмоции. Основная эмоция, с которой мы рождаемся, – счастье. Вторая – гнев. Третья, обращенная к будущему, – страх. Эмоция, направленная на прошлое – печаль. Комбинация этих четырех порождает любую другую, любое другое чувство, в том числе стыд. Когда ребенок родился, этого чувства у него нет. Стыд – это страх, что тебя не так поймут, что скажут соседи и т.д.

Любое чувство можно разложить на эти четыре составляющие. Если человек «зависает» между гневом и печалью или между гневом и страхом, то счастье как эмоция присутствует в его жизни все меньше и меньше.

То, что произошло во время революции, и все были тому свидетелями, это появление надежды на будущее и защиты перед ним. Вдруг оказалось, что весь армянский народ стал счастливым. Армения находится на первом месте по числу заболеваемости раком, а человек заболевает в том числе тогда, когда мало находится в состоянии счастья. С точки зрения психологии из состояния гнева родилось состояние счастья. Если говорить о любом правителе, то его основной KPI, основная задача в том, чтобы сделать народ счастливым. И дело не в показателе ВВП на душу населения, а именно в достижении психологического счастья.

– Состояние счастья в армянском обществе, по Вашему мнению, по-прежнему доминирует?

– Сегодня я вижу, что страх перед будущим нарастает. Пружина счастья, которая вырвалась наружу, начинает постепенно сжиматься. Я надеюсь, что ее удастся удержать. А это достигается тем, что перед будущим выставляется надежная защита. Люди не могут жить только сегодняшним днем, они должны планировать свою жизнь, будущее своих детей на определенную перспективу. Нужно также сочувствовать прошлому, искренне сопереживать и не скупиться на слова поддержки и тем самым помогать избавляться от печали, чтобы становиться счастливым.

Сегодня в армянском обществе нарастает деление на «своих» и «не своих». Можно понять желание новой власти избавиться от старой, но делается это недостаточно профессионально. Чтобы создать благополучное будущее, надо профессионально управлять страной. А этому надо учиться. Без образования двинуться вперед невозможно. Учеба на ошибках обходится слишком дорого. Надо вовлечь в управление страной профессиональные кадры, обратить их «в свою веру». Вовлечение – лучше, чем разделение, которое продолжает усиливаться.

– А что необходимо сделать для диаспоры, на Ваш взгляд?

– Что касается диаспоры, надо думать не только о том, что диаспора может сделать для Армении, но и что страна может сделать для нее. Что делает Армения для диаспоры с точки зрения ее безопасности? Любое неверное слово о той или иной стране может привести к тому, что жизнь диаспоры в этом государстве станет невыносимой.

Что делает Армения для диаспоры в плане образования, чтобы мы могли направлять своих детей учиться в Армению, а не в Лондон? Что предпринимает страна в плане медицины, чтобы мы имели возможность приезжать туда лечиться, по примеру Израиля? Приезд одного человека на лечение или обучение создает минимум 5-6 рабочих мест, а это уже экономика. Я считаю, что потоки благотворительных денег диаспоры из-за рубежа наносят стране вред. Диаспора должна помогать кадрами, знаниями, связями.

Кто мы? Куда идем? С кем идем? Я ищу ответы на эти три вопроса. Когда я участвовал в уникальном культурно-просветительском проекте для диаспоры «Лсаран» в Москве и выступал с лекцией на тему «Бренд Армении», вместе с аудиторией мы пытались идентифицировать его. Что такое Армения? Что такое армянский мир? Наверное, одна из самых сложных задач – определить минимум 3, максимум 5 составляющих бренда Армении, определить понятие «армянин», выбрать 3 определения, которые может дать нашему соотечественнику человек любой другой национальности.

– И какие были предложения?

– Самые разные. Государственные структуры, церковь, общество должны быть в этих определениях едины.

Я очень хочу, чтобы армянином было бы быть «выгодно», чтобы любой человек хотел иметь дело с армянами. За этим должно стоять, конечно, большое доверие.

Я хотел бы, чтобы нас воспринимали как людей с большим чувством юмора. Это влияет в том числе и на счастье. Позаимствовать этот бренд у Одессы было бы неплохо. Для этого надо организовывать юмористические фестивали, разного рода мероприятия, чтобы люди со всего мира приезжали в Армению отдыхать и смеяться. В плане геополитики, думаю, сложно воевать со страной, одна из составляющих бренда которой – юмор. Юмор – веселье, счастье, хорошее настроение. Лондон, например, воспринимается в мире как центр бизнеса, Париж – как центр моды и любви. Корея – как центр технологий. Хотелось бы, что Армению воспринимали как центр счастья.

Хотелось бы также, чтобы Армения воспринималась как наукоориентированная и образованная страна, а армяне – передовая нация и чтобы на эти направления выделялись соответствующие средства из бюджета.

– Большую часть бюджета Армения вынуждена сегодня тратить на вооружения…

– Как защищаться без науки? Вооружения технологизируются, значение науки возрастает и в военном плане. Нужны разработки новых технологий, современных дронов.

Кстати, война идет и в средствах массовой информации, а их у нас практически нет. Когда мы выпускали уникальный журнал «Ереван», издание не для армян, а про армян и притом на нескольких языках, государство его не поддержало. Ситуация с аналогичным журналом «Баку» была диаметрально иной.

– Какой Вам видится роль армянской диаспоры в России? Насколько она интегрирована в общество, по Вашему мнению?

– Важную объединяющую роль играет церковь, посольство Армении в РФ, общественные организации, которые консолидируют диаспору. Сегодня в России живет уже второе и даже третье поколение наших соотечественников. Одно из моих опасений в том, что молодежь ассимилируется. Заключается много смешанных браков, рождаются очень красивые дети, но при этом армянский язык исчезает, они уже его не знают. Чтобы исправить это, можно было бы, например, отправлять детей в Армению на отдых в детские лагеря, где они быстро выучат язык, подружатся со своими соотечественниками из разных стран, приобщатся к армянскому миру. Это именно то, что Армения должна делать для диаспоры.

– Вы не раз подчеркивали, что предпочитаете работать в команде. Что означает для Вас понятие «лидер»?

– В настоящее время пишу книгу в соавторстве с Викторией Михайловой под названием «Тандемократия». Повсеместное педалирование темы лидерства привело к тому, что образовался большой пласт нарциссов. А между тем человек не может ничего создать в одиночку, только в тандеме. Я за лидерство двоих, а не одного. Тандемов много и в бизнесе, и в творчестве, и в других сферах, в том числе в семье. Мы хотим ввести понятие «тандем», и чтобы оно вошло в наш обиход так же, как слова «друг», «партнер», «супруг». Любой лидер имеет тандемии, и интересно наблюдать, с кем он в тандеме. Работая над разными проектами, можно иметь 5-6 тандемов одновременно.

– На кого Вы равнялись в жизни? Кто был для Вас авторитетом?

– Родители в первую очередь. Все идет от воспитания, которое мы получили в детстве. Недавно отметил с отцом создание им нового направления в армянской науке. Его статья о сделанном открытии в математике опубликована в очень уважаемом журнале. Ученики отца работают по всем миру.

Ролевыми «моделями» являлись для меня также родители моих друзей, а в Армении у меня их было много. Отец моего близкого друга был физиком, мы постоянно мастерили и паяли платы, делали роботов у него дома. И сегодня я продолжаю этим заниматься, у нас есть корпорация роботов, и мы учим детей создавать их, запускать в космос ракеты.

Определенное влияние на меня оказали и учителя, каждый из них сделал «засечку» в моем мировоззрении. Все эти люди формировали меня как личность.

Более 30 лет мы работали в тандеме с Рубеном Варданяном, у нас было много партнеров, и каждый что-то привнес в мое видение мира.

– Вы счастливый человек?

– Очень. В эмоции счастья нахожусь чаще, чем в других. В моей жизни есть те, кто сочувствует моим печалям, есть те, кто готов защитить меня перед будущим, есть дети и внук, которые радуют.

Редакция газеты «Ноев Ковчег» сердечно поздравляет Гора Борисовича Нахапетяна с золотым юбилеем – 50-летием. Желаем юбиляру дальнейших успехов в благородной и разносторонней деятельности, новых творческих идей, интересных проектов и надежных партнеров.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

  1. С интересом прочитал интервью. Такие кадры нужны в Армении на главных государственных постах.
  2. Паркев с вами на 100 процентов согласен, такие у нас есть личности в России как Гор Нахапетян, Рубен Вартанян, Артем Оганов, Давид Ян.... Они могут и должны возглавить Армению, ее экономику и правительство , если нет, будет катастрофа. Гор Нахапетян говорит умные вещи и это интервью в основном о благотворительности. Нужно больше говорить о политике и экономике. В целом, интервью отличное и спасибо за публикацию.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты