№11 (322) ноябрь 2019 г.

Дидье Маруани: Главная составляющая в музыке – мелодия

Просмотров: 3061

Дидье Маруани… Талант «Дяди Степы» из Монако с синтезатором через плечо раскрылся на сценах бывших республик СССР. О новых гастролях в нашу страну музыкант начинает говорить сразу по окончании очередных. Свой юбилейный тур Дидье Маруани охарактеризовал как концептуально новый. Хорошо известно, что этот выдающийся музыкант не только научил многих, но и постоянно учится сам.

Тема нашего разговора с Дидье Маруани посвящена событиям, мало замеченным российской прессой. Совсем недавно команда «Спейс» отметила сразу два юбилея – 35-летие прорыва группой «железного занавеса» и 40-летие самого коллектива, возглавляемого все эти годы Маруани.

Я трижды беседовал с Дидье и его командой, и каждый раз мы как бы начинаем диалог заново. На этот раз наша встреча состоялась во время его работы над мюзиклом о первом космонавте планеты. Космический музыкант продолжает тему космоса и человека, считая, что они связаны намного теснее, чем утверждает физика…

– Дидье, в юбилейные годы, как правило, оглядываются назад, вспоминают тех, кто был рядом, оценивают пройденное и сделанное. Допустим, жизнь удалась, но что-то ведь не завершено или остается только в мечтах: «Космическая опера – 2», то есть ее продолжение, мюзикл «Гагарин», концерт у Эйфелевой башни… Я что-то упустил? Или это еще в планах?

– Вы имеете в виду продолжение моего известного альбома? Оно возможно. Но пока не могу решиться! Сама же мелодия «Космическая опера – 2» из первого диска неплохая, на мой взгляд, однако для меня она не на приоритетном месте.

Вот уже 3 года я работаю над новым мюзиклом. Изменил его первоначальное название «Гагарин», чтобы придать произведению, как говорится, международный характер. Новое название – «Гонка к звездам» (От первого человека в космосе – до первых шагов по Луне.) Над этим мюзиклом идет очень напряженная работа, я сочинил уже 22 композиции. И мюзикл вызывает у меня и автора либретто большие эмоции все эти 3 года. Сейчас мы ищем продюсеров, ведь шоу такого рода весьма затратное. Но я уверен, что мюзикл станет главным событием моего творчества.

– Чуть более 35 лет назад Вы впервые «прорвались» в СССР. Сегодня уже можно говорить о том ключе, которым Вам удалось открыть «железный занавес». Это политика разрядки, ходатайство отряда космонавтов, взаимодействие министерств культуры и иностранных дел наших стран?

– Всё вместе. В сентябре 1982 года через одного из сотрудников моей звукозаписывающей компании, который был знаком с атташе по делам культуры посольства СССР, меня пригласили в советское посольство принять участие в праздновании годовщины Октябрьской революции. Там я был представлен министру культуры СССР. Министр посмотрел на меня, как если бы я был Пол Маккартни или Мик Джаггер. Он сказал, что меня знают в Советском Союзе не меньше, чем группы «АББА» или «Битлз», и он хотел бы пригласить меня и мой коллектив в СССР с концертами. Я сразу же сказал, что хотел бы выступить перед большим количеством людей и после гастрольных выступлений дать большой концерт на Красной площади в Москве. Министр выждал несколько секунд и ответил: «Господин Маруани, Вы сможете выступить с концертами на самых больших стадионах страны, в Москве, Ленинграде, Киеве. Но Вы даже не можете и думать о том, чтобы дать концерт на Красной площади. Вы хоть знаете, кто находится на Красной площади?».

Итак, 8 месяцев мы готовились к концертному туру, который получил поддержку советского и французского министерств по делам культуры, Госконцерта, и МИДа Франции, которое финансово поддержало проект, потому что для русской стороны этот тур оказался очень затратным.

Я никогда не касался политики, не поддерживал кого-либо из русских или французских политиков. Как артист, я хотел отправиться в эту огромную, но закрытую в то время страну и подарить своей музыкой счастье людям. И, кажется, моя миссия удалась.

– Ни один Ваш альбом не обходился без какой-либо песни или хорала. Это дань прошлому, когда Вы начинали карьеру певца? Еще немного о песнях: в одном из недавних интервью Вы признались, что в целом положительно относитесь к такому авангарду, как рэп, который получил достаточное признание, главным образом, в США и во Франции. Вы считаете это направление музыкой или демонстрацией свободы слова под ритм?

– Когда я создавал первый альбом после сингла «Magic Fly», подумал, что было бы хорошо включить в него 2 песни без сопровождения оркестра. Поэтому я сочинил их и начал сотрудничать с потрясающей бэк-вокалисткой Элтона Джона Мэделин Белль и рок-звездами. Я был рад, что в моих оркестровых альбомах появились также песни.

Что касается рэпа, я думаю, что эта музыка дает артистам возможность самовыражения, даже если они не является великими певцами. Это направление музыки привнесло новое в ритм и лирику, язык улицы. Вместе с тем я полагаю, что в современном музыкальном бизнесе рэпа слишком много.

– У Вас большой опыт написания рок-опер, которые так и не дошли до сцены. Не ко всем из них писал либретто Тим Райс, не всем так везло с продюсерами, как Эндрю Вэберу. Ваше новое большое произведение – рок-опера «Гагарин». Я знаю, работа над ней в самом разгаре, что-то уже можно послушать?

– У меня нет большого опыта в создании рок-опер. В 1978 году я выпустил двойной альбом «Дети мая 1968 года» о событиях во Франции в мае 1968 года. Впервые во Франции артисты из различных звукозаписывающих компаний участвовали в создании одного концептуального альбома. Он получил хорошие отзывы и имел успех. Однако мы не нашли продюсера. Что же касается рок-оперы, над которой я работаю уже 3 года, то могу сказать, что мы завершаем переговоры с продюсерами. Но надо понимать, что мюзиклы стоят очень дорого и должны ставиться сразу во многих странах мира.

Мы закончили нашу работу и назвали ее «Гонка к звездам». Конечно, в ней будет рассказываться о жизни Гагарина, но также и о соперничестве между русскими и американцами во времена холодной войны и об освоении космоса СССР и США. Я думаю, что сегодня проект уже вышел на международный уровень, что привлечет внимание продюсеров. Я очень рад, что работа над мюзиклом закончена. Все композиции в музыкальном плане будут представлять собой микст поп-музыки, рок-музыки и музыки электронной. Буду использовать синтезаторы и симфонический оркестр.

– Русский текст будет готовить Ваш давний партнер Любовь Воропаева?

– Я думаю, сначала мюзикл будет показан во Франции, в Париже. Но мы уже начали работать с Любовью Воропаевой и над его русской версией.

– Кого Вы видите исполнителем главной роли или еще не определились с кандидатами?

– Мы уже отбираем исполнителей в Париже. В мюзикле примут участие хорошо известные артисты и певцы. Надеюсь, что, когда продюсер подпишет контракт, мы приступим к работе над русской версией и найдем для исполнения мюзикла хороших русских актеров.

– Были ли у Вас какие-либо сложности с Еленой Гагариной, дочерью космонавта?

– Никаких сложностей нет. Я встречался с Еленой Гагариной в Москве и рассказал, что работаю над мюзиклом, в котором появится ее отец.

– Ваш первый тур по Стране Советов состоялся в 1983 году, тогда Вы выступили в Москве, Ленинграде, Киеве. Время изменило публику, по Вашему мнению?

– Тот первый концертный тур был по-настоящему великолепным. Все, кто соприкасался с мюзиклом, открывали для себя новый мир. Было нелегко, потому что русские не имели опыта организации таких крупных мероприятий. Но мы все преодолели! Зрители приняли нас тепло, и было замечательно выступать перед ними.

Время не изменило зрителей, которые по-прежнему горячо нас приветствуют и демонстрируют любовь к нашей музыке. В 1983 году в «Олимпийском» и на других площадках, где мы выступали, было много представителей сил правопорядка, публика не могла даже подняться и аплодировать. В конце концов, ей удалось это сделать. Зрители подарили мне много любви на каждом из 21 концерта. Этот тур навсегда останется в моем сердце как одно из самых сильных эмоциональных воспоминаний.

– Память иногда возвращает Вас в 1992 год? Это была уже новая Россия, и исторический концерт «space» на Красной площади призван был, очевидно, декларировать наступившую свободу. Что Вам запомнилось? Кто помогал организовывать это мероприятие прямо у стен Кремля на фоне Исторического музея?

– Как я уже говорил, моей мечтой в 1982 году было дать бесплатный концерт москвичам на Красной площади. В 1991 году во время тура по Союзу я опять заговорил об этом с Франсуа Ашером, Сергеем Коровиным и Татьяной Бутковской, которые помогли передать мою просьбу мэру Москвы Юрию Лужкову. Я хотел, чтобы москвичи наслаждались Красной площадью не только как местом проведения военных парадов, но и как площадью, на которой звучит Музыка.

– Одиннадцать лет спустя Вы были готовы повторить такое выступление, но уже в Санкт-Петербурге на Дворцовой площади. Почему не получилось?

– Тогда концерт в Санкт-Петербурге на Дворцовой площади не состоялся из соображений безопасности. Но это удалось сделать позже другим артистам.

– Есть еще интересный факт, о котором Вы почти не упоминаете. В середине девяностых Вы собирались выступить в Санкт-Петербурге, решение затягивалось. Конец чиновничьим проволочкам поставил работавший тогда вице-мэром города глава нашего государства Владимир Путин. Расскажите об этом.

– В 1991 году я участвовал в телемарафоне в городе Кирове, и мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак предложил мне приехать в Северную столицу. Я приехал, и, пока ждал встречи с ним, какой-то человек подошел ко мне и попросил подписать открытки и альбомы. Он сказал, что его дочери увлекаются моей музыкой. Конечно, я подписал открытки и альбомы. Этим человеком был Владимир Путин. Несколько лет спустя, когда Владимир Путин уже был президентом России, я направил ему полное собрание дисков «Space», и через 5 дней он его получил. В свою очередь, президент отправил мне письмо через российское посольство в Париже, поблагодарив за подарок.

– Ваша группа часто играет с симфоническими оркестрами. Думается, бывает сложно соединить в единое целое звучание электронных, классических и даже народных инструментов, таких как дудук, например, как было на концерте в Ереване.

– Мы всегда заранее подготавливаем две версии: с учетом и без учета сопровождения симфонического оркестра.

Поэтому участие какого-нибудь инструмента в концерте – не проблема. Что же касается гостей, таких как Дживан Гаспарян (он играл на дудуке на концерте в Армении), мы всегда рады такому сотрудничеству. Дживан – очень талантливый музыкант, он умеет правильно услышать музыку и гармонично соединить с игрой на дудуке. Такой человек никогда не подведет.

– Сегодня Вы частый гость Закавказских республик, хотя в 1983 году Ереван, Тбилиси не значились в списке посещаемых городов. Что зовет Вас туда снова и снова – красота мест или особенный колорит публики?

– Вы правы, в гастрольном турне 1983 года это было ошибкой. Но в этом нет моей вины, тогда многое решал Госконцерт. Эту ошибку мы исправили, и не раз, к нашей радости и радости публики. Мне нравится Ереван, гора Арарат, к которой, по преданию, причалил свой ковчег Ной. Я отдаю должное армянскому коньяку – это традиционно добрый напиток, но все-таки пью французский. А армянская кухня, которую я попробовал, настоящий эксклюзив. К сожалению, я так и не сумел запомнить названия блюд. Зато я хорошо знаю фамилию Хачатурян, его музыка – всегда желанный гость в моем доме.

– А людей Вы успели увидеть?

– На улице я встречал красивых женщин и мужчин. Армяне – мужественный и очень музыкальный, эмоциональный народ. Зрители хорошо понимают музыку и не скупятся на цветы для артистов.

– Предполагаете ли Вы в будущем поменять концепцию Ваших шоу? Если это так, то каков предполагаемый формат. Вы не планируете возвратить аналоговый звук на сцену?

– В настоящее время я как раз работаю над новыми концертами с талантливым русским режиссером Григорием Скоморовским. В них будет много сюрпризов и спецэффектов. Я думаю, уже через год мы сможем выступить в России, Белоруссии, Казахстане и, надеюсь, на Украине.

– На Вашей странице в Facebook большим успехом пользуются клипы семидесятых годов. Ничто не предвещало тогда скорый кризис первого «Space». Это было незабываемое время двух капитанов – Вас и Ролана Романелли. Какие проекты тогда намечались, но не смогли осуществиться из-за распада группы?

– Я работал с Роланом первые 3 года и над альбомами «Space». Он – великий и хорошо чувствующий музыку человек. Но наши пути разошлись, потому что я всегда выбирал музыкальные направления, по которым хотел идти. Группы – как супружеские пары. Очень часто они расходятся после нескольких лет совместной жизни. В музыкальной группе трудно ужиться разным эго музыкантов, поэтому они распадаются.

– В молодости, еще до поступления в консерваторию, говорят, у Вас были неплохие отношения с кожаным мячом.

– Я все еще интересуюсь футболом, но не так активно, как раньше. Этот вид спорта стал бизнесом, и менее интересным, на мой взгляд.

– Некоторое время назад Вы заключили контракт с «Роскосмосом» о доставке Вашего последнего диска «From Earth to Mars» с Земли на Марс. Когда это произойдет?

– Все зависит от того, когда состоится первый полет человека на Марс. Я надеюсь, что смогу стать свидетелем этого.

– В одну из своих поездок на Украину Вы открыли слушателям талантливого пианиста Евгения Хмару. Поддерживаете ли Вы с ним контакты? Были ли у Вас такие же «открытия» в других странах СНГ или в Европе?

– Да, Женя стал замечательным пианистом, виртуозом и прекрасным композитором. Он много работает и дает большое количество концертов. Женя потрясающе чувствует музыку. Я поддерживаю с ним контакт и пригласил его приехать этим летом на неделю к нам на Корсику. Я был очень рад встрече с ним. В Европе я не встречал такого одаренного артиста, как он.

– В Алма-Ате Вы играли с известной казахской скрипачкой Джамилей Серкебаевой. Одна из исполненных песен напомнила мне ранний «Secret Garden»…

– Мне понравилось выступать с Джамилей. Джамиля попросила меня принять участие в ее шоу в Алма-Ате, и я принял предложение с большим удовольствием. Джамиля очень талантлива и замечательный человек. Я получил большое удовольствие, работая с ней в шоу, которое даже показали по телевидению. Казахи – замечательные и очень горячие люди. Песня, о которой Вы говорите, является традиционной казахской песней, и притом очень популярной. В этой мелодии много чувств.

– Современная электронная музыка развивается на Ваших глазах. Какие ее направления кажутся Вам бесперспективными? За какими, на Ваш взгляд, будущее?

– Музыка всегда будет Музыкой и будет передавать или не передавать эмоции людям. Электронная музыка может развиваться, но главной составляющей в Музыке была и навсегда останется Мелодия. Когда у вас есть мелодия, вы можете по-разному аранжировать ее и исполнить. Как говорится в индустрии кино, хороший фильм – это хорошая история. Хорошая история в Музыке – это Мелодия.

– Вы суеверны? Может быть, у Вас есть талисман, который всегда при Вас и приносит удачу?

– Нет, я не суеверный. Мне нравится спокойно отдыхать в комнате отдыха, но я не нуждаюсь в одиночестве. Мне нравится, когда мой старший сын Себастьян, всегда находящийся со мной в турне, дает мне мой портативный синтезатор перед выходом на сцену и крепко целует. Я думаю, это заряжает меня энергией перед концертом.

– В одном из своих интервью Вы сказали, что Ваш любимый цвет черный. Почему?

– В этом нет глубокого смысла, просто я всегда любил черный цвет. Мое пианино черного цвета. И автомобиль. И мой синтезатор черный. Я люблю черную одежду, которая сочетается с цветом волос.

– Что Вы думаете о сегодняшнем кинематографе и музыке для кино? Какие фильмы наших дней Вам запомнились? Есть ли сегодня композитор, достойный Вашего восхищения?

– Музыка в кино изменилась. Продюсеры заблаговременно начинают работать над музыкальной составляющей фильма. Я посмотрел очень хороший фильм «Люси» французского режиссера Люка Бессона. Он действительно талантливый кинорежиссер и снимает потрясающие фильмы с большим бюджетом, и каждый раз идет на риск. Мне нравятся Ханс Циммер и Эрик Сера, работающий с Бессоном. Они оба очень талантливы.

– В конце января 2014 года Вы максимально приблизились к открытому космосу, совершив суборбитальный полет на Airbus, приспособленном для гиперболических полетов астронавтов Европейского космического агентства. Каковы ощущения?

– Это еще один удивительный опыт, который удалось получить в жизни. В течение 32 секунд при нулевой гравитации Вы парите словно птица. Вы делаете все, что хотите, со своим телом. Не ощущать воздействие гравитации – это настоящее удовольствие. Это нужно попробовать хотя бы один раз в жизни.

– Благодарю Вас за обстоятельную беседу. Успехов Вам и всему коллективу «Space»! С нетерпением ждем Ваших новых работ и неожиданных шоу.

– Большое Вам спасибо! Приятно было вспомнить прошлое и тех, кто мне помогал, кто оставался моим поклонником, несмотря на появление новых групп. Также благодарю Вас за добрые пожелания. Надеюсь, все, над чем я сегодня работаю, продолжит радовать слушателей.

Беседу вел Игорь Киселев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты