№12 (323) декабрь 2019 г.

Воин духа

Просмотров: 4071

Каждый житель Арцаха является реальным и потенциальным воином. Это касается и священнослужителей. Таковы реалии – перманентная гибридная война, навязанная властями соседней страны, заставляет народ маленького свободолюбивого армянского края быть всегда начеку и в случае необходимости оперативно мобилизовывать все без остатка ресурсы на защиту Родины, жизни и достоинства граждан.

Вместе с крестом священник Тер-Ованнес с первых же дней развязанной Азербайджаном против самоопределившегося Нагорного Карабаха (Арцаха) войны взял в руки оружие, понимая, что, надеясь на Бога, надо и самим заботиться о безопасности и предпринимать против вооруженного до зубов врага конкретные и действенные меры.

«Мы хотели вернуть Арцах мирным путем, мирными требованиями и не представляли, что настанет момент, когда придется взять в руки оружие и встать на защиту своего края», – признается он.

Тер-Ованнес родился и вырос в известном арцахском селе Ванк, расположенном у подножия горы Гандзасар, на которой возвышается знаменитый одноименный монастырь. Когда в 1988-м в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) начались массовые митинги с требованием о воссоединении Нагорного Карабаха (Арцаха) с Арменией – Миацум – почти каждый день он ездил на своем мотоцикле на центральную площадь Ленина в Степанакерте. Признается, что выкрикивали лозунги и требования о свободе и восстановлении исторической справедливости до потери голоса, думая, что в Москве их услышат, но в итоге поняли, что лишь оружием можно будет спасти Родину.

10 февраля 1988 года Грант (мирское имя Тер-Ованнеса) отмечал свое 25-летие и первый годик своего первенца Джалала. Участвовать в двойном семейном празднике приехали и родственники из Баку. Когда они вернулись домой, поняли, что ситуация в республике неуклонно ухудшается, представляя реальную угрозу их жизни и безопасности. Бакинские власти постепенно переводили мирные требования арцахцев в русло военного противостояния и решили для начала выместить свое зло на проживающих в крупных городах Азербайджана армянах. Уже в конце месяца последовали массовые армянские погромы в слывшем в АзССР интернациональным городе Сумгаите…

Однако агрессия со стороны Азербайджана и давление центральных советских властей лишь укрепляли арцахцев в их свободолюбивых устремлениях и уверенности в правильности выбранного пути. Не случайно второго сына, родившегося в том же 1988 году, Грант назвал Арцахом. Отец, конечно же, понимал, какую ответственность берет на себя, но был настолько убежден в своей правоте и конечной победе народа, что не стал слушать некоторых чересчур осторожных родственников.

Тер-Ованнес уверен, что если бы Нагорный Карабах еще лет пять оставался в составе Азербайджана, то этот исторический армянский край попросту перестал бы существовать.

«Но, Слава Богу, мы смогли правильно сориентироваться и поднять вопрос о том, что мы – армяне, христиане и это наша земля, а доказательства тому – наши церкви, монастыри…» – говорит священник.

Как же простой юноша встал на сложный и тернистый путь духовного служения, тем более на фоне того, что благодаря стараниям властей АзССР Нагорный Карабах стал единственным регионом бывшего Союза, где вера была абсолютно запрещена, где не было ни одного действующего храма, хотя до революции, по данным на 1913 год, епархия Карабаха имела 222 функционирующих церкви и монастыря, 188 священнослужителей и 206 тысяч прихожан, живущих в 224 армянских населенных пунктах. После того как в 1989 году Арцахская епархия Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) возродилась, на службу в Гандзасарском монастыре был назначен Микаел Србазан (Микаел Аджапагян), ныне предводитель Ширакской епархии ААЦ. Именно он убедил неравнодушного юношу Гранта стать священником. Тер-Ованнес признается, что Микаел Србазан увидел в нем веру, которую сам он не особо замечал. По совету священника молодой человек в 1990 году поступает в Духовную семинарию в Первопрестольном Святом Эчмиадзине. До того он успел окончить сельскохозяйственное и музыкальное учебные заведения. В годы учебы в Эчмиадзине Грант не прерывает связь с Арцахом, стараясь по мере сил поддержать борющихся за свободу земляков…

23 февраля 1992 года он был рукоположен в священники Верховным Патриархом и Католикосом всех армян, блаженной памяти Вазгеном Первым и назначен в Арцахскую епархию. А с благословения духовного предводителя Арцаха Паргева Србазана Тер-Ованнес стал настоятелем Гандзасарского монастыря.

Тем временем в Нагорном Карабахе разгоралась настоящая война. Приступив к своей миссии духовного пастыря, Тер-Ованнес благословлял бойцов самообороны на победу. Они шли к нему укрепить свой дух. Священник вспоминает, что даже те из ребят, кто поначалу робел или колебался, выходили после благословения из церкви преображенными – бесстрашными, сильными и, сжимая в руке подаренный священником крестик, решительно отправлялись в бой… Однако Тер-Ованнес не ограничивался молитвой. «Я не мог благословлять воинов, призывать их защищать Родину, отправлять на фронт, а сам лишь молиться, укрывшись в церкви. Я не мог не служить примером», – говорит он.

Выше Гандзасара была последняя точка местных ополченцев – группы из 40 человек. Тер-Ованнес брал оружие и лично шел на помощь ребятам, когда казалось, что они вот-вот дрогнут перед многократно превосходящими силами противника. Потом, оставляя свой пулемет у входа в церковь, заходил внутрь и молился Богу, прося простить его, если он, взяв в руки оружие, поступил неправильно, а если тем самым он не согрешил – благословить… Видно, Господь благословил: днем Тер-Ованнес служил в церкви, молился, а ночью шел в разведку, дежурил в окопах вместе с защитниками Родины.

«Ситуация была ужасная, противнику оставалось примерно два километра, чтобы войти в Гандзасар. Мы должны были быть рядом с бойцами, защищающими свою землю, свою Родину, свою Церковь. В противном случае какие мы духовные предводители, если не рядом с народом? Духовные отцы не шли завоевывать Баку или какую-либо территорию Азербайджана, а защищали свою землю, своих детей, родителей, своих соотечественников. И мы имеем на это право. Еще в 451 году во время Аварайрской битвы, Вардановой войны, наши духовные отцы были вместе с народом, своей паствой. Каждая эпоха имеет свои войны, мирные периоды, и духовный отец всегда должен быть рядом с народом», – утверждает Тер-Ованнес.

Необходимо также отметить, что сам Гандзасар стал одной из главных мишеней противника: азербайджанская авиация несколько раз бомбила армянский храм. Но каждый раз Бог спасал свою обитель, охраняя ее от серьезных разрушений, демонстрируя, по словам иерея, силу Святого Духа.

«В мире нет оружия, которое было бы сильнее веры», – говорил еще в 1992-м Тер-Ованнес, комментируя журналисту безуспешные попытки азербайджанской стороны разрушить Гандзасар артобстрелами и бомбежками…

При поддержке Свыше арцахцы защитили и сохранили Гандзасар, исцелили его многочисленные раны. Сам настоятель вместе с прихожанами и строителями лично таскал камни для восстановления исторического монастыря…

Годы спустя Паргев Србазан призовет Тер-Ованнеса к осуществлению новой миссии – возрождению другой святыни Арцаха – Дадиванкского монастыря, на территорию которого с освобождением Карвачара (Кельбаджара) в начале апреля 1993 года среди первых вместе с легендарными Монтэ Мелконяном, Норайром Даниеляном и другими храбрыми командирами и бойцами ступил и Тер-Ованнес, тогда еще настоятель Гандзасара. Храм был в полуразрушенном состоянии, загажен скотом, имущество расхищено. Но Провидение сохранило несколько ценностей, которые имеют для верующих огромное значение. Об этом расскажем чуть ниже.

Для справки отметим, что Дадиванк (другое название – Хутаванк), один из древнейших армянских монастырей (согласно преданию, был основан в I веке), расположен в Шаумяновском районе Республики Арцах, недалеко от райцентра Карвачар и в 15 километрах от границы с Азербайджаном. Монастырский комплекс возвышается над местностью на южном склоне лесистой горы (отсюда и второе его название – Хутаванк: «хут» (холм) и «ванк» (монастырь) – «монастырь на холме»). Комплекс назван в честь святого Дади – ученика апостола Фаддея, одного из 70 учеников Христа. Дади проповедовал христианство в I веке, однако был забит камнями местными жителями. Верующие похоронили его. Уже в IV веке, после принятия христианства, его могила, находящаяся под алтарем возведенного впоследствии храма, стала местом паломничества.

Исторические источники свидетельствуют о том, что Дадиванк всегда был мишенью для вражеских набегов. В 1145 году комплекс был разрушен сельджуками. Десятилетия спустя армяне восстановили его.

Дадиванк достиг расцвета в XIII-XIV веках. В его стенах создавались рукописи, он служил резиденцией епископов, княжеской гробницей и местом народного паломничества. Соборную церковь Дадиванка построила в 1214 году княгиня Атерка Арзу Хатун в память о своем усопшем муже Вахтанге (князе Атерка и всего Хаченского княжества в 1182-1214 гг.) и двух сыновьях.

До конца XVIII века монастырь являлся крупным культурно-религиозным центром, его обслуживало большое селение Хут. Однако начиная с XVII века монастырь стал постепенно терять свои земли, население десятков соседних деревень, в том числе и принадлежащих монастырю, было насильственно переселено в Персию.

В XIX веке монастырь окончательно опустел. Посетивший храм в середине века архиепископ Саргис Джалалянц описывал руины, которые «служили укрытием для разбойников, совершавших набеги на Арцах». Древние святилища были превращены в пастбища, плодовые сады одичали.

«Все церкви в Арцахе, в том числе Дадиванк, действовали до советского периода, и десятилетиями здесь было пустынно и безлюдно, – рассказывает Тер-Ованнес. – В конце 50-х – начале 60-х на территории Дадиванкского монастыря поселяют курда-пастуха с его большой семьей. Им дают овец, коров, лошадей, ослов, и весь монастырский комплекс превращается в хлев, в ферму. Каждый день прямо в центре храма разжигают костер для того, чтобы согреться, нагревать воду, готовить пищу… Но нет худа без добра – от открытого огня за 8-10 лет проживания курдской семьи в Дадиванке стены церкви полностью покрылись сажей, спрятавшей от врагов бесценные фрески и надписи. По этой причине азербайджанцы не заметили и не уничтожили их в годы освободительного движения арцахцев. Спасение фресок было чудом Божьим…»

Итак, в 2015 году архиепископ Паргев Мартиросян назначает Тер-Ованнеса настоятелем Дадиванка и духовным предводителем Шаумяновского района (административный центр в Карвачаре), поручая ему возродить деятельность храма.

«Не было ни дорог, ни электричества, ни места, где жить, – одни змеи да скорпионы», – вспоминает Тер-Ованнес.

Но унывать нельзя, и, засучив рукава, иерей со свойственной ему энергичностью приступает к делу. Реставрационные работы в монастыре, который был частично отремонтирован в 1999 году для спасения от разрушения, постепенно обретают размах. При содействии разных благотворителей духовные объекты комплекса получают вторую жизнь.

Для того чтобы очистить стены от многолетней сажи, не повредив фрески, нужны были особые средства. С этой целью к реставрационным работам были подключены специалисты из Италии, которые в 2014 – 2015 годах удалили толстый слой копоти, выведя на свет Божий фрески, датированные XIII веком. Они весьма примечательны своей тематикой. На одной показана житийная сцена интронизации Николая Чудотворца. Иисус в присутствии Богоматери и архангела Михаила передает Святое Евангелие Николаю Чудотворцу.

Любопытно, что изображение Святого Николая не встречалось ни в более ранние, ни в поздние периоды на фресках церквей, конфессионально принадлежавших ААЦ. В этом плане изображение Николая Чудотворца в Дадиванке считается единственно сохранившимся.

На другой фреске отражена мученическая смерть Святого Стефана – сцена побивания камнями Первомученика. Из росписи видно, как Божьи ангелы уносят его душу на небо, а он произносит: «Господи, отпусти им грехи их, ибо не ведают, что творят».

Восстановление Дадиванкского монастыря продолжается и сегодня. Помимо основных сооружений комплекса, под руководством Тер-Ованнеса ведется реконструкция сразу нескольких часовен в районе. Некоторые находятся в лесу, за горами, в труднодоступных местах, и стройматериалы приходится везти на место на ослах.

7 мая 2019 года была переосвящена церковь Пресвятой Богородицы Дадиванка. Предводитель Арцахской епархии объявил этот день днем паломничества в Дадиванк.

Впрочем, Дадиванк посещает множество туристов в любой сезон года, не только чтобы стать свидетелями очарования исторического храма, но и спеть под его сводами церковные песни – шараканы. По словам Тер-Ованнеса, энергетика монастыря оказывает сильное влияние на посетителей, даже на нехристиан.

«Приезжая сюда в качестве туристов, они уносят с собой веру хотя бы с горчичное зерно. Люди видят, какой жизнью жил армянский народ, как восславлял Бога, как верил своему кресту, как созидал, создавал хачкары. И сегодня наши хачкары, наши храмы свидетельствуют о том, что здесь жил армянин-христианин».

Крепкий, как окружающие его скалы, иерей Тер-Ованнес Ованнисян, истинный арцахец, отец большого семейства и духовный пастырь-воин, твердо стоит на своей земле, внося свою весомую лепту в обеспечение как духовной, так и физической безопасности своих соотечественников.

Ашот Бегларян, Степанакерт

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты