№1 (324) январь 2020 г.

Загадка убийства Кеннеди

Просмотров: 4423

Главу «Загадка Кеннеди» из книги Алэна Деко «Секретные досье Истории» Александр Калантаров перевел с французского языка в канун 55-й годовщины трагической гибели президента США Джона Кеннеди. Убийство 35-го президента Америки потрясло мир. Историки, политологи, журналисты по сей день продолжают выдвигать разные гипотезы гибели Джона Кеннеди. Одну из них, изложенную в книге Алэна Деко, публикует «Ноев Ковчег».

Смерть президента Кеннеди в Далласе была воспринята всеми людьми независимо от их национальности как личная несправедливость. Существует ли действительно загадка в деле гибели президента Кеннеди?

Даллас. Джон Фицджеральд Кеннеди решил предстать перед ним без шляпы, без пальто, в голубом костюме, с развевающейся на ветру рыжей шевелюрой. Таким он появился на трапе самолета. Таким он покинул аэродром. Президента проводили до автомобиля, президентского «Линкольна Континенталя» с регистрационным номером GG 300. Через 10 минут после прибытия в аэропорт кортеж пустился в путь.

Президент занимал место справа на заднем сиденье. Джекки – слева от него. Губернатор Коннэлли сидел на правом откидном сиденье, а мадам Коннэлли – на левом.

1 ч. 29 мин. «Линкольн» катит в сторону виадука. Жарко. Очень жарко. В головной машине секретный агент Лоусон смотрит на виадук, к которому они направляются. Там, на насыпи, он замечает несколько человек. Бесспорно, это промашка секретной службы. Лоусон энергично машет рукой агенту полиции двигаться в сторону этих людей.

* * *

Абрахам Запрудер в Далласе владел магазином модной одежды «Дженнифер Джуниор» (Jennifer Junior). Его магазин расположен не так далеко от маршрута следования кортежа. За несколько минут до 12 ч. 30 мин., вооружившись своей 8-мм камерой, Запрудер добрался до Эльм Стрит и встал перед входом в Texas Book Depositoty Building.

Двенадцать часов тридцать минут и несколько секунд, когда автомобиль президента попал в кадр объектива закройщика-кинолюбителя. Абрахам немедленно нажимает на затвор камеры. И в этот момент он попадает в Историю. Он станет знаменитым как человек, который снял фильм об убийстве Джона Ф. Кеннеди.

«Линкольн» следует в сторону Запрудера, склоненного над своей камерой. Машина едет со скоростью 17,5 км в час. Президентский автомобиль проезжает под большим деревом и далее мимо него. Запрудер медленно повернул камеру вправо. Неожиданное препятствие: между голубым «Линкольном» и объективом Абрахама возникает предупредительный щит. Именно в этот момент раздается первый выстрел. «Внезапный сухой выстрел».

Нелли Коннэлли, жена губернатора, скажет в Комиссии Уоррена:

– Я услышала ужасный шум, он исходил справа, я повернула голову через правое плечо и увидела президента, который двумя руками обхватил свою шею, не издавая ни стона, ни крика. Затем очень скоро раздался второй выстрел, который сразил Джона.

Что касается губернатора Коннэлли, он в следующих словах описал событие, выступая перед Комиссией Уоррена (магнитофонная запись):

– Я услышал шум, тут же понял, что это винтовочный выстрел. Я инстинктивно повернулся, но смог увидеть президента лишь краем глаза... Тогда я повернулся так, чтобы посмотреть назад через левое плечо, но мне так и не удалось зафиксировать это положение. Потом мне удалось занять такую позицию, в какой я сейчас нахожусь перед вами, смотря чуть-чуть влево. А потом я почувствовал, что кто-то ударился о мою спину.

Итак, в воспоминаниях губернатора и госпожи Коннэлли прозвучала категорическая уверенность в том, что пуля, попавшая в Коннэлли, была той пулей, которая ранила президента в шею.

Все это ошеломленный Запрудер увидел в своем объективе. Все это следователи увидели на ленте «Кодак-фильм», отснятой кинолюбителем. Кадры из фильма Запрудена пронумерованы. Президент поднимает руку к шее на кадре № 225. На той же картинке губернатор Коннэлли быстро поворачивает голову влево. Это именно то движение, которое он описал на заседании Комиссии Уоррена. На снимке №230 плечи президента подняты, он обеими руками схватился за горло. Такая позиция сохраняется до конца эпизода. На снимке №234 видно, как Коннэлли оседает.

После кадра №235 Кеннеди все еще сжимает руками горло. Джекки «удерживает своего мужа с выражением смущенного удивления», а агенты секретной службы и полиция смотрят «прямо вперед, как будто ничего не произошло». Это длится около полусекунды. Однако, за время этой полусекунды Коннэлли «драматически реагирует на свою рану». На кадре №236 «у него широко раскрыт рот, и он начинает судорожно сползать вправо». На кадре №238 «его правое плечо опускается, а сам он сползает к двери лимузина».

Последняя пуля. В тот момент, когда она поразила мужа, Джекки склонилась к нему. И она видит. Она отчетливо видит, как отделяется кусок черепа Джона. Вначале крови не было. Спустя мгновение алый поток крови хлынул из зияющей раны. Кровь обрызгала все и всех: Джекки, шофера Грина, специального агента Келлермана, обоих Коннэлли. Тогда Джекки, вне себя от отчаяния, приподнимается и кричит:

– О! Нет! Нет! О, боже мой! Они убили моего мужа!

Президентский автомобиль стремительно въезжает в тоннель под виадуком и на скорости 100 км/час выезжает на шоссе, ведущее к госпиталю Парклэнд (Parkland).

Фильм, снятый Абе Запрудером, подтверждает, что трагедия длилась шестнадцать секунд. 16 секунд!

* * *

Мы подошли к развязке «загадки убийства Кеннеди». В конечном счете, из девяноста человек, которых опросили, откуда, по их мнению, были произведены выстрелы, пятьдесят восемь заявили, что выстрелы доносились со стороны поросшего травой холма, а у тридцати двух было иное мнение. Настало время заняться меньшинством свидетелей, которые выдвигают другую версию относительно выстрелов. Исследовать их заявления тем более важно, что именно их – и только их – выслушала Комиссия Уоррена.

Монтажник трубопрокатного завода Говард Л. Бреннан (Howard L. Brennan) очень хотел посмотреть проезд президентского кортежа, для чего устроился на бетонных перилах на юго-западном углу улиц Эльм Стрит и Хьюстон Стрит. Он замечает человека, стоящего у окна на пятом этаже юго-восточного крыла здания, а затем видит, как тот отходит от окна «два или три раза». Спустя мгновение все внимание Бреннана концентрируется, естественно, на президентском автомобиле, который только что свернул к углу улиц Хьюстон Стрит и Эльм Стрит и направляется в сторону Triple Underpass. Едва лишь машина проехала, как Бреннан услышал выстрел, «напоминающий хлопок мотоциклетного мотора».

Бреннан уточняет, что он на 70-85% уверен в том, что видел оружие в момент выстрела, а также верхнюю часть тела человека – от пояса и выше. Винтовка была направлена на юго-запад, «в сторону улицы, где Эльм Стрит проходит под Underpass. Бреннан видел, как человек выстрелил один раз. Ему показалось, что он слышал только два выстрела.

Он был не единственным, кто заметил стрелка на складе. Школьник по имени Амос Ли Иуинс (Amos Lee Euins), пятнадцатилетний ученик четвертого класса, также находился напротив здания Depository в момент, когда голубой «Линкольн» президента поворачивал на углу улиц Хьюстон Стрит и Эльм Стрит. После первого выстрела Иуинс поспешил укрыться за лавочкой. Он увидел мужчину, выстрелившего еще раз из окна на пятом этаже юго-восточного крыла Depository. Иуинс скажет, что «мужчина держал одну руку на стволе, а другую на гашетке». По мнению Иуинса, всего было сделано четыре выстрела.

Если сравнивать свидетельские показания, касающиеся источника выстрелов, то можно сделать логический вывод:

Значительное большинство свидетелей полагает, что выстрелы были произведены с холма.

Ни один свидетель из этого большинства не видел кого-нибудь, стрелявшего с этого холма. Самое большее, говорили они, это мог быть мужчина с футляром, в котором предположительно находилась винтовка, и мужчина, убегавший после покушения.

Незначительное меньшинство свидетелей указывает на пятый этаж Depository как на место, откуда велся огонь.

Свидетели этого меньшинства видели либо мужчину в момент стрельбы, либо винтовку, наведенную на президента.

Итак, большинство свидетелей считали, что выстрелы производились с холма. В то время как свидетели меньшинства могли указать на здание, на окно, на стрелка, на винтовку. В том, что Комиссия Уоррена скорее всего согласилась со свидетелями меньшинства, чем большинства, нет ничего удивительного. Вместе с тем тот факт, что меньшинство свидетелей видели стрелка в проеме окна на пятом этаже Depository, не исключает вероятности, что его сообщники могли занимать позицию на холме. Эту очевидность Комиссия Уоррена отказалась принимать во внимание.

Есть и более серьезное обстоятельство. 4 декабря 1963 года два агента ФБР (Federal Bureau of Investigation) допросили очевидицу, госпожу Эрику Уолтер (Eric Walther). Она заявила, что в день покушения находилась на улице, как раз напротив склада (Depository); она увидела мужчину, несущего винтовку, в окне верхнего этажа здания: «Этот мужчина держал в руках винтовку, ствол которой был направлен вниз, и он смотрел на улицу Хьюстон Стрит в южном направлении. На нем была белая рубашка; у него были светлые волосы».

В том же окне, слева от этого мужчины, рядом с ним она успела заметить часть туловища другого мужчины. Этот другой человек держался совершенно прямо, и его голова находилась над открытой частью окна. Поскольку стекло было очень грязным, она не могла видеть голову второго мужчины. Она уверена, что окно расположено не выше шестого этажа. Вероятно, этот человек носил костюм коричневого цвета, а единственная вещь, которую она смогла увидеть, был правый бок мужчины, стоящего рядом с ним. И тут кто-то в толпе закричал: «Вот они...».

Вот они! И через несколько секунд госпожа Уолтер услышала выстрелы. Госпожу Уолтер не вызывали в Комиссию Уоррена, и никто из представителей Комиссии не допрашивал.

В президентском кортеже агент-мотоциклист Мэррион Л. Бейкер (Marrion L. Baker) следовал за последней машиной с прессой. Когда он услышал выстрелы, он смог в то же время увидеть, как взлетели голуби неподалеку от здания Depository. Он тут же подумал, что стрельба велась оттуда, и, дав полный газ, направил свой мотоцикл к воротам Depository. Он вихрем ворвался в холл:

– Где здесь лестница? Где лифт?

Какой-то мужчина подошел к нему. Это был Рой Трули (Roy Truly), служащий из группы наблюдения, друг Абе Запрудера:

– Я из службы наблюдения. Следуйте за мной, шеф, я вам покажу!

Они устремились к северо-западному углу, к первому этажу, прошли через несколько дверей и оказались перед двумя подъемниками. Ни один из них не стоял на первом этаже. Ни один из них не спустился, когда они стали нажимать на кнопку вызова.

– Пошли к лестнице! – крикнул Бейкер.

Трули прошел вперед. И оба стали подниматься по лестнице, дошли до второго этажа. Трули готов был продолжить путь, когда Бейкер через стеклянную дверь замечает «промелькнувший силует мужчины в вестибюле, идущего в направлении столовой». Полицейский вынул свой револьвер, открыл дверь в вестибюль и вбежал. Он заметил человека, одетого в коричневую спортивную рубашку, который в зале столовой стал неспешно от него уходить. У боковой стены столовой стоял аппарат, выдающий безалкогольные напитки. Именно туда и направлялся незнакомец. От дверей столовой Бейкер приказал:

– Эй вы, идите сюда!

Этот человек казался очень спокойным, не проявлял ни малейшего волнения. Мужчина был среднего роста, чрезвычайно худой, глаза и волосы были черными. Он подчинился приказу и подошел к полицейскому.

– Вы знаете этого человека? – спросил Бейкер у Трули.

– Да.

Он знаком с ним, этот мужчина – один из служащих Depository. Его зовут Ли Харви Освальд (Lee Harvey Oswald). Освальд – по-прежнему такой же спокойный – направился к аппарату с водой и взял бутылку кока-колы. Затем он вернулся, прошел через большой зал секретариата и направился к лестнице. Спустился по ней и дошел до выхода с фасадной стороны здания. Было 12 ч. 33 мин., то есть прошло всего три минуты после первого выстрела. Полиция пока не окружила здание.

К 13 часам помощник шерифа Люк Мунэй (Luke Mooney) проник в комнату в юго-восточной части пятого этажа: на полу книги, заваленные полными и пустыми картонными коробками. Помощник шерифа заметил штабель картонных коробок, довольно неряшливо стоящий перед окном. Он приблизился к нему и стал с большим вниманием осматривать все вокруг. И вдруг – было 13 ч. 12 мин. – он замечает на полу близ окна три пустые гильзы. Мунэй мгновенно сообщает об этой находке капитану Дж. В. Фрицу (J. W. Fritz), шефу бюро убийств департамента полиции Далласа. Фриц тут же отдает распоряжение о том, чтобы «ничего не трогали и не передвигали», прежде чем прибудут специалисты криминальной лаборатории полиции, чтобы сфотографировать предметы в найденном положении и найти отпечатки пальцев.

В тот момент, когда Дэй готовился сделать снимки, разгорелась дискуссия относительно марки карабина:

– Мы в этот момент спорили относительно марки, и Фриц сказал, что это, должно быть, маузер 7,65.

Агент Вейцман тоже полагал, что это маузер. В одном из первых рапортов тоже упоминался маузер. На самом деле, речь идет о карабине с меткой «Сделано в Италии, кал. 6,5» (Made Italy, Cal. 6,5). Затем выяснится, что это итальянское оружие – «Манлишер-Каркано» (Manlicher-Carcano). Марк Лейн сделал вывод, что позднее подлинное название оружия преступления – маузер – заменили другим оружием, «Манлишер-Каркано», принадлежащим Освальду...

В то же время Трули, наблюдатель Depository, спутился с крыши, которую он долго осматривал в компании с агентом Бейкером. Он увидел полицейских, распрашивающих служащих склада. Трули не заметил среди них Освальда, которого видел, поднимаясь по лестнице. Трули немедленно отправился к капитану Фрицу. Он нашел его на пятом этаже, где тот рассматривал карабин. Он ему сообщил об исчезновении Освальда, дал его адрес, номер его телефона, приметы. И уже к 12 ч. 45 мин. в результате заявления Бреннана описание примет подозреваемого было передано полицейским машинам: худой белокожий мужчина, ростом около 1,75 м, приблизительно тридцати лет. Это описание соответствовало приметам Освальда, которые Трули передал Фрицу; тот не скрывал своего удивления. Капитан покинул Depository и помчался в штаб-квартиру полиции. Он прибыл туда чуть позже 14 часов. Он приказал двум детективам заняться поиском некоего Ли Харви Освальда. В бюро убийств и квалифицированных краж, в котором Фриц только что отдавал приказ детективам, сержант Джеральд Л. Хилл (Gerald L. Hill) спросил:

– Почему разыскивают Освальда?

– Он работает в Depository и не ответил на вызов, как все остальные служащие.

– Поиски будут бесполезными, капитан. Человек, сидящий вон там – это Освальд.

* * *

Ли Харви Освальд воспитывался без отца. Пошел служить во флот. Завершив службу, увлекся марксизмом и уехал в СССР. Он добивается советского гражданства, в чем ему отказывают. Пытается даже покончить с собой. Женится на Марине. Возвращается в Соединенные Штаты. В семье не хватает денег. Рабочий-металлург, стажер в фотографической фирме (из которой был уволен «за низкую выработку»), кладовщик в Depository – вот места работы, которые смог заполучить Освальд. По вечерам он распространял листовки, агитируя за Кубу.

В начале февраля 1963 г. в журнале American Rifleman Освальд наткнулся на рекламу карабина, снабженного оптическим прицелом. 12 марта 1963 г. Освальд послал почтовый перевод на сумму 21,45 доллара в фирму Klein’s Sporting Goods в Чикаго (Иллинойс). 20 марта карабин был отправлен фирмой Klein’s на далласский почтовый ящик. Согласно архивным данным фирмы Klein’s, речь шла об итальянском карабине 6,5 Х-4Х с оптическим прицелом, контрольный номер С 836, серийный номер С 2 766. Почтовый ящик, на который был послан карабин, был взят напрокат Ли Х. Освальдом с 9 октября 1962?г. по 14 мая 1963 года.

В четверг, 21 ноября, накануне визита в Даллас президента Кеннеди, Освальд попросил одного из своих товарищей по работе, Фрейзие (Frazier), который жил в Ирвинге и каждый вечер возвращался домой на машине, довезти его до дома. Было решено, что Освальд поедет из Далласа в Ирвинг на уикенд. Он вобще отправлялся туда в пятницу вечером и возвращался в Даллас утром в понедельник. В этот вечер удивленный Фрейзие спросил Освальда, почему он едет в Ирвинг в четверг вечером вместо пятницы. Освальд ответил: «Я еду к себе домой, чтобы забрать несколько металлических карнизов для занавесей...».

Фрейзие, выйдя из дома через кухню, видит ожидающего его Освальда, и они вместе шагают к машине Фрейзие. Тут Фрейзие замечает у багажника своего автомобиля длинный мешок, завернутый в коричневую бумагу. Прибыв к книжному складу, Фрейзие оставляет машину на парковке фирмы, что в двух блоках домов к северу от здания склада. Освальд первым покидает автомобиль, берет сумку, завернутую в коричневую бумагу, и, опережая Фрейзие, направляется к зданию склада.

Итак, сумка, «вручную изготовленная из оберточной бумаги и скрепленная полосками из клейкой бумаги», была найдена в юго-восточном углу 5-го этажа Depository лежащей вдоль окна, из которого велся огонь. Согласно докладу Уоррена, сумка была размером, достаточным, чтобы вместить разобранный карабин «Манлишер-Каркано» (Manlicher-Carcano), который также был найден на 5 этаже». На сумке был обнаружен нечеткий отпечаток ладони и скрытый отпечаток пальцев. Эксперт ФБР идентифицировал их как отпечаток указательного пальца левой руки и ладони правой руки Ли Харви Освальда.

* * *

Кеннеди смертельно ранен, и его на бешеной скорости везут в госпиталь Парклэнд, когда агент Бейкер в зале столовой заметит Освальда, направляющегося к автомату с кока-колой.

Президентская машина прибыла в госпиталь Парклэнд в 12 ч. 35 мин. В операционной госпиталя доктор Чарльз Дж. Каррико (Charles J. Carrico) слушает дыхание умирающего с помощью дыхательной трубки с раздувным баллоном. Сердце все еще слабо бьется, но пульс не прощупывается. На теле две раны: одна небольшая, чуть пониже шеи: отверстие от пули, пробившей узел галстука; вторая рана огромная – в голове. Доктор Кларк (Clark) констатирует «некоторую электрическую активность на кардиотахископе, который контролирует деятельность сердца президента». В этот момент появляется адмирал Берклей, личный врач президента. Ему остается лишь одобрить действия своих коллег и подтвердить их вердикт: надежды нет никакой.

К 14 часам гроб для президента Кеннеди доставлен в госпиталь. Жаклин Кеннеди ни на минуту не покидала своего мужа. Поспешная укладка тела в гроб (временный) – и курс на Лав Филд. Гроб с телом покойного грузят в хвост президентского самолета. Жаклин садится рядом с гробом. Джонсон читает молитву. Он – президент Соединенных Штатов.

* * *

В бюро полиции Далласа продолжается допрос Освальда. В 19 ч. 40 мин. – очная ставка. В штаб-квартиру полиции привели свидетелей покушения. Среди них Говард Л. Бреннан (Howard L. Brennan). Бреннан признал в Освальде «человека, который больше всех походил на того, которого он видел в окне». Однако, он заявил, что «неспособен безусловно его идентифицировать». Бреннан страдает довольно слабым зрением. В его заявлениях в полицию после покушения отмечается силуэт – не больше. Освальд, кажется, не реагирует. Он все отрицает, и отрицает беспрестанно. В 23 ч. 26 мин. капитан Фриц подписывает заявление в суд: Освальд обвиняется в убийстве президента Кеннеди.

Наступает ночь. Помещения полиции буквально кишат журналистами. Среди них затесался странный человек, владелец ночного кабаре в Далласе: это был некий Джек Рубинштейн по прозвищу Джек Руби. Довольно подозрительная личность. Выросший в бедных кварталах Чикаго, он в молодости посещал гангстерские сходки. Впоследствии, как отмечается в рапортах полиции, «жил, чем и как придется». Что делал Руби в помещениях полиции во время допроса Освальда? Он сам объяснил, сказав, что его потрясло сообщение о смерти президента.

В субботу, 23 ноября, в 10 часов с минутами допрос Освальда возобновился. Весь день Руби крутился вокруг Depository и бюро полиции. Вечером полиция приняла решение перевести Освальда в тюрьму графства.

В воскресенье, 24 ноября, около 9 ч. 30 мин. в кабинете капитана Фрица Освальда подвергли последнему допросу, который продлился около 2 часов. Около 11 часов Руби покинул свое жилище с радиоприемником в руках. Он идет к своей машине, открывает багажник и кладет в карман находящийся там револьвер – кольт 38. Затем он направляется к штаб-квартире полиции. Перед зданием – чрезвычайное оживление. Он понимает, что заключенного еще не привезли, но все его ждут. Подвал тюрьмы буквально кишит полицейскими, журналистами, фотографами, операторами кино- и теленовостей. Руби с трудом удается пробраться в первый ряд. Вдруг раздался крик: «Вот он!» Появился Фриц, за ним Освальд, сбоку от него двое полицейских, позади третий. Джек Руби протискивается между журналистом и детективом. Держа в своей правой руке кольт, он бросается вперед и стреляет – только один раз – в живот Освальда. Эта пуля оказывается смертельной.

* * *

В тот час, когда умирал Освальд, тело Джона Фицджеральда Кеннеди было выставлено в Вашингтоне, в ротонде Капитолия. Оно было доставлено в Арлингтон на национальное американское кладбище, где находится могила Неизвестного солдата; здесь захоронены герои, павшие на поле чести, защищая отечество. Только два президента похоронены на Арлингтонском кладбище. Вокруг этой могилы – мировая скорбь. А также оставшийся без ответа вопрос: кто убил Кеннеди?

Некоторые исследователи полагали, что Освальда осудили зря. Такого мнения, среди прочих, придерживались Лео Соваж (Leo Sauvage) во Франции и Марк Лейн в Америке. Лео Соваж замечательным образом резюмировал различные факты этой трагедии.

Освальд имел итальянский карабин марки «Манлишер-Каркано», калибр 6,5. Однако, он не уверен, что в действительности преступление было совершено с помощью этого оружия. Смущает то обстоятельство, что сначала полиция заявила, что обнаруженное на складе оружие было системы маузер.

Маловероятно, что Освальду удалось пронести в Depository разобранное ружье в пакете, который описали свидетели. Поразительно, что размеры этого пакета по-разному описали разные свидетели. Невероятно, что Освальд смог собрать ружье с необходимой тщательностью и успеть к моменту покушения.

Ничто не позволяет утверждать, что именно Освальд находился у окна, из которого были произведены выстрелы; мы никоим образом не можем доверять показаниям очевидцев. В частности, слабое зрение Бреннана было подтверждено во время реконструкции покушения. А свидетельство Бреннана легло в основу обвинения.

Установление личности убийцы агента Типпита, по свидетельским показаниям очевидцев, указавшим на Освальда, лишено доказательной ценности. Ничто не позволяет утверждать, что убийца агента Типпита (кто бы он ни был) был одновременно и убийцей президента Кеннеди.

Факт борьбы в Texas Theatre никоим образом не доказывает, что Освальд был убийцей из Depositoty.

Тот факт, что Освальд «явно и неоднократно лгал полиции», строго говоря, ничего не значит.

Не существует серьезных доказательств, позволяющих утверждать, что Освальд попытался убить генерала Уокера в апреле 1963 года. Во всяком случае, если бы у него был повод убить генерала Уокера (которого он должен был бы ненавидеть за его ультраправые экстремистские позиции), то абсолютно никакой причины у него не было в случае с президентом, адвокатом мирного сосуществования и сближения с Советским Союзом.

«Подтверждая в действительности дедукции, которые вытекали из его досье во флоте, и невозможности пройти какую-либо подготовку, а также учитывая свидетельства международных экспертов относительно технических возможностей использованного оружия, Комиссия Уоррена окончательно доказала (в ходе воссоздания ситуации покушения), что Ли Освальд не имел ни личных качеств, ни материальных возможностей совершить покушение на Эльм Стрит».

Марк Лейн – адвокат матери Освальда – провел контрдопрос тысяч человек. Он доказал наличие серьезных недостатков в работе Комиссии Уоррена, указал на многочисленные противоречия в заявлениях свидетелей. Опрос общественного мнения, проведенный в сентябре 1966 г., показал, что двое из трех американцев перестали доверять выводам доклада Уоррена после контр-расследования Марка Лейна.

По моему мнению, «загадка Кеннеди» состоит не в том, виновен или не виновен Ли Харви Освальд. Его вина была доказана. Она заключается в ответе на два вопроса: действовал ли Освальд в одиночку? Был ли еще один убийца?

* * *

Отталкиваясь от постулата о непогрешимости выводов следователей, члены Комиссии рассуждали так: «Если Освальд не убийца-одиночка, это значит, что у него был один сообщник – или несколько; если у него был один или несколько сообщников, то это значит, что был заговор; а если был заговор, то расследование велось так тщательно, что оно, бесспорно, его бы раскрыло». Поскольку о существовании заговора не было доложено Комиссии, ее члены поддержали версию виновности только одного Освальда. Следовательно, они искренне «скадрировали» факты в соответствии с ней.

Серьезным и даже очень серьезным оказалось то обстоятельство, что постулат о непогрешимости расследования является ложным. Пример: свидетельство мадам Вальтер, касающееся двух человек, которых она видела у одного и того же окна одного и того же этажа Depository. Это свидетельство никак не дошло до сведения Комиссии. И этот факт не помешал записать в докладе, что ни один свидетель «не видел у окна больше одного человека».

Достоверно одно: Освальд из окна Depository сделал всего три выстрела. Гильзы от этих пуль были найдены на полу. Комиссия Уоррена, спеша доказать, что никого, кроме Освальда, не считает виновным в преступлении, пришла к следующему заключению: одна из пуль (несомненно, первая) пролетела мимо цели. Один из бордюрных камней тротуара, близ которого проезжал президентский автомобиль, был процарапан. Некий прохожий, стоявший в этом месте, получил ранение в щеку чем-то, что отскочило от тротуара: это «что-то» и было первой пулей. Вторая пуля попала в верхнюю часть спины президента, вышла у основания шеи и, продолжая свою траекторию, попала в губернатора Коннэлли. Третья пуля снесла половину черепной коробки президента. Соблазнительное рассуждение. Увы! Оно рассыпается при внимательном рассмотрении.

Изучение фильма Запрудера и заявлений Коннэлли показывает, что прошло некоторое время от момента, когда Коннэлли отметил первый выстрел (когда мадам Коннэлли, обернувшись, увидела, как президент тянет руки к горлу), до момента, когда сам Коннэлли почувствовал сильный удар в спину. Пусть читатель вспомнит собственные заявления губернатора и его жены, приведенные в книге. Два первых доклада, составленных ФБР сразу же после убийства, и первые медицинские заключения исключают возможность того, что одна и та же пуля могла попасть и в Кеннеди, и в Коннэлли. И только гораздо позже эта искусная аргументация была поддержана Комиссией Уоррена.

Важно уточнить (в том, что касается траектории первой пули, ранившей президента Кеннеди), что Комиссия Уоррена после изучения фотографий и результатов вскрытия не вынесла никакого решения, заявила о «не подлежащих использованию» материалах. Кажется, что этот запрет был наложен со стороны семьи Кеннеди, опасавшейся публикаций особенно ужасных документов.

Комиссия должна была довольствоваться схемами и рисунками художника, который, в свою очередь, не был знаком с фотографиями вскрытия. Этот художник стрелкой обозначил траекторию пули, ранившей президента в затылок и вылетевшей через горло. Входное отверстие явно расположено над выходным отверстием, что является логичным, если полагать, что пуля была выпущена с 5-го этажа Depository. Мы представляем себе, что при виде этого рисунка члены Комиссии Уоррена были совершенно удовлетворены: такая траектория могла продолжиться вперед и пронзить тело губернатора Коннэлли. Этот убедительный рисунок имеет только один недостаток: он не имеет ничего общего с реальной траекторией.

Из-за невозможности составить мнение относительно исследования фотографий и рентгеновских снимков нужно довольствоваться другими элементами оценки. Они у нас есть – и даже весьма точные.

Первый элемент: перечень ран, составленный самим капитаном Хамсом во время вскрытия. Рана спины не согласуется с раной в затылке, но гораздо ниже, под правым плечом.

Второй элемент: агент Клинтон Хилл (Clinton Hill) присутствовал на вскрытии и заявил, что видел «отверстие в спине, расположенное примерно в 15 см ниже линии шеи». Агент Глен А. Беннетт (Glen A. Bennett) из секретной службы, находившийся в машине, следовавшей сразу же за «Линкольном» президента, заметил, что «выстрел поразил президента в 11 или 12 см ниже правого плеча». В итоговом дакладе ФБР описывается входное отверстие, расположенное «точно под плечом».

Все это абсолютно противоречит докладу Уоррена, в котором говорится о ране «в задней части шеи».

Есть и еще кое-что.

Третий элемент: куртка, рубашка, галстук были сфотографированы, и снимки на этот раз опубликованы. Да, опубликованы, но ни в докладе Уоррена, ни в вещественных доказательствах они не фигурируют... На этих фотографиях четко видны разрывы в ткани после прохождения пули. Входное отверстие пули в куртку обнаруживается в 13,7 см ниже воротника, а отверстие после прохождения пули в рубашке – в 14,59 см под воротником. Эти измерения соответствуют данным вскрытия капитана Хамса, а также докладу ФБР и свидетельствам полицейских. Президент выпрямился в спине в момент ранения. В фильме Запрудера ничего подобного не показано. Впрочем, чтобы куртка так поднялась, необходимо, чтобы тот, на ком она была, в буквальном смысле осел на своем сиденье. А Джон Кеннеди носил ортопедический корсет, который вынуждал его сидеть очень прямо.

Впереди рубашка была разорвана чуть ниже пуговицы на воротнике. Узел галстука был пробит пулей. При всем желании кажется невозможным согласиться в этом пункте с заключением Комиссии Уоррена. Конечно, эксперты по баллистике часто отмечали странные отклонения в части траектории пуль. Но пуля, выпущенная с 5-го этажа в спину человека, ни в коем случае не смогла бы выйти через горло того же человека выше того места, куда она вошла. Напрашивается очевидный вывод: рану в горле нельзя считать выходным отверстием пули, которая поразила президента в спину.

Что, вероятно, ускользнуло от внимания Комиссии Уоррена, так это невозможность определения хронологии. Было установлено, что «минимальный промежуток времени, за которое можно произвести выстрел из оружия преступления, составляет 2,3 секунды». Эта цифра является минимальным отрезком времени, необходимым для открытия и закрытия затвора карабина Ли Харви Освальда. Эта цифра тем более минимальная, что в нее не включено время прицеливания. Нужно предположить, что во время открытия и закрытия затвора стрелок не теряет времени на прицеливание, и он находит цель мгновенно: вероятно, с этим можно охотно согласиться. Особенно если вспомнить, что, по признанию начальников на флоте, Освальд был весьма посредственным стрелком. Согласно фильму Запрудера, прошло 1,8 секунды между моментом, когда президент в первый раз оказался в позиции раненого, и моментом, когда Коннэлли был в позиции человека, которого поразила пуля. Здесь следует воспроизвести очень сжатое и весьма мудрое заключение Эдварда Джея Эпштейна:

«Итак, согласно установленным фактам, материально было невозможно из ружья убийцы сделать два выстрела за тот промежуток времени, в течение которого президент и губернатор Коннэлли были ранены первый раз. Либо они оба были ранены одной и той же пулей, либо было двое убийц».

Таким образом, все доказывает то, что не одна и та же пуля ранила Кеннеди и Коннэлли. В Коннэлли попала пуля. Кеннеди поражен в спину: пулей. Его ранило в голову: пуля. Итак, у нас три пули, выпущенные Освальдом.

Остается рана горла президента. Остается царапина на тротуаре и раненый прохожий. Этот прохожий, некий Джеймс Тэйг (James Tague), заявил, «что у него небольшой порез на лице после второго или третьего выстрела, и вскоре представитель шерифа и он сам определили марку пули (на тротуаре)». Представитель шерифа подтвердил рассказ Тэйга. Спектрографический анализ цемента тротуара показал, «что осколок пули, в самом деле, ударился в землю на переломе, приблизительно в 85 метрах от машины президента». Восемьдесят пять метров! Для Комиссии Уоррена все это – в очередной раз – абсолютно ясно: отметина на земле «могла произойти от пули, которая поразила президента в голову, или от пули, не попавшей в цель и раздробившейся на осколки, попав в какой-то другой объект в секторе». Остается узнать, как осколки пули, которая поразила президента в голову, могли достигнуть земли в точке, отстоящей на 85 метров от машины, и сохранить достаточную энергию, чтобы ранить Тэйга. Если отвергнуть эту гипотезу, то следует согласиться с Комиссией в том, что речь идет о пуле, не попавшей в цель: значит, это была четвертая пуля.

Одновременно нужно допустить, что в президента стреляли два человека. А ранение в горло? Произошло ли оно от осколка пули, поразившей президента в голову? Но в фильме Запрудера четко видно, как президент тянет руку к горлу, прежде чем он был ранен в голову.

Ничто в докладах вскрытия не позволяет со всей уверенностью допустить, как Комиссия Уоррена, что рана в горле – это выходное отверстие пули. Трахеотомия, проведенная в Парклэнде, уничтожила контуры раны и в то же время исключила всякую возможность достоверного заключения медиков, проведших вскрытие.

Присутствие второго стрелка, поразившего президента, позволяет исключить одно из самых трудных обстоятельств дела, что такой посредственный стрелок, как Освальд, смог с такой точностью поразить подвижную мишень. Если было два стрелка, мы вступаем в область возможного. В связи с этим отметим, что чемпионы по стрельбе при реконструкции покушения смогли «всадить» в движущуюся цель лишь две пули из трех. К тому же они затратили больше времени, чем Освальд, чтобы произвести три выстрела.

При каких условиях Освальд мог познакомиться с сообщником? Будучи страстным поклонником Кубы и Кастро, каким был Освальд, хотел ли он «наказать» Кеннеди, поддержавшего антикастровскую агрессию в заливе Свиней? Подослала ли к нему своего эмиссара группировка ультраправых?

Перевод Александра Калантарова (с сокращениями)

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты