№4 (327) апрель 2020 г.

«Пляски на костях» жертв Сумгаита и Ходжалы: кому выгодно?

Просмотров: 9479

Практически ровно 20 лет назад, 31 марта 2000 года, в «Независимой газете», возглавлявшейся в то время Виталием Третьяковым, появилась статья автора этих строк «Нескромное обаяние больших цифр». Поводом для небольшого полемического отклика, некой спонтанной «пробы пера» в «большой» российской прессе стали очевидные подтасовки бакинской пропагандой количества беженцев и вынужденно перемещенных лиц в период карабахского конфликта.

…Помню, как в те далекие годы старался не пропускать ни одного номера полюбившегося издания, собирая на компакт-дисках его электронные версии. Однако с тех пор утекло много воды, сменились собственники и владельцы не только «Независимой», но и многих других российских изданий, печатные версии которых все больше уступают место электронным версиям и (более яркой и броской) аудиовизуальной подаче материала. Усовершенствовались и способы ведения информационной войны, о которой уже неоднократно доводилось писать на страницах «Ноева Ковчега», в эпицентре которой в очередной раз оказалась «Независимая газета». Почему именно она? Думается, по причине не только долгой истории (как-никак, едва ли не первое официально зарегистрированное «некоммунистическое» издание общегосударственного масштаба), но и неизменного внимания, уделяемого «ближнему» российскому зарубежью и этнополитическим конфликтам, не исключая нагорно-карабахский. Некоторые публикации имели достаточно серьезные последствия – достаточно вспомнить хотя бы статью первого президента Армении Левона Тер-Петросяна «Война или мир? Время призадуматься», материалы о различных модификациях «плана Гобла» и многое другое, что сразу привлекало внимание и вызывало неподдельный интерес… Несмотря на общеизвестную остроту проблемы и понятные эмоции, полемика на страницах «Независимой газеты» традиционно велась в корректном ключе и приемлемых рамках, в общем и целом без подтасовок и фальсификаций.

Однако, увы, «все течет, все меняется», и отнюдь не всегда – в лучшую сторону, включая публикации, «прочитывающиеся» как откровенно проплаченные и приуроченные к знаковым датам нагорно-карабахского противостояния. И вовсе не случайно в конце минувшего февраля широкий резонанс вызвали опубликованные на страницах «Независимой» скандальные материалы, посвященные, соответственно, антиармянским погромам в Сумгаите (1988 г.) и обстоятельствам гибели жителей поселка Ходжалы – одной из огневых точек азербайджанских вооруженных формирований (на рубеже 1991-1992 годов).

Так, ветеран азербайджанской журналистики и писатель-фантаст Лев Мабудович Аскеров (он же Лев Маас), некогда главный редактор журнала «Советский Азербайджан» и главный редактор и учредитель газеты соотечественников «Курьер-Баку», по сути, выступил продолжателем «дела» академика-националиста Зии Буниятова, автора статьи «Почему Сумгаит?» Вслед за своим идейным предшественником в подхваченной азербайджанскими СМИ статье «Сумгаитская трагедия» он вновь безуспешно пытается представить случившееся результатом «армянского заговора». «Аргументы» все те же, а точнее, один – наличие в рядах погромщиков уголовника-полукровки Эдуарда Григоряна, опознанного многими жертвами. «Трагедия сумгаитская была запланирована армянскими националистами очень продуманно, – утверждал более 30 лет назад Буниятов. – За несколько часов до ее начала в город тайно проникли армянские теле- и фоторепортеры, и они уже ждали. И первым преступную акцию под видом азербайджанца совершил некий Григорян, лично убивший пятерых сумгаитских армян». Где при этом были правоохранительные органы и спецслужбы Азербайджанской ССР и союзного центра, оказавшиеся, видимо, бессильными перед одним-единственным провокатором Григоряном, понятное дело, не поясняется.

Как пишет в книге «Черный сад» британский исследователь Том де Ваал, «Григорян был обыкновенным подонком. Уроженец Сумгаита, он после смерти отца-армянина воспитывался матерью-русской. У него было три судимости. Судя по одной версии, во время беспорядков он подстрекал других к бесчинствам, а по другой версии, Григоряна принудили примкнуть к погромщикам его фабричные приятели-азербайджанцы. В целом Григорян вполне соответствует типу погромщика: бандитского вида парень непонятно какой национальности и с богатым уголовным прошлым, готовый махать кулаками по любому поводу. Но все же в нем трудно увидеть зловещую фигуру политического заговорщика, не говоря уж о том, чтобы он был архитектором коварного армянского заговора».

Впрочем, версия этого самого «армянского заговора» в Сумгаите, несмотря на свою маргинальность и очевидную абсурдность, очевидную везде за пределами Азербайджана, тем не менее, нашла место в арсенале «черной» спецпропаганды и различного рода информационных диверсий. Не стал исключением и официоз – несколько лет назад МИД Азербайджана в ответ на запрос BBC назвал события в Сумгаите тщательно запланированной провокацией против Азербайджана. Между тем, как отмечает, в частности, журналист-международник Аббас Джума, версия об организации и осуществлении погромов тогдашним руководством и спецслужбами Азербайджана дает исчерпывающие ответы на все вопросы «по Сумгаиту»:

«…и в Баку, и в Москве стремились запугать армян Карабаха и не дать развернуться изначально мирному, конституционному карабахскому движению». Заметим, не исключены и действия с более дальним прицелом (ведь погромная лихорадка совсем скоро охватит и советскую Среднюю Азию), чему посвящено немало специальной литературы. Случайно или нет, начавшееся следствие старательно обходило тему и фигуры возможных подстрекателей, заказчиков и организаторов преступлений: во всех случаях мотивами преступлений назывались «хулиганские побуждения», о чем рассказывается и в упомянутой книге Тома де Ваала и чему существует множество свидетельств.

Так или иначе, несмотря на нарастающий «перестроечный» хаос в государственном управлении и правоохранительной деятельности, следственной группе во главе со следователем по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР В. Галкиным удалось привлечь к суду часть непосредственных участников сумгаитской резни. Осуждено было 94 погромщика, преимущественно молодых людей. Один из них, Ахмед Ахмедов, был приговорен к смертной казни, Григорян получил 12 лет. Процессы проходили в Москве (в Верховном суде СССР), в областных судах Волгограда, Воронежа и Куйбышева (Самара). Некоторые дела рассматривались в судах самого Сумгаита и Баку, будучи до сих пор «засекреченными» (почему – думается, объяснять не нужно). Как все прекрасно понимают, шансов на их пересмотр нет никаких – в силу, повторимся, отсутствия у сторонников версии «заговора коварных армян» каких-либо аргументов как таковых. Да и российские правоохранительные органы вряд ли запустят правовой процесс по отмене судебных решений, принятых на территории РСФСР, да еще и по необоснованному требованию соседней страны.

Возвращаясь к статье писателя-фантаста Аскерова-Мааса, вкратце заметим, что она наполнена и иными «фантазмами», основанными исключительно на его собственных «воспоминаниях» 30-летней давности и всплывшими именно сейчас. Чего стоят «докладные записки» некоего Томаза Каричадзе с откровенными фейками наподобие действующей «григорианской церкви» в Степанакерте в 1963 году (!). Приводится якобы «неопубликованный» рассказ журналиста и знатока цирка Рафаила Шика, о котором Аскеров опять-таки «вспомнил» только 30 лет спустя (не странно ли?). Относительно подлинности приписываемого ему материала предполагаемый автор, скончавшийся почти 10 лет назад в Германии, само собой, уже ничего не ответит. И так далее и тому подобное…

Что же касается событий 1992 года близ селения Ходжалы (которым была посвящена заметка некоего Михаила Абаева, единственная этого автора «Независимой»), то и здесь, несмотря на многолетнюю пропагандистскую истерию, Баку не в состоянии представить серьезный иск в какую-либо судебную инстанцию, будь то Европейский суд по правам человека в Страсбурге или международные суды в Гааге. По мнению армянского эксперта Армине Адибекян, причиной тому – все то же отсутствие у азербайджанской стороны серьезной доказательной базы. Нет ясности с тем, кто будет ответчиком при этом гипотетическом «иске». Республика Армения по данному эпизоду войны, по документам и утверждениям Баку, не присутствует – только Армия обороны НКР и российский 366-й мотострелковый полк. Если «иск» будет подаваться против России или Республики Арцах, то в первом случае последствия могут быть, мягко говоря, нежелательными политически, во втором – это будет означать признание субъектности последней. Наконец, неясно, в чем будет суть предполагаемого «иска». Если в Баку будут напирать на «геноцид», то тогда надо разбираться, большинство погибших – турки-месхетинцы. Если же вести речь об убийствах мирных граждан, то придется выяснять, как они там оказались, почему не были эвакуированы, как и почему их трупы были найдены в 5 минутах ходьбы от азербайджанских постов в Агдаме и в 10 километрах от самого города на территории вне доступа сил самообороны НКР. Кроме того, непонятно, как объяснять произошедшее с телами погибших, которых спустя двое суток после гибели снимал азербайджанский журналист Чингиз Мустафаев в неизуродованном состоянии, в то время как еще через трое суток туда привезли иностранных журналистов, которым показали уже обезображенные трупы. Как известно, сам Мустафаев погиб через три месяца при странных обстоятельствах практически там же, где он вел свою «агдамскую» съемку. Еще более проблемными моментами для бакинской пропаганды являются подтвержденное недавно (как бы ни открещивался от этого бакинский официоз) интервью первого президента Азербайджана Аяза Муталибова чешской журналистке Дане Мазаловой или же публикации 2005 года в газете «Реальный Азербайджан» Эйнуллы Фатуллаева. Журналист пришел к выводу о том, что «батальоны НФА стремились не к освобождению ходжалинцев, а к большей крови на пути к свержению Муталибова». И, наконец, самое интересное: архивы комиссии по расследованию ходжалинской трагедии, закрытые указом еще Гейдара Алиева.

Полное отсутствие каких-либо содержательных аргументов побуждает авторов некоторых русскоязычных «помоек» выступать с откровенно экстремистскими призывами, чреватыми уголовной ответственностью. А официальному Баку не остается ничего иного, кроме как использовать рассматриваемые события в рамках многолетней пропагандистской кампании в отношении Армении и Арцаха – как в самом Азербайджане, так и за его пределами. По справедливому замечанию Эдуарда Сахинова, информационная война прикаспийских соседей против армянских государств напоминает аналогичные действия коллективного Запада против России, которую стремятся представить виновником всего чего угодно. При помощи различных уверток политизированную российскую общественность пытаются подготовить к приемлемости очередной попытки силового решения «карабахского вопроса», и опусы со страниц уважаемого некогда издания – ровно из этой же серии.

В качестве позитива отметим, что без ясного и адекватного ответа они не остались. Помимо оперативной реакции ряда организаций армянской диаспоры и общественных объединений, посол Республики Армения в Москве заявил радиостанции «Говорит Москва», что не будет требовать от «Независимой газеты» опровержений или публикации ответа, однако уже обратился в профильные органы с требованием начать проверку по факту разжигания национальной розни, ксенофобии и религиозной нетерпимости. «Все-таки средство массовой информации в каком-то плане несет ответственность за ту или иную информацию. Нужно исходить из ответственности, понимая, что в данном случае речь идет об обычной клевете, обычном разжигании ненависти друг к другу. Поэтому я и обратился в прокуратуру – не только я, но и многие армянские общественные организации – и, конечно, в Роскомнадзор, дабы проверить, нарушены ли условия лицензии средства массовой информации и закон о СМИ», – заявил Вардан Тоганян. После этого статью Аскерова с сайта издания удалили, а через некоторое время из списка членов редколлегии пропали имена заместителя главного редактора Аркадия Ханцевича и руководителя регионального корреспондентского отдела Андрея Рискина. Можно предположить, что их возможное увольнение так или иначе было обусловлено широким общественным резонансом после скандальной публикации.

По некоторым экспертным оценкам, «благодарность» за появление на страницах того или иного тиражного издания «нужной» информации (или дезинформации) может доходить до нескольких десятков тысяч долларов. Таким образом, проблема остается. Пользуясь быстротечностью времени и ощутимым падением уровня исторических знаний – даже о событиях относительно недавней истории, – можно попытаться «запудрить мозги» хотя бы части политически активной аудитории. Делается это, кстати, отнюдь не только в России, и вряд ли случайно термин «икорная дипломатия» получил распространение применительно к европейским реалиям. К сожалению, в любой стране и в любом издании могут найтись нечистоплотные сотрудники, однако им важно знать, что их действия не останутся без должной правовой оценки.

Параллельно продолжающемуся вялотекущему переговорному процессу информационное противоборство лишь нарастает. По мнению ряда армянских экспертов, правительство Никола Пашиняна более четко акцентирует внимание мировой общественности на царящую в соседней стране уже который десяток лет атмосферу армянофобии и национальной нетерпимости (под маской экспортно-ориентированной «толерантности»). В частности, на государственном уровне отмечалось 30-летие антиармянских погромов в Баку, и впервые за много лет эта тема рассматривалась на парламентских слушаниях. 15 февраля в ходе публичной дискуссии с Ильхамом Алиевым на Мюнхенской конференции по безопасности глава армянского правительства также достаточно прямо высказывался на эти темы. Однако призывы армянской стороны, хотя бы на риторическом уровне, к поиску взаимоприемлемых решений были в очередной раз отринуты сомнительным псевдоисторическим «экскурсом».

Конечно, нельзя сказать, что и до 2018 года проблема развязанного Азербайджаном геноцида и его последствий полностью игнорировалась, однако очевидным образом она тесно связана с безопасностью Нагорного Карабаха и может оказать определенное влияние на ход переговорного процесса. Скорее всего, именно это и беспокоит бакинское руководство, активизировавшее не только пропагандистскую, но также диверсионно-террористическую активность на границах с Арменией и НКР. Скорее всего, пик напряженности придется на конец марта и начало апреля, когда в Арцахе пройдут президентские и парламентские выборы, а также будет отмечаться трагическая годовщина развязанной Азербайджаном в 2016 году «четырехдневной войны».

Впрочем, не приходится сомневаться в том, что и на этот раз все подобного рода потуги обречены на провал, как и дезинформационные «заходы» в российской прессе.

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты