№4 (327) апрель 2020 г.

«Вирусная дипломатия» Ирана становится загадочной

Просмотров: 6346

Президент Ирана Хасан Рухани направил письма лидерам ряда стран. Правда, Тегеран почему-то не уточнил, кому именно они были отправлены. В посланиях говорится, что санкции США мешают Ирану справиться с пандемией, тогда как «борьба с этим вирусом требует скоординированных совместных действий как в регионе, так и во всем мире».

В этой связи Рухани призвал международное сообщество «не допустить влияния антииранских санкций США на борьбу с коронавирусом», заявив, что «подрыв экономики сказывается на борьбе с заболеванием и в других странах». Ранее глава МИД Ирана Джавад Зариф заявил генсеку ООН Антониу Гутеррешу о необходимости отмены антииранских санкций как главного препятствия в борьбе с распространением коронавируса в стране. По его словам, «односторонние незаконные санкции США являются крупнейшей преградой в борьбе с распространением коронавируса в Иране». Он также сообщил, что Тегеран запросил у Международного валютного фонда срочный транш в пять миллиардов долларов для борьбы с коронавирусом для закупки необходимого медицинского оборудования. Потому что «Иран – это одна из наименее благополучных стран в плане масштабов распространения коронавируса».

Действительно, оттуда приходят тревожные сообщения. Официальная статистика случаев заражения коронавирусом в стране пугает. Число заболевших растет с каждым днем. Цифры противоречивые и постоянно меняются. Но складывается впечатление, что Иран становится центром пандемии на Ближнем Востоке и входит в список государств с высокой степенью риска. Некоторые эксперты сравнивают ситуацию с 1917–1918 годами, когда в Иране свирепствовала так называемая «испанка», лишившая жизни каждого десятого жителя страны. Как далеко сегодня зайдет процесс распространения коронавируса, никто не знает. Главным центром вспышки является религиозный центр мусульман-шиитов – город Кум. Почти все заразившиеся – это либо жители Кума, либо паломники, недавно вернувшиеся из города. Эксперты отмечают, что в Иране, несмотря на карантин и другие меры, предпринятые властями, число умерших может превзойти китайский Ухань.

Конечно, иранские власти не бездействуют и предпринимают соответствующие меры. В крупных городах – Тегеране, Мешхеде, Исфагане и других – введена обязательная процедура дезинфекции общественного транспорта. Как минимум раз в сутки сотрудники городских служб промывают вагоны метро и автобусы дезинфицирующим раствором. На рынках введен карантин. Более того, как отмечают местные жители, продавцы одними из первых стали принимать профилактические меры против инфекции. Правда, есть специфика. Когда власти решили по аналогии с китайским Уханем закрыть Кум, в соцсетях началась волна протестов. Тегеран начали обвинять в том, что он опасается не распространения коронавируса, а роста протестного движения. Одновременно стали циркулировать слухи о поджоге больницы с больными коронавирусом в Куме и Бендер-Аббасе. Власти обвиняют, что они не способны организовать эффективные профилактические меры, чтобы ограничить распространение вируса, что они утеряли или находятся на грани утери контроля над ситуацией.

Такие настроения активно подогреваются Западом, который пытается убедить граждан страны «в некомпетентности и коррумпированности режима». Государственный секретарь США Майк Помпео заявляет, что Вашингтон «обеспокоен тем, что Иран может скрывать существенные факты по поводу эпидемии», и призвал все страны «говорить всю правду о коронавирусе». Одним словом, определенные силы как в Иране, так и за его пределами пытаются дестабилизировать ситуацию в стране, используя распространение фейковых новостей. В противовес есть и такие, которые считают, что против Ирана «развязана биологическая война», хотя сейчас и Европа оказалась в сложной ситуации. По словам председателя Европейского парламента Давида Сассоли, континент «не знал столь драматичного кризиса с окончания Второй мировой войны». По его мнению, «ни одно европейское правительство не смогло бы справиться с этим самостоятельно».

Тегерану такое тоже не под силу. Но проблема в том, что в некоторых странах, в том числе и в Иране, пандемия становится элементом внутриполитической борьбы и составной частью внешней политики. Конечно, начав борьбу с коронавирусом, каждое государство вправе решать, с какими зарубежными партнерами оно может сотрудничать и чего от них ожидать. Возьмем Китай, где распространение вируса вроде бы удалось остановить самыми решительными мерами центрального правительства. Это определенный тест на сострадание и умение, желание преодолевать общие испытания. Так, председатель КНР Си Цзиньпин выразил лидерам Ирана соболезнования в связи с тяжелой ситуацией из-за эпидемии коронавируса. Он подчеркнул, что «две страны являются всеобъемлющими стратегическими партнерами, а народы двух стран объединяют традиционно дружеские отношения», выражая тем самым готовность «сотрудничать и предоставлять необходимую помощь».

Тегерану могут прийти на помощь и другие страны. Глава МИД РФ Сергей Лавров в телефонном разговоре с Зарифом заявил, что «Россия окажет помощь Ирану в борьбе с распространением COVID-19». Но в данном случае, если возвращаться к заявлениям Рухани и Зарифа, проявляются некоторые важные особенности. Во-первых, Тегеран впервые обращается к находящемуся под контролем американцев МФВ за кредитом. Во-вторых, он связывает борьбу с пандемией с необходимостью отмены санкций США, хотя ранее Вашингтон снял некоторые ограничения с Центрального банка Ирана, а Помпео предложил оказать помощь иранцам напрямую, что предполагает выход с Тегераном на прямой контакт. Однако иранские власти это категорически отвергли. Возможно, Тегеран пока еще проводит зондаж американской позиции

Наконец, когда американская база Эт-Таджи в Ираке была подвергнута ракетной атаке организацией, которую стали связывать с поддерживаемыми Ираном шиитскими группировками, будто бы желающими «отвлечь внимание от коронавирусной ситуации в Иране», США нанесли ответный удар. Но в нападении открыто обвинять Тегеран они не захотели. Председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Кеннет Милли, говоря об организаторах ракетной атаки, заявил: «Мы можем сказать, но не будем. Мы знаем с большой долей уверенности, но мы не будем говорить об этом публично в данный момент. На это могут быть разные причины: коронавирус, действия раскольнических групп шиитов, день рождения Сулеймани и многое другое». По его же словам, «вспышка коронавируса в Иране оказалась намного сильнее, чем предполагали власти, и кризис оказал влияние на принятие решений: коронавирус вызывает давление на руководство и внутри руководства».

В этом контексте заявления Рухани и Зарифа воспринимаются несколько иначе, и возникает вопрос о причинах «вирусной дипломатии» Ирана на американском направлении. Риск состоит в том, что шиитские ополченцы в Ираке могут обострить конфликт с Вашингтоном, пока Тегеран занят другими вопросами. Складывается ощущение, что в Иране готовятся какие-то решения. Но какие?

Станислав Тарасов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля