№1 (334) январь 2021 г.

Геворг Шахсуварян: Нельзя сдаваться, надо продолжать жить

Просмотров: 3325

Создание военной медицины в новейшей истории Армении совпало с формированием нашей армии, когда в экстремальных боевых условиях гражданским врачам приходилось проявлять не только профессиональные навыки, но и стойкость, мужество, самоотверженность. Уже к 1992 году стало очевидным, что в ходе арцахской войны сформировался институт высококвалифицированных специалистов, прошедших закалку в прифронтовых госпиталях и лазаретах. С тех пор в честь «армии в белых халатах» 17 ноября в нашей стране отмечается как День военно-медицинского работника ВС РА.

После подписанного в мае 1994 года соглашения о прекращении огня при Ереванском медицинском университете имени Мхитара Гераци был создан военно-медицинский факультет, выпускники которого принимали участие в зоне боевых действий в апреле 2016 года, а также во второй арцахской войне, развязанной Азербайджаном в сентябре 2020 года. Среди них майор запаса Геворг Шахсуварян из известной военной династии. Для него это был второй боевой опыт, поскольку четыре года назад вместе с братом – лейтенантом Нареком Шахсуваряном и отцом – полковником Сейраном Шахсуваряном он уже участвовал в вооруженном конфликте. Правда, ветеран первой войны Сейран Николаевич, будучи долгое время пресс-секретарем министра обороны Армении, воевал на другом, информационном фронте. Вот и в 2016 году он снова со своей съемочной группой собирал материал о военных событиях для авторской передачи «Мардик», которая много лет идет на центральных телевизионных каналах и в дальнем зарубежье. А тогда по окончании боевых действий «за организационные способности при исполнении служебных обязанностей, смелость и отвагу» армянское правительство отметило участников войны. В наградном арсенале полковника появилась Золотая медаль Национального собрания. А к имеющимся наградам военных врачей Нарека и Геворга Шахсуварянов добавилась медаль «Вазген Саркисян» от Министерства обороны РА.

В мирной жизни Геворг Шахсуварян вернулся к любимой профессии челюстно-лицевого хирурга. Сегодня, благодаря его новаторской методике, операции по устранению расщепления нёба и «заячьей губы» проводятся не в три этапа, как это практикуется во всем мире, а всего за одно хирургическое вмешательство. Примечательно, что к армянскому доктору обращаются не только наши, но и живущие за рубежом пациенты, причем зачастую те, от кого тамошние врачи отказались. Да и сам он по несколько раз в год оперирует за пределами Армении, в том числе в России. Признается, что с детства мечтал об этой профессии, но пиетет к военным и патриотизм, который был на подъеме после первой арцахской войны, привел 15-летнего паренька в военно-спортивный лицей имени Монте Мелконяна. «Впрочем, вскоре понял, что быть только офицером – не мое призвание, несмотря на то, что в семье всегда с уважением относились к военным: дед Николай Шахсуварян закончил Великую Отечественную в Берлине у стен Рейхстага, отец прошел войну в 90-х. А я решил совместить обе мечты в статусе военного врача, – рассказывает собеседник. – Сначала предполагалось, что стану реаниматологом. Но уже в медцентре «Эребуни», где тогда работал фельдшером на волонтерских началах, «переквалифицировался». Даже помню логичное тому обоснование: анестезия не позволяет видеть лицо своего больного улыбающимся, а значит, выздоравливающим и счастливым. Именно это обстоятельство натолкнуло меня на мысль о другой специализации, связанной с коррекцией челюстно-лицевых дефектов. Мне важен итоговый результат, когда после операции все мои пациенты счастливо улыбаются. Естественно, это радует и меня».

Кстати, в ходе нынешней войны, когда против военных и мирного населения использовались кассетные бомбы, его золотые руки и профессионализм были незаменимы. «Солдата защищает каска и бронежилет, а конечности и лицо остаются открытыми. В нынешней войне использовалось запрещенное международными конвенциями и договорами жестокое кассетное оружие. Это боеприпасы, состоящие из контейнеров, которые раскрываются в воздухе и разбрасывают большое количество разрывных «мелкокалиберных» бомб по обширной территории. У большинства пострадавших лица были испещрены мелкими осколками. Поступали в госпиталь и пациенты с множественными ранениями в голову, с повреждениями конечностей и внутренних органов. Конечно, были случаи, которые остались в памяти. Например, одному солдату острый край осколка вошел в районе гортани. Несмотря на неудобное месторасположение, оставлять его было нельзя, так как при легком движении головы смерть пациента была бы неминуемой. И хотя операция считается сложной, мы спасли нашего воина», – рассказывает доктор и, предваряя вопрос о благодарности, говорит, что имен своих больных почти не запомнил, как, впрочем, и они. Ведь многих привозили в госпиталь в бессознательном состоянии, а после операции под наркозом вывозили на каретах скорой помощи в степанакертскую больницу или прямо в Ереван.

Особенно сложными для врачей были первые дни войны,

когда с фронта привозили большое количество раненых. Статистику никто не вел, но по словам медперсонала, приходилось делать примерно по сто операций в день. Причем, зачастую в одном помещении их проводилось сразу несколько, и врачам приходилось работать ротационным методом, сменяя друг друга у операционных столов. К примеру, хирург занимался рукой одного пациента, а потом переключался на другого, которого уже закончил оперировать нейрохирург. В это время над первым с ранением в голову «колдовал» челюстно-лицевой хирург. Доктор признается, что в первые два-три дня, пока не подоспела помощь и добровольцы, им удавалось поспать не более двух часов в сутки. И даже воду оперирующему врачу медсестры подносили на ходу, ведь дорога была каждая минута. «В принципе, помог опыт войны 2016 года. У меня уже имелись определенные наработки. Когда 27 сентября началась война, я созвонился с моими знакомыми из Арцаха и, не дожидаясь повестки, выехал в то же утро в Степанакерт. К четырем часам дня уже был там, а еще через два часа стоял у операционного стола», – буднично продолжает свой рассказ Геворг Сейранович, совершенно не причисляя труд военных медиков к подвигу – никаких патетических слов о мужестве, смелости, отваге. Хотя отвага в госпитале была действительно нужна. При налетах на Степанакерт даже в бомбоубежище, где все тряслось от разрыва снарядов, бывало неуютно. Но этого не должны были почувствовать больные. Врачи, выключая эмоции, продолжали спасать жизни наших соотечественников.

«Но сложнее всего было определиться с тем, кого нужно оперировать первым. Специфика подхода к этому вопросу у гражданского и военного врачей разная. В первую очередь надо выбирать тех, кто скорее сможет вернуться в строй. Как пишут в учебниках, если перед тобой сто раненых, а ты можешь вынести только десять, то сначала должен позаботиться о тех, кто имеет самые высокие шансы выжить. Но это в книжных теориях, а в реальной жизни все намного сложнее. Очень трудно в такой ситуации выбрать, кто будет жить… Это очень трудно, – повторил доктор Шахсуварян. – В этом плане помогали врачи с передовой. Хочу рассказать о молодом докторе Норайре Микаеляне, с которым в боевых условиях мы вместе работали еще в 2016 году. Вот и в этот раз он сразу приехал в мартунинский госпиталь. Его опыт и знания помогли нам, лично мне, потому что все уже знали: если поступил раненый с лицевыми ранениями из Мартуни, то повязку можно не проверять – настолько доверяли его профессионализму. Все были уверены, что он сделал все правильно. Это значительно увеличивало время, которое мы могли уделить другим пациентам».

А для тяжело раненых каждая минута действительно была на счету. Но хорошо слаженная командная работа медиков сбоев не давала. По словам хирурга, особую бдительность проявляли медсестры, многие из которых прошли апрельскую войну. Они следили в операционных отделениях за гигиеной. Вплоть до такой «мелочи», как перчатки. Например, быстро заставляли их менять, если видели, что врачи, торопясь к следующему пациенту, забывали это сделать. И таких эпизодов было немало. Просто в потоке больных и почти конвейерной работе многое стерлось из памяти. Но больше всего им хотелось бы забыть ночь с 9 на 10 ноября, когда при посредничестве России было подписано трехстороннее заявление между Арменией и Азербайджаном о прекращении огня. «Конечно, это было неожиданностью и шоком. Но нельзя сдаваться, – считает Геворг Шахсуварян. – И хотя 2020 год оказался для армян очень тяжелым, не только из-за коронавируса, но и из-за развязанной Азербайджаном войны, тем не менее надо продолжать жить, растить детей, отстраивать разрушенное. Несмотря ни на что, нужно оставаться сильными. Вряд ли в этом году новогодние праздники будут веселыми, а столы ломиться от традиционных разносолов: любимой толмы, запеченного поросенка, многочисленных салатов и прочих вкусностей. Еще слишком свежа рана, которую даже мы, доктора, не можем залечить. Сегодня я просто пожелаю всем нашим соотечественникам в ближнем и дальнем зарубежье победы и мира! Для нас это сейчас самое главное».

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля