№1 (334) январь 2021 г.

Армаис Камалов: Считаю защищавших Арцах ребят – Армянской Спартой

Просмотров: 7016

О борьбе с COVID-19, особенностях лечения коронавируса, войне в Нагорном Карабахе, создании Фонда развития и поддержки русско-армянских гуманитарных инициатив газете «Ноев Ковчег» рассказал Армаис Камалов, директор Медицинского научно-образовательного центра МГУ имени М.В. Ломоносова, президент общественной организации «Мужское здоровье», академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

- Армаис Альбертович, в сентябре этого года Президент России Владимир Путин присудил Вам и группе сотрудников возглавляемого Вами Медицинского научно-образовательного центра МГУ, государственные награды за большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией COVID-19 и самоотверженность, проявленную при исполнении профессионального долга. Владимир Путин вручил Вам Орден Александра Невского. Какую работу проводит Медицинский центр МГУ в борьбе с коронавирусом?

- Медицинский научно-образовательный центр МГУ был перепрофилирован в COVID-госпиталь в апреле 2020 года. Мы понимали всю сложность ситуации по стране в целом, и в Москве, в частности. Было очевидно, что широкомасштабную борьбу с вирусом необходимо начинать незамедлительно, и наш центр не может оставаться в стороне. Ректором МГУ Виктором Антоновичем Садовничим, после обсуждения с Правительством Российской Федерации и мэром Москвы по поводу нашей инициативы, было принято решение включить Медицинский научно-образовательный центр Московского университета в пул медицинских учреждений по борьбе с пандемией COVID-19.

За две недели нам многое удалось сделать. Решали организационные, методические вопросы, связанные с перестройкой, возведением шлюзов между зелеными и красными зонами, вопросы создания оптимальной маршрутизации для пациентов по принципу одна палата – один пациент, системы безопасности логистики, подготовки врачей и всего медицинского персонала. С 21 апреля мы стали принимать пациентов. В качестве COVID-госпиталя центр работал чуть больше двух месяцев. За это время было госпитализировано 424 пациента, причем все они находились в тяжелом состоянии.

- Что позволило центру в течение сжатого срока понять особенности течения заболевания COVIDом и создать протокол его лечения?

- Это ежедневный междисциплинарный консилиум, в котором участвовали наши самые опытные медицинские сотрудники и видные ученые. Мы ежедневно персонализировано обсуждали состояние каждого больного – результаты анализов, изменения со стороны легких, других органов и систем.

С самого начала нам стало ясно, что у больных COVIDом возникают проблемы с реологией крови, наблюдается тенденция к тромбообразованию. Тенденция была настолько очевидной, что позволила определить данную особенность коронавирусной инфекции. И поэтому все наши пациенты без исключения получали антикоагулянтную терапию. Возможно, именно в этом и кроется секрет успешности разработанного в центре лечения. Летальные случаи в госпитале составили 0,94%. Практически все пациенты были спасены и выписаны из стационара. Это первое.

Второй момент, на который мы сразу обратили внимание, это не целесообразность той терапии, которая была рекомендована в самом начале пандемии – лечение огромными дозами антибиотиков. Антибактериальная терапия направлена против бактерий, но она не действенна в случае борьбы с вирусом. Более того, она не только не показана при вирусной инфекции, но и отрицательно влияет и даже подавляет иммунитет. А именно иммунитет человека является главным оружием в борьбе с любым вирусом, в том числе коронавирусным. Таким образом, с первых дней лечения больных мы отказались от антибиотиков.

Также мы не видели целесообразности применения рекомендованных препаратов, используемых при лечении малярии и СПИДа.

- Рекомендованная терапия не понадобилась?

- Абсолютно нет, мы ее полностью исключили, в том числе препарат плаквенил, который назначался всем больным подряд. Кстати, он отрицательно влияет на печень, приводит к повышению уровня печеночных проб, и тем самым дополнительной нагрузке на организм.

Мы пришли к выводу, что если имеем дело с вирусом, то он должен вызывать воспаление, и поэтому требуется не антибактериальная, а противовоспалительная терапия. Поэтому в протокол центра были включены противовоспалительные медикаменты, а также препараты, способствующие затруднению проникновения вируса в клетку. В него вошел также и ряд других препаратов, обладающих противофибратическим эффектом, для предотвращения серьезных изменений в легких.

- Каких?

- В виде матовых стекол, которые затем начинали трансформироваться, консолидироваться в более грубые образования. Мы видели, что у некоторых пациентов, к сожалению, эти изменения прогрессировали очень быстро. Поэтому подключали противофибратические препараты и препараты, способствующие предотвращению проникновения вируса в клетку. Это стало очень важным нововведением.

Таким образом, нам удалось создать наш собственный протокол лечения, и он успешно использовался. В ходе лечения пациентов мы набирали научный материал. Он аккумулирован в наших исследований, которые активно публикуются не только в отечественных, но зарубежных медицинских научных журналах.

- Ваш практический опыт используется другими клиниками?

- Да. Результаты нашей работы, методы лечения подвигли многих наших коллег обратиться к нам за помощью. В том числе медиков Дагестана, Ростов-на –Дону, Краснодара, Армении. Мы оказали им значительную поддержку, постоянно находились на телесвязи, и с помощью различных интернет-площадок консультировали наиболее тяжелых пациентов.

Хочу отметить еще один важный момент, отраженный в протоколе центра. Это индивидуальный подход к лечению каждого пациента, применение так называемой персонифицированной медицины. Многие наши пациенты были достаточно пожилыми людьми, старших возрастных групп, и естественно у каждого был свой «багаж» хронических заболеваний. А любой вирус ищет и находит наиболее уязвимые мишени, приникает в ослабленные структуры организма. И поэтому мы столкнулись не только с легочной формой заболевания, но и кишечной, сердечной, почечной. Последняя, приводила к почечной недостаточности, и таким пациентам приходилось проводить гемодиализ для очищения крови. Индивидуальный подход позволял нашим врачам, наряду с лечением самого заболевания коронавирусом подбирать и проводить поддерживающую терапию.

- Как долго, по Вашему мнению, может продлиться в мире, в том числе в России, эпидемия COVID-19?

- Известно, что при вирусных инфекциях популяционный иммунитет возникает в том случае, если переболело 60-65% населения. Мы далеки от этой цифры, хотя не учитываем того количества наших граждан, которые могли перенести COVID бессимптомно, даже не подозревая, что больны. Ситуацию может прояснить не столько анализ из носоглотки ПЦР, как увеличение количества проводимых анализов крови на наличие антител М и G. И в этом случае, думаю, количество тех, кто уже перенес это заболевание, увеличится в разы.

- Как Вы считаете, прививку от COVID-19 делать следует?

- С моей точки зрения любая вакцинация должна производиться до пандемического периода, то есть превентивно. У меня уже было несколько пациентов, которые сделали вакцину, а она двухэтапная, и после первой через 4-5 дней у них выявлялся коронавирус носоглотки. Это, по сути, приобретенное вирусное заболевание новой коронавирусной инфекции. Таким образом, получается, что человек еще не сформировавший иммунитет, вакцинируется и в результате заражается. Как лечить этих пациентов? Какое течение заболевание будет у них? Какова тактика лечения? Пока на эти вопросы ответить трудно.

Любая вакцинация требует времени, когда выработаются антитела, и иммунная система окажется готовой к борьбе с вирусом, против которого направлена.

- Примерную дату окончания пандемии можно назвать?

- Не думаю, что это сегодня возможно. Хотя некая стабилизация ситуации прослеживается. Мы вышли на новое плато. Думаю, к марту-апрелю пандемия начнет сходить на «нет».

- Вы являетесь основателем нового направления в медицине – науки о мужском здоровье. Пандемия повлияла на мужское здоровье?

- Да, безусловно. При данном вирусном заболевании так же проявились гендерные особенности. 65% заболевающих – мужчины. Таким образом, заболевших COVIDом мужчин на 30% больше, чем женщин, причем в более тяжелых формах.

Опубликованы очень интересные исследования, которые подводят медиков и ученых к выводу о том, что, чем выше тестостерон, тем чаще человек болеет, и тем тяжелее формы коронавируса, который у него обнаруживают. Казалось бы, мужской гормон, очень важный для мужчин, для качества их жизни. А между тем тестостерон, связанный с активацией андрогенных рецепторов, через свои метаболиты, каскад биохимических процессов усиливает возможность вируса проникнуть в клетку. В настоящее время мы изучаем этот вопрос. Ведем статистический анализ уровня тестостерона у госпитализированных мужчин с COVID-19.

Наши коллеги, итальянские ученые провели большое исследование, обследовав более 4,5 тысяч пациентов, получавших антиандрогенную терапию по поводу рака предстательной железы. Оказалось, что эти пациенты на 30-40% меньше болели COVIDом чем те, у кого высокий тестостерон. На лицо парадокс, который требует разъяснения.

Другое очень интересное исследование ставит вопрос о том, не может ли вирус передаваться также и половым путем, потому что вирус COVID в одном из исследований был выявлен в спермальной жидкости мужчин. А между тем в других научных работах приводились противоположные данные, что коронавирусная инфекция в сперме заболевших мужчин обнаружена не была. Однозначные выводы пока делать преждевременно, требуются дальнейшие исследования.

Еще один важный гендерный аспект - вопрос о том, могут ли пациенты мужчины, перенесшие данное заболевание, иметь проблемы с репродуктивной функцией? Здесь также необходимо провести соответствующие исследования, причем в течении 3, а то и 6 месяцев, потому что для обновления спермы необходимо как минимум 3 месяца.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что определенная гендерность наблюдается, и не в пользу мужчин, как по частоте заболеваемости, так и течению болезни.

- Поговорим о событиях на Южном Кавказе. Война в Карабахе окончилась поражением армянской стороны. Каковы, на Ваш взгляд, его причины? Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Армении?

- Для всех нас эта очень больная тема. Я хотел бы отметить, что без предательства, победить нас было бы невозможно. Без нашего внутреннего предательства. Очень многие моменты вызывают удивление, и даже недоумение.

Сегодня ищут виновных, нынешняя власть стремится переложить вину на тех, кто находился в последние десятилетия в Армении у власти. Понятно, что взаимоотношения с Азербайджаном, и тем более с Турцией, без помощи которой нынешняя война стала бы невозможна, были сложные на протяжении последних десятилетий.

Удивляет Запад с его политикой двойных стандартов. Западные страны, так называемые поборники демократии, борьбы за права человека, молчали, а некоторые из них даже поддерживали агрессора, несмотря на то, что им были применены фосфорные, кассетные бомбы, использованы террористы, а ведь борьба с терроризмом является задачей общечеловеческой. Не было введено ни одной санкции, не прозвучало ни одного осуждения в адрес Турции и Азербайджана.

Еще более настораживает тот факт, что в пункте подписанного соглашения появилась территория непосредственно самой Армении. Война шла в Нагорном Карабахе, причем тут армянская территория, соединяющая Нахичевань с Азербайджаном? Всем очевидно, что тем самым открывается дорога для Турции, у которой с Нахичеванью 8-ми километровая граница. Нефтепровод идет из Баку в Тбилиси и Джейхан. И теперь он может пройти через этот перешеек из Азербайджана напрямую в Турцию.

- Эта война была за территории или против интересов России?

- Я считаю, что это была геополитическая война. Прикрываясь маленьким Карабахом, который многие и на карте затрудняться найти, Запад, в частности, Великобритания, крупные нефтяные гиганты как BP, решали свои задачи. Встает вопрос, не является ли эта масштабная спланированная акция, прикрытая реваншизмом Азербайджана, ширмой, геополитической операцией по входу НАТО на Кавказ, и тем самым ущемления интересов России? Никто кроме России, которая сегодня разместила в Карабахе миротворцев, не остановил кровопролитие.

Ситуация требует серьезного анализа, серьезного разбора ошибок, которые Армения совершила за последние два с половиной года. Пашинян перекладывает вину за произошедшее на своих предшественников. А следует задать несколько вопросов самому себе: почему первым решением во власти стал арест Хачатурова? Этим был нанесен удар по ОДКБ и именно в тот год, когда Армения председательствовала в организации. Армения продемонстрировала всему миру пренебрежительное отношение к ОДКБ. Тем более непонятна аппеляция к ОДКБ в ходе войны, такие вопросы, как «почему ОДКБ не вмешивается в ситуацию?». А где были Ваши мозги, когда вы совершали этот шаг?

За последние 30 лет я не помню в Армении ни одного антироссийского лозунга на улицах, которые появились после прихода новой власти. И новое правительство закрывало на это глаза.

Вызывает недоумение отношение новой власти к церкви. Как может уважающий себя армянин бросать тень на армянскую церковь, которая на протяжении многих веков была гарантом сохранения нашей национальной идентичности, культуры, письменности! В армянской истории были времена, когда у народа не было государственности, но была церковь. И вдруг в Армении появляются какие-то сектанты и устраивают свои палаточные города в Эчмиадзине. Правительство снова молчит.

А что это за риторика Пашиняна «Карабах – это Армения и точка!», по сути нарушающая Минские договоренности? Это можно расценить, и как провокацию для подталкивания противоположной стороны на определенные действия.

Я считаю, что был реализован продуманный план даже не столько по сдаче Карабаха, сколько наносящий удар по интересам России.

- Сегодня в Армении многие считают, что Пашинян должен уйти в отставку. Оба Католикоса и Арам I, и Гарегин II выступили с таким заявлением. Что Вы думаете об этом?

- За все время существования и Советской Армении, и постсоветской Армении я не помню такого без прецедентного выступления со стороны армянской церкви. Это крик души христианского армянского мира в ответ на политику премьер-министра и многих членов его правительства, которые ничего положительного для Армении не сделали. Критикуя старую власть, они не продемонстрировали в своей так называемой деятельности ни одной тенденции к улучшению ситуации в стране.

Я могу сказать, что сделал Роберт Кочарян за 8 лет своего пребывания у власти. Его можно любить или не любить, но есть дела, по которым оценивают деятельность каждого политика. А что сделал за период правления Пашинян и его команда? Их никто не притеснял, они получили всю власть в стране. И что же? Убрали разделы истории Армении и армянской церкви из школьных учебников. Ввели порядок, по которому ребенок может выбирать себе пол еще в школе. Стали насаждать так называемые западные ценности, которые прикрываются очень хитрым словом «толерантность». А между тем за этой толерантностью кроется сознательное уничтожение культуры народа. За добрыми, вроде бы правильными посылами Сороса, такими как права человека, обучение молодежи, стоит задача психологически настроить одних против других, создать условия для насаждения духа западного «культурного мира».

Для Армении это не приемлемо. У нас своя культура. И мы, армяне, будем бороться за сохранение нашего культурного и духовного наследия, за сохранение национальных традиций. До прихода Пашиняна Армения была спокойной страной с точки зрения уличной преступности. Сегодня говорить об этом не приходится. Понятно, что в такую Армению ни один человек из диаспоры не захочет отправить своих внуков для того, чтобы они впитали культурные ценности. Наша цель – вернуть Армению в культурное и духовное русло.

Конечно, Пашинян должен уйти. Он должен уйти как человек, который проиграл. Я оставляю в скобках слово «предал». Не соответствуешь моральным и человеческим качествам лидера страны, уйди в отставку!

Я помню первый приезд Пашиняна в Москву, его визит в Посольство РА. Мне предоставили возможность выступить. Я тогда сказал, что армяне чтут землю, где они живут и воспитывают своих детей и внуков. Для нас это Россия. Сказал, что наши отцы учили нас, «не плевать в колодец, из которого пьешь воду». Я призвал Пашиняна дать России правильный месседж, чтобы мы видели, что Армения готова на серьезное сотрудничество с Россией.

Надо пересмотреть, в том числе и Конституцию Армении, которая лишила власть рычагов сдерживания, баланса между отдельными ветвями власти. Необходимо, чтобы в Основном законе было предусмотрено создание в условиях форс-мажора органа, который мог бы взять на себя ответственность за судьбу страны.

В Армении может начаться хаос. Никто не хочет гражданской войны. Тот человек, который должен уйти, не уходит. Роберт Кочарян через 8 лет мирно передал власть следующему президенту, который в свою очередь, при определенных обстоятельствах, также передал ее без кровопролития. Пашинян должен не допустить гражданской войны в Армении.

- Летом 2020 года совместно с соучредителями Вы основали Фонд развития и поддержки русско-армянских гуманитарных инициатив «Наследие и прогресс». Как возникла идея создания Фонда? Каковы его цели?

- Нам было очевидно, что ситуация в Армении требует нашего участия. Фонд «Наследие и прогресс» направлен на поддержку русско-армянских связей, укрепление взаимоотношений двух народов, создания гуманитарных коридоров в области культуры, науки и образования. Важно отметить, что Россия и Армения на протяжении веков никогда не были по разные стороны баррикад.

Если говорить о Турции, у России было с ней за два века 30 войн. Во время Второй мировой войны Турция выжидала исхода Сталинградской битвы для того, чтобы выступить в войну против СССР на стороне Германии. После Первой мировой войны, когда Антанта разгромила Германию и Турцию, Османская империя фактически перестала существовать. Был подписан Севрский, самый легитимный договор. Поражение Турции было документально закреплено. Дальнейшие события – революция, обман Ленина Ататюрком, вооружение турок, Сардарапатская битва, которая поставила жирную точку в вопросе границ. Затем последовали Московский и Карский договоры, по которому Карабах и Нахичевань были переданы Азербайджану. Хорошо известно, что это армянские территории.

Цель нашего фонда – установить тесные связи между Арменией и Россией в гуманитарных коридорах. Это касается и молодежной политики, и патриотического движения, которое необходимо усиливать и в России, и в Армении. Патриотические чувства позволяют не забывать историю, когда все народы Советского Союза воевали вместе против общего врага. Но мы видим сегодня, что геополитика разрывает старые межнациональные связи СССР. И у России на Кавказе остается один надежный партнер Армения. Россия для нас – великая страна. Я родился в Грузии. А мое становление как личности состоялось в России. Мы должны с помощью русско-армянского фонда еще более укрепить связи, которые в определенной степени были утрачены. Нельзя допускать охлаждения отношений.

- Первые проекты фонда состоялись?

- Мы осуществили целый ряд проектов. Один из них был посвящен Армену Джигарханяну, недавно ушедшему из жизни. Был создан блестящий документальный фильм о нем. Мы сняли фильм-воспоминание о Кирилле Ивановиче Щелкине главном конструкторе ядерного центра Челябинск-70, создателе ядерного оружия СССР, трижды Герое Социалистического Труда. Он был настолько засекречен, что его имя мало, кто знал. Наша задача рассказывать не только об армянах, но и о достойных русских людях, которые внесли большой вклад в дело общего цивилизационного мира. Кирилл Иванович был одним из тех, кто предотвратил третью мировую войну, уже ядерную.

Мы выпустили также документальный фильм «Арарат-73», о том, как в 1973 году футбольная команда «Арарат» выиграла кубок СССР. В нем рассказывается и о Никите Симоняне, и о великих наших спортсменах-футболистах. Победа ереванской футбольной команды «Арарат» стала кульминацией, триумфом командной победы армян в самом популярном виде спорта - в футболе.

Одна из ближайших задач – восстановление разрушенного русского храма Николая Угодника в Армении, подготовка к 100-летию со дня рождения Арно Бабаджаняна.

В настоящее время обсуждаем проект создания памятника на площади России в Армении. Открытие такого памятника было предложено мной в рамках Межпарламентской комиссии России и Армении. В Ереване далеко не все знают где находится площадь России, наверно потому что на ней практически нет ничего, что символизировало бы Россию. Есть задумки создать памятник, который мог бы олицетворять дружбу двух государств.

- Кто входит в Попечительский совет фонда?

- В Попечительский совет фонда входят директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, оперная певица Любовь Казарновская, Игорь Абылгазиев, директор Института Азии и Африки, глава Российской и Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви архиеписком Езрас, известные меценаты Камо Авагумян, Самвел Карапетян, Сергей Амбарцумян, Артур Согомонян - большой друг Армена Джигарханяна, Ваграм Карапетян, руководитель Дома Москвы в Ереване и многие другие.

Дом Москвы в Ереване – оптимальная площадка для нашей деятельности. Совместно мы провели акцию по сбору средств, купили на них учебники на русском языке и бесплатно раздали в армянских школах, где есть русский сектор. Казалось бы учебники… А как важно сохранить русский язык в армянских школах, как важно, чтобы наши дети говорили на нем. Русский язык дает возможность объединить культурные ценности двух дружеских стран.

Наши планы притормозила война. Невозможно было даже представить ее масштабы и потери. При такой разнице в военной силе, дискоординации на всех уровнях принятия решения, некомпетентности командного состава, не подготовленности тыла, Карабах должен был пасть за 3-5 дней. Но благодаря героизму наших ребят он держался, Это была Армянская Спарта. Азербайджанская сторона вместе с Турецкими войсками и террористами столкнулась с Армянской Спартой. Я уверен, что имена героев- спартанцев будут вписаны в историю, как проявление чести, доблести и отваги армянского воина.

- Что бы Вы пожелали читателям газеты «Ноев Ковчег» и портала novostink.ru в Новом году?

- Как врач, в первую очередь, хотел бы пожелать здорового Нового года, пандемия унесла жизни огромного числа людей. Берегите свое здоровье, ведите здоровый образ жизни, укрепляйте иммунитет! А иммунитет – наше главное оружие в борьбе с вирусными заболеваниями.

Также хотел бы пожелать всем армянам избежать пораженческого настроения, мы должны понимать, что война всегда заканчивается, кто-то побеждает, кто-то проигрывает. Но это еще не точка…

Я желаю всем нам быстрее осознать роль Армении, в том числе во взаимоотношениях с Россией, как единственного гаранта нашей безопасности на Кавказе. Создать в самой Армении атмосферу, которая позволила бы народу развиваться. Мы должны дать возможность каждому в Армении достичь успехов.

Армения может стать великой технологической страной. У нас нет газа, нефти, природных ресурсов, но есть главное – интеллект, человеческий потенциал. У нас были и более тяжелые времена, но мы выжили, встали с колен. Мы должны забыть горечь поражения, вернуть уважение к себе и думать о будущем. Армяне – великая нация и мы должны это доказать.

Беседовал Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Слова Арамиса Камалов, который считает воевавших ребят в Арцахе армянской Спартой точно и красиво отражают ту действительность, которая произошла во время второй Карабахской войны. Как могут спокойно спать Никол Пашинян и Араик Арутюнян, зная, что эти молодые ребята погибли в результате их преступного безделья, а может быть и предательства.
  2. Армянская Спарта. Точно сказано. Ребята погибли за Родину, а виновные до сих пор у власти.
  3. Хорошее интервью, полезное. Академик Камалов сказал, что коронавирус подействовал на мужское здоровье. Вот каждый день с этой мыслью ложусь спать и встаю. Пока всё нормально, но всё может быть, ведь я переболел уже.А с Пашиняном всё ясно. Скоро народ выкинет его на площадь. Как бы не затоптали. Хотя не большая будет потеря. Одним предателем меньше.

Ваш комментарий

* Обязательные поля