№5 (338) май 2021 г.

Сурен Тащиян (Тащиев). Герой России спустя 52 года после гибели

Просмотров: 3663

Указом президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 16 февраля 1995 года (№141) за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов, Тащиеву Сурену Амбарцумовичу присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно. Храбрый морской летчик-истребитель сражался против нацистов в небе Северного Кавказа и Крыма, сбил семь немецких бомбардировщиков. Геройски пал в неравной воздушной битве в 1943 году. Сурен Тащиев (Тащиян) родился и вырос в знаменитом селении Чалтырь на донской земле, пожалованной армянам еще императрицей Екатериной Второй.

В семье Тащиянов – Амбарцума Никогосовича и Евгине Бадасовны – подрастали четверо детей, кроме Сурена – близнецы Гевонд и Арусяк и младший Никогос. Родители сами работали в колхозе и с раннего детства приучали своих детей к трудной профессии земледельца.

Сурен, учась в местной школе, в период летних каникул работал на колхозных полях помощником комбайнера. Отец и мать были уверены, что старший сын уже избрал себе профессию, прирос к земле, на которой родился, останется в колхозе механизатором.

Из газеты «Крестьянин» (№18, 2007 г., Ростов-на-Дону):

«Жили в селе Чалтырь Мясниковского района Ростовской области два мальчика: Сурен Тащиян и Акоп Гайбарян. Оба родились в 1919 году: Сурен – 22 марта, Акоп – 20 декабря. Жили на одной улице, учились в одной школе. В голодном 1933-м вместе ходили пешком в неблизкий поселок Ленинаван, где каким-то чудом еще оставались продукты. Ручную тачку, на которой ребята привезли муку в голодающий Чалтырь, смастерил Сурен. Он во всем был заводилой.

После начальной школы пути друзей разошлись. Сурен уехал в Ростов-на-Дону, начал ходить в аэроклуб. Там научился управлять самолетом и прыгать с парашютом. Акоп окончил десятилетку и стал студентом Ростовского медицинского института, где пробыл всего 17 дней. Шел 1939 год, и по сталинскому указу студентов первого курса призывали в армию. На военную службу отправился и Акоп Гайбарян – не судьба ему была стать медиком. Он попал в автотранспортный батальон в городе Борисове, под Минском».

Сурен же не расстался с мечтой о небе и поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, где подружился с курсантом Дмитрием Стариковым. Все у них было общее: в классе они сидели вместе, койки у них находились рядом. Родителям Сурена письма писали вместе и подписывались как сыновья (Дмитрий своих родителей потерял в 1933 г.). Вместе осваивали авиационную технику, приобретали летное мастерство.

Выпускной в училище состоялся 19 июня 1941 года – сержанты Сурен Тащиян и Дмитрий Стариков были распределены вместе в 32-й истребительный авиаполк Военно-воздушных сил Черноморского флота. Утром 22 июня, когда ребята прибыли к месту службы, германская авиация уже успела в первый раз отбомбить Севастополь, главную базу Черноморского флота.

Они летали вместе, Сурен и Дмитрий, охраняя небо над Крымом и Кавказом от вражеской авиации. Первый был ведомым второго: он прикрывал самолет, выполняющий боевую задачу, с обзором на все 360 градусов и во всех плоскостях. Ну и сам охотился, конечно, когда выпадала возможность и по необходимости. Дмитрию Сурен не раз спасал жизнь, летая на Як-1, ЛаГГ-3 и американском Bell P-39, больше известном под названием «Аэрокобра». 13 августа 1942 года Тащиян был награжден первым орденом Красного

Знамени.

Застенчивый, тихий и малоразговорчивый Сурен Тащиян был противоположностью веселого, озорного, с лукавыми смешинками в глазах Дмитрия Старикова. Но эта земная контрастность характеров исчезала, как только друзья садились в самолет.

В последних числах мая 1943-го им довелось отбивать налет на Туапсе. Самой крупной добычей Сурена стал самолет фашистского генерала. И вот как это произошло.

30 мая командование вермахта готовило контрнаступление на Кубани. Немцы хотели вернуть территории, потерянные в ходе начатого 26 мая наступления войск Северо-Кавказского фронта. Беспокоила противника не утрата нескольких хуторов, а пробоина, образовавшаяся в укрепленной «Готской позиции» – линии, которую Гитлер приказал удерживать любой ценой. Под вопросом была судьба всего Кубанского плацдарма и оборонявшей его 17-й армии. На исходные позиции подтягивались танки, штурмовые орудия и пехота...

Почему-то сначала у Тащияна не хотел заводиться двигатель. При этом отказала рация, и командный пункт так и не сумел до него докричаться. Сурен увидел вдали группу из дюжины истребителей, попытался с ними сблизиться, а когда понял, что это немецкие «Густавы», отступать было поздно.

Пришлось принимать бой, и вот тут и включился тот холодный разум, который делает отвагу страшной для противника. Каким образом один самолет сумел уйти от 12 вражеских, так в точности и не установили: Сурен после боя не вспомнил всех подробностей. Он подбил один из немецких самолетов, другие бросились прикрывать, и в этой неразберихе Тащиян улучил момент, оторвался от стаи «мессершмиттов» и вернулся в свою часть.

Сурен был ранен в лицо, но в санчасть лечь отказался – легко отделался.

Среди немцев продолжался не очень понятный вначале ажиотаж – вся акватория от Новороссийска до Геленджика тщательно прочесывалась самолетами их морской авиации. В итоге выяснилось, что Сурен сбил командира 97-й егерской дивизии вермахта генерал-лейтенанта Эрнста Руппа. Командование полка немедленно ходатайствовало о присвоении Тащияну звания Героя Советского Союза. И написали об этом родителям Сурена в Чалтырь. Но звания Тащияну не присвоили, а дали ему орден Красной Звезды (27.06.1943).

25 сентября 1943 года в воздушном бою над Керченским проливом гвардии старший лейтенант 11-го гвардейского авиационного истребительного полка 1-й минно-торпедной дивизии Военно-воздушных сил Черноморского флота Сурен Тащиев одержал свою 12-ю победу, но и сам был сбит. Покинув неуправляемый самолет на парашюте, будучи раненым, опустился в воды пролива. Погиб. Ему было всего 24 года.

К этому моменту на его счету было более 400 боевых вылетов, 187 воздушных боев, 11 сбитых вражеских самолетов. Через несколько дней после гибели Сурена на фюзеляже боевой машины Дмитрия Старикова появилась надпись «Сурен Тащиев». Так продолжал громить врага отважный пилот и после смерти.

* * *

О воздушном бое 25 сентября 1943 года над Керченским проливом и гибели Сурена Тащиева в своей книге «Гневное небо Тавриды» рассказывает участник Великой

Отечественной войны Герой Советского Союза (1944) Василий Иванович Минаков (1921–2016):

«Пикировщики отбомбились успешно. Потопили три баржи, буксир, катер-тральщик и четыре моторных судна. После удара два Пе-2 оторвались от группы и пошли Керченским проливом в сторону мыса Такил. Стариков и Тащиев направились на их прикрытие. Отбили атаку четверки «мессеров». И почти тут же вступили в бой с шестеркой...

Виражи, боевые развороты, бочки, пикирование, горки, схватки на вертикалях. Одного за другим друзья сбили трех фашистов. Остальные обратились в бегство. Но снизу подкрались два «фоккера». Стариков заметил их, когда они уже сидели на хвосте Тащиева. «Не успею!» – пронзила мозг страшная мысль. Огненная струя уперлась в самолет друга, отбила хвост. Машина начала беспорядочно падать.

– Сурен, прыгай! – отчаянно закричал Дмитрий.

Тащиев не отвечал. Ранен? Убит?

Вокруг беспорядочно падающего изуродованного ястребка беспомощно метался самолет Старикова. «Прыгай, Сурен! Прыгай!..» – кричал, заклинал Дмитрий. Наконец от бесхвостой машины оторвался черный клубок, за ним потянулся грибовидный хвост. В ту же минуту «кобра» упала в воду…

Купол парашюта надулся, слепя белизной, повис в воздухе. Под ним широко и медленно раскачивался летчик. Жив? Стариков подошел ближе. Тело Сурена бессильно обвисло на лямках, голова уронена на грудь, руки и ноги как у ватной куклы. Стариков разглядел окровавленное лицо...

Через минуту все было кончено. Сурен опустился в Керченский пролив и сразу ушел под воду. Вокруг никого не было...

Смертью отважных погиб замечательный летчик, отличный боевой товарищ, великодушный, самоотверженный человек. В час гибели на боевом счету его была дюжина вражеских самолетов, сбитых им лично. А сколько он помог уничтожить их своему другу и командиру, сколько раз выручал его из неминуемой беды...»

Командиры опять ходатайствовали о присвоении Сурену Амбарцумовичу Тащияну звания Героя, уже посмертно, но вновь последовал отказ.

Гвардии старшему лейтенанту Дмитрию Александровичу Старикову за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, 22 января 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Отважный летчик-истребитель погиб в автомобильной катастрофе 2 октября 1945-го.

Судьба Акопа Мкртычевича Гайбаряна, друга детства Сурена Тащияна, сложилась иначе. Его из Белоруссии отправили в Тамбов, потом – под Москву. Служил в санитарном батальоне стрелковой дивизии: забирал раненых с фронта, отвозил их в санчасть, а потом, уже прооперированных, переправлял в тыл. Получил медаль за оборону Москвы. Акопу Сурен писал радостные письма. Все надеялся: скоро советский народ победит фашистов и война закончится.

* * *

Акоп Гайбарян вернулся в родной Чалтырь до окончания войны – из-за ранения. Лечился долго. И все эти годы не давала покоя память: почему с Суреном обошлись так несправедливо?

Еще 19 августа 1941 года приказом наркома обороны №0299 была установлена норма сбитых вражеских самолетов для присвоения звания Героя Советского Союза: пять бомбардировщиков или десять истребителей. Исходя из этого, командир 32-го авиаполка Черноморского флота, в составе которого воевал Сурен Тащиян, гвардии подполковник И.С. Любимов 27 февраля 1943 года ходатайствовал: «...за проявленную доблесть, геройство и личную храбрость в борьбе с германским фашизмом – сбитие 6 бомбардировщиков противника типа «Хе-111» и «Ю-88» представить С.А. Тащияна к присвоению звания Героя Советского Союза». Это представление 10 марта 1943 года поддержал и командир 62-й авиабригады Герой Советского Союза К.Д. Денисов. Но командующий военно-воздушными силами Черноморского флота генерал В.В. Ермаченков ограничился награждением летчика вторым орденом Красного Знамени (18.06.1943).

С 1965 года ветеран войны Гайбарян, а позднее Армянский комитет Героев Советского Союза стали добиваться присвоения Тащиеву высокого звания Героя. Обращались в различные инстанции вплоть до Министерства обороны. Но ответ приходил один: «Сурен Тащиян и так достаточно награжден».

В 1966 году бывшие командиры Тащияна – Герои Советского Союза генералы И.С. Любимов и К.Д. Денисов – снова возбуждают ходатайство о присвоении Тащияну звания Героя посмертно. Это представление поддерживает Совет ветеранов Армянской ССР, но опять приходит отказ: «Не представляется возможным».

Гайбарян продолжал рассылать просьбы в разные ведомства. Ответы были по-чиновничьи вежливые, но по сути – отписки. Наконец, он сделал запрос в Центральный архив Военно-морского флота. Там хранились особые журналы, куда летчики записывали время своего вылета, время возвращения в ангар и количество сбитых самолетов. Меньше чем через месяц из Центрального архива прислали подробный отчет о том, где, когда и чем отличился летчик Сурен Тащиян.

Между тем власть сменилась, и очередное письмо Акоп Мкртычевич направил уже президенту Российской Федерации Борису Ельцину. На календаре было 12 августа 1993 года. Позже сотрудники президентской администрации сообщили, что письмо получили и «начали изучать проблему». Потом – снова тишина. Гайбарян послал еще одно письмо.

В начале августа 1994 года ему наконец ответил главнокомандующий Военно-морским флотом России адмирал флота Ф.Н. Громов. А 16 февраля 1995-го газета «Красная Звезда», центральный орган Министерства обороны РФ, поместила информацию о том, что летчику-истребителю Сурену Амбарцумовичу Тащияну присвоено звание Героя Российской Федерации.

В 1988 году в селе Чалтырь создали мемориал в память о погибших во время Великой Отечественной войны. Памятник построили на деньги жителей села, ведь у каждой семьи война забрала немало сыновей.

В марте 1992 года в родном селе Тащияна появилась улица, названная его именем, а в 1995-м к мемориалу добавили еще и почетную доску: ее установили, когда Сурен Тащиян наконец стал Героем России.

Участника Великой Отечественной войны, общественного деятеля, краеведа, автора трудов «Они вернулись с Победой», «Восстановление справедливости», «Гроза немецких асов», «Мясниковская книга памяти», «Посвящается жертвам репрессий» Акопа Мкртычевича Гайбаряна не стало в ноябре 2008 года.

* * *

Донские армяне считают себя потомками жителей города Ани – столицы средневековой Армении. На гербе Мясниковского района – барс, как и на гербе Ани. В 1236 году из-за нашествия монголо-татар армяне покинули город и переселились в район нынешней Астрахани. Однако жизнь там не задалась, и в 1330 году предки донских армян перебрались в Крым. Рядом с городом Ани находится озеро Чалдыр («блестящая вода»). В его честь и назван Чалтырь.

14 ноября 1779 года Екатерина Вторая подписала указ, разрешивший переселение из Крыма в Приазовье значительных по численности групп христианского населения Крыма. В 1780 году греки были переселены в район нынешнего Мариуполя, а армяне – «в округу крепости святого Димитрия Ростовского», основав город Нахичевань (с 1928 г. объединившийся в один город с Ростовом-на-Дону) и пять сел: Чалтырь, Крым, Большие Салы, Султан-Салы и Несвитай (Несветай). Дома строили по крымскому образцу.

Много чем занимались чалтырцы за последние двести с лишним лет – выращивали виноград и шелковицу, разводили овец... Но славу поселку принесла пшеница – «чалтырка». Как считают в Чалтыре, зерна этой пшеницы армяне возили за собой с тех пор, как покинули Ани. Из года в год женщины садились в круг и отбирали самые крепкие и крупные зерна этого сорта. Таким образом, получалась пшеница, максимально адаптированная к местным условиям. В 1880 году в Москве на сельскохозяйственной выставке «чалтырка» получила золотую медаль, а в 1908-м на международной выставке в Милане была удостоена двух золотых медалей. Армянской твердой яровой пшенице отдавали предпочтение импортеры из Франции и Италии. Но в годы Великой Отечественной войны сорт «чалтырка» был полностью утрачен. Казалось, что навсегда... Сейчас «чалтыркой» занято отдельное поле. Древней пшеницей занимается колхоз имени Мясникяна. Колхозы, сохранившиеся с советских времен, – еще одна изюминка Чалтыря – самого крупного армянского села на Дону. Население – 18 тысяч человек, 56 процентов – армяне. Сейчас здесь живет уже 10-е поколение переселенцев из Крыма.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Неоценима заслега армян в Великой Отечественной войне. Армяне заняли четвертое место среди советских народов по количеству генералов военно-воздушных и военно-морских сил и офицеров артиллерийских войск и шестое место по количеству Героев СССР. Звания героя Советского Союза были удостоены 106 армян, 80 тысяч удостоились орденов и медалей. В 1920 г. население Армении составляло 700 тыс. человек. До начала войны оно достигало 1,5 млн, однако страна по-прежнему имела наиболее малочисленное население среди республик СССР (1,1% населения СССР). Несмотря на это обстоятельство, в 1941-1945 гг. в советскую армию было призвано порядка 500 тыс. армян, и каждый второй не вернулся домой. Потери Советской Армении можно сопоставить с потерями США - более 300 тыс. человек.
  2. Да , армяне в годы Великой Отечественной войны сражались за Советский Союз, знали что защищают и Армению. К сожалению, нынешняя власть в Армении не имеет чувства патриотизма и просто совести. Предатели оккупировали правительство, а народ в основном молчит или некоторые даже поддерживают этих уродов. В Армении всегда находились силы, чтобы вывести народ из тяжелой ситуации. Очень надеюсь на благоразумие народа, который вышвернет проходимся Пашиняна на выборах или если не удастся, после выборов.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты