№8 (341) август 2021 г.

Для чего Баку нагнетает напряженность в Закавказье?

Просмотров: 6062

В последнее время Министерство обороны Азербайджана регулярно и бездоказательно заявляет об обстрелах армянской армией азербайджанских позиций «по всей протяженности государственной границы». Более того, по версии Баку, 15 июля армянские ополченцы с территории расположения российских миротворцев якобы вели огонь в направлении Шуши, перешедшего под военный контроль Азербайджана в начале ноября 2020 года, на заключительном этапе 44-дневной войны.

В свою очередь, как сообщил омбудсмен НКР Гегам Степанян, в этот день со стороны находящихся в Шуши азербайджанских формирований в сторону Степанакерта открывались короткие автоматные очереди. «Если обратить внимание на тон сообщений азербайджанского МО – практически всегда подчеркивается если не прямая, то косвенная вина России в выдуманной ими самими эскалации», – отмечает Telegram-канал Wargonzo.

Фабрикуемая таким образом в информационном пространстве (для чего – об этом ниже) склонность армянской стороны к вооруженным провокациям при попустительстве россиян дополняется обвинениями политического характера. По неофициальным каналам Баку получает информацию о неготовности Еревана к подписанию «мирного договора», рассказал 14 июля президент Ильхам Алиев: «Я несколько раз говорил, что мы готовы подписать мирное соглашение с Арменией. То есть мы готовы приступить к этой работе. Однако никакой реакции со стороны Армении, никакой официальной реакции, нет. По неофициальным каналам мы получили информацию о том, что Армения к этому не готова. Я думаю, это было бы большой ошибкой. Как накануне войны, так и во время войны армянская сторона допустила большие ошибки и совершила военные преступления. Это могло быть следующей большой ошибкой».

Далее, повторив мантру о том, что карабахский конфликт решен, Алиев заявил о необходимости «признания территориальной целостности друг друга, признания границ» с последующим началом работ по их делимитации, и «если Армения не хочет этого делать, она может, но пусть хорошо подумает, потом может быть поздно». Все эти недвусмысленные угрозы сопровождаются декларируемым усилением военной мощи до новых высот и обещаниями «вернуться в Зангезур» и на другие территории Республики Армения. С 7 июля на экономической карте страны появился новый, Восточно-Зангезурский экономический район, в который вошли Зангеланский, Кубатлинский и Лачинский районы, до 2020 года входившие в состав НКР. В полном соответствии с канонами психологической войны военное ведомство Азербайджана «переименовывает» село Кут в «Заркенд», а Гегаркуникский марз – в «Басаркечарский район»…

Принимая во внимание вполне «пацифистский» по отношению к Баку внешнеполитический курс режима Пашиняна, занятого в основном сведением счетов с оппонентами, укреплением материальной базы сторонников и поиском внешней легитимации после досрочных парламентских выборов 20 июня с явными признаками массовых фальсификаций, – верится в россказни бакинской пропаганды с трудом. Да и общее состояние Вооруженных сил Армении, включая продолжающийся «кадровый погром» в силовых структурах (формулировка назначенного в МИД бывшего секретаря Совета безопасности Армении, видного соросовца Армена Григоряна), не предполагает не то что упреждающих, но даже ответных действий на провокации противника, что мы, собственно, и наблюдаем все последние месяцы. «Будем ждать до тех пор, пока азербайджанские войска не покинут наши территории» – в таком ключе ответил недавно и.о. вице-премьера Тигран Авинян на соответствующий вопрос журналиста. При этом, правда, Пашинян для проформы обвиняет Баку в попытках спровоцировать на границе столкновения, однако послужной список «варчапета» свидетельствует, если выражаться крайне дипломатично, о противоречивом характере его внешнеполитических заявлений и о несоответствии многих из них реальным взглядам и делам.

И в этой связи невольно возникает вопрос: а что движет Ильхамом Алиевым и его «боевыми троллями», принявшимися обвинять Ереван в агрессивных действиях, а российский миротворческий контингент в Нагорном Карабахе – в мифической поддержке «армянского сепаратизма»? Логика незамысловатая: «Как показывают события последних дней, в Карабахе вновь стреляют, и ответственность за это на сей раз целиком и полностью возлагается на миротворческие силы (МС) России, главной задачей которых и являлось обеспечение режима прекращения огня. Иначе зачем им там быть?» – задается вопросом бакинская газета «Зеркало». В то время как официальные лица пока сдержанны в комментариях, провластные СМИ, отставники и «политологи на довольствии» (в том числе с российской пропиской) куда более откровенны. Так, бывший министр иностранных дел Тофик Зульфугаров видит причины предполагаемого обстрела азербайджанских позиций в Карабахе «с зоны ответственности российского миротворческого контингента» в стремлении «не мытьем, так катаньем добиться размещения на азербайджано-армянской границе миротворцев», что «автоматически замораживает процесс делимитации и демаркации. Более того, «консервируется» и конфликтный статус региона… размещение на азербайджано-армянской границе миротворцев отодвинуло бы подписание мирного договора в неопределенное будущее». По мнению Зульфугарова, «до официального признания территориальной целостности [Азербайджан] получает право, действуя по принципу взаимности, рассматривать территорию соседнего государства в качестве спорной, принадлежность которой должна быть определена в ходе последующих переговоров». Прежде всего речь идет о Сюнике (Зангезур), по территории которого Баку намеревается проложить пресловутый коридор, имеющий военно-политическое, а вовсе не экономическое значение: «Азербайджан считает, что Армения должна передать эти территории ему, либо рассмотреть варианты совместного управления этими территориями (международного контроля над этими территориями), либо особого статуса этих территорий. Все эти тезисы не противоречат нормам международного права и имеют прецеденты в мировой практике».

Как видим, игра ведется с дальним прицелом, что может быть обусловлено по крайней мере двумя группами факторов. Во-первых, в Баку и Анкаре, попытавшихся осенью прошлого года окончательно решить карабахский вопрос, начали осознавать: никакой «абсолютной победы» нет, и пока Россия остается в регионе – и не будет. По оценке Wargonzo, «при наличии миротворцев – любое нападение на Арцах будет расцениваться как нападение на Россию... Мы помним, что стало с Грузией и Саакашвили, когда они напали на Цхинвал и миротворцев в Южной Осетии». Соответственно, нет ничего удивительного в том, что «Баку мечтает, чтобы Россия ушла из региона, так как никакой азербайджанской победы нет. В стратегическом смысле. Есть тактические успехи. И это начал понимать обманутый Алиевым народ».

Дополнительное раздражение вызывает возможное возобновление переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ, которую азербайджанский лидер публично и безрезультатно «хоронил» уже не один раз. Казалось бы, вопреки всему, но вопрос статуса Нагорного Карабаха по-прежнему остается на повестке дня – если, конечно, столь комфортная для Баку власть в Ереване не продолжит своих оказавшихся столь эффективными усилий по дискредитации и подрыву переговорного процесса. Как свидетельствует опыт 2018–2020 гг., подобного сценария исключать нельзя. Как пишет третий президент Серж Саргсян (и здесь с ним невозможно не согласиться), «начиная с мая 2018?г. из-за грубейших дипломатических просчетов, опрометчивых заявлений и действий нового армянского руководства ситуация начала меняться не в пользу Еревана, который оказался в глазах международного сообщества неконструктивной стороной в переговорном процессе. Баку получил то, что ему не удавалось на протяжении десятилетий – в качестве casus belli обвинить Армению в отказе от переговоров». Ответ же на вопрос о том, было это сделано сознательно либо же имел место специальный умысел, у читателей нашего издания может быть разным…

Во-вторых, несмотря на неумолчный грохот военных литавр, социально-экономическая ситуация в прикаспийской стране по-прежнему оставляет желать лучшего. Так, с 1 июня по инициативе компании SOCAR в Азербайджане повышены цены на природный газ и электричество, в том числе для предприятий, что неизбежно найдет отражение в ценниках на прилавках и на услуги населению. «В последний год наблюдается постоянный рост цен на основные виды продовольствия по всему миру, – ссылается на мировые тенденции, обосновывая непопулярные решения, Тарифный совет республики. – Рост цен на энергоносители еще больше ускоряет этот процесс. В частности, наблюдается рост мировых цен на природный газ. В результате этого во многих странах тарифы на природный газ изменены, в частности повышены коммунальные расходы».

Все это также способствует – чем дальше, тем более – смещению властями фокуса общественного недовольства уже не столько на «побежденных» армян, сколько на российские силы по поддержанию мира. Так, прошедшие 15 июня плановые занятия по боевой подготовке спровоцировали шквал возмущения пользователей социальных сетей, призванный продемонстрировать едва ли не единодушное требование общественности «выгнать российских оккупантов». В то же время, как говорит Зульфугаров, к российским военным следовало бы «относиться как к механизму, который мы должны использовать для реинтеграции» Нагорного Карабаха обратно в Азербайджан (сначала в сфере безопасности, затем в экономике, правовой сфере и т.д.). Едва ли, при подчеркнутом самоустранении официального Еревана, подобные подходы разделяют в Москве, что создает дополнительную почву для разночтений. К слову, недавно необходимостью уточнения мандата сил по поддержанию мира в Карабахе заинтересовалась небезызвестная Международная кризисная группа, работающая, согласно официальной версии, на предотвращение конфликтов и формирование более «мирной» политики. В докладе «Послевоенные перспективы для Нагорного Карабаха» содержится пассаж о том, что отсутствие формализованного мандата российских миротворцев, дескать, заставляет наблюдателей гадать, как именно они поступят в случае новой эскалации конфликта. К слову, по данным МКГ, с учетом прибывших в Карабах специалистов МЧС России общая численность миротворцев составляет около 4 тысяч человек (согласно совместному заявлению от 10 ноября 2020 г. – 1960 чел.). Две подготовленные Москвой редакции вышеупомянутого мандата якобы были отвергнуты сторонами конфликта, однако от своих усилий российская сторона отказываться не собирается, избегая при этом излишней спешки. По мнению экспертов МКГ, в пользу согласования четкого мандата свидетельствует и то, что в случае обострения ситуации весь негатив будет направлен именно на российскую сторону. В качестве иного механизма помощи населению края предлагается более широкая деятельность международных организаций, однако, как показывает практика, и здесь имеется немало проблем, не в последнюю очередь обусловленных жесткой позицией официального Баку.

Несмотря на кардинально изменившуюся не в пользу Нагорного Карабаха ситуацию, рано или поздно «все равно к вопросу статуса придется возвращаться, – полагает известный российский исследователь, заместитель директора Института востоковедения РАН Александр Скаков. – Не думаю, что российские миротворцы уйдут оттуда до решения проблемы статуса и проблемы безопасности жителей Нагорного Карабаха». Безусловно, хотелось бы с полной на то уверенностью разделить этот оптимизм, однако надо признать, что для достижения этих целей, способных обеспечить хотя бы относительную стабильность в Закавказье на среднесрочную перспективу, российской дипломатии необходимо будет приложить немало усилий.

Андрей Арешев, Москва, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты