№12 (344) декабрь 2021 г.

Нагорный Карабах: годовщина перемирия – в тумане неопределенности

Просмотров: 1863

Два месяца назад мы писали о тревожных тенденциях в регионе ответственности российского миротворческого контингента в Нагорном Карабахе (а точнее – в его остающейся пока «армянской» части), обусловленных жаждой реваншизма со стороны активно поддерживаемого Анкарой официального Баку. Можно с большой долей уверенности предположить, что планируемым итогом военных действий годичной давности должен был стать захват Степанакерта с водружением над зданием президентской администрации государственного флага Азербайджанской Республики. Несмотря на все старания пашиняновского режима, активно стремящегося избавиться от карабахской «головной боли», вмешательство Российской Федерации позволило избежать наиболее катастрофического для армянской стороны сценария.

В этой связи тем более оторванными от реальности выглядят оценки «западников» из ереванских кафе, сильно озабоченных «российским сапогом» на армянской земле, и в частности в Нагорном Карабахе. Все больше их рассуждения напоминают полет фантазии сторонников бывшего грузинского президента Саакашвили, всерьез утверждающими, что их кумир находится в тюрьме «по личному распоряжению президента России». Дескать, «коварные русские» всегда к этому стремились и теперь, следуя пресловутому «плану Лаврова», готовы извлекать немыслимые прибыли из своего присутствия в регионе. По мнению одного такого комментатора, последовательно реализуемая российская повестка на Кавказе якобы «заключается в том, чтобы возвратить наш регион в 1988, максимум в 1991 год, то есть – неурегулированные конфликты, отсутствие границ, линий соприкосновения, реальных, защищенных, где все и всегда зависит от русских… от миротворцев, от русских военных, от посредников… Это путь к проецированию дальнейшей нестабильности, в результате которой бенефициарий будет один, и мы все знаем, как он называется… «Гвоздь» «плана Лаврова» заключался в том, чтобы ввести на эту территорию российских военных, чтобы российские военные появились и там», контролируя как Армению, так и Азербайджан.

Столь своеобразная, мягко говоря, оценка сугубо вынужденных (как и в случае Южной Осетии, Абхазии и Крыма), предпринятых с целью минимизации ущерба действий российской стороны – в случае дальнейшего овладения ею экспертными умами в Армении, с учетом и без того расшатанных отношений с Москвой – едва ли приведет к позитивным последствиям. Развертывание в Нагорном Карабахе по итогам военных действий 2020 года российской миротворческой миссии некоторые завсегдатаи телевизионных ток-шоу действительно поспешили объявить «победой России». Вместе с тем, куда более объективной представляется оценка директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова об условности российского миротворческого присутствия в Карабахе: «Фактически временный статус еще остающейся в руках карабахских армян территории как протектората России допускает его продление, но такое продление, если оно произойдет, не будет легким, тем более автоматическим. Вместе со своей союзницей Анкарой Баку уже пытается оказывать давление на Москву в пользу полного возврата региона под азербайджанский контроль».

Несмотря на первоначальные надежды, мандат российских миротворцев до сих пор не утвержден и скорее всего утвержден не будет. По результатам осенних военных действий и последующей «ползучей» корректировки границ азербайджанская армия в полной мере пользуется оперативно-тактическим и стратегическим преимуществом. Если события и далее будут развиваться по неблагоприятному сценарию, то уже в среднесрочной перспективе все недовольные российским военным присутствием в регионе могут быть избавлены от столь тяжкого обременения. Проблема, однако, в том, что «сапог» в этом случае будет совсем иным, и уж точно – не армянским. В полной мере об этом свидетельствует резонансный инцидент 8 ноября, когда «толерантные соседи» праздновали в Баку и в Шуши (куда приехали Ильхам с Мехрибан Алиевой и министр обороны Турции Хулуси Акар) годовщину своей «победы». По данным Следственного комитета НКР, в этот день около 15:00 местного времени служащий ВС Азербайджана (личность не установлена) «с целью проведения террористического акта пробрался с контролируемой азербайджанской стороной территории около города Шуши на дорогу Шуши – Лачин и обстрелял группу рабочих, проводивших ремонт водопровода». Житель Степанакерта Мартик Еремян 1998 года рождения от полученных в голову ранений скончался, еще трое получили огнестрельные ранения. «Командованием российского миротворческого контингента совместно с азербайджанской и армянской сторонами ведется расследование инцидента», – сообщили в Министерстве обороны России. Через несколько дней, 13 ноября, в ответ на провокационные действия противостоящей стороны один из жителей НКР бросил взрывное устройство у пропускного пункта, расположенного рядом с городом Шуши. Раненых и пострадавших нет, правоохранительные органы вместе с российским миротворческим контингентом проводят оперативно-разыскные и уголовно-процессуальные мероприятия для выяснения обстоятельств инцидента. В СНБ Арцаха призвали граждан не поддаваться провокациям и соблюдать спокойствие, не распространять дезинформацию в социальных сетях.

«Азербайджанцы понимают, что, пока здесь находится российский миротворческий контингент, широкомасштабной войны не будет, поскольку нападение на Нагорный Карабах будет означать нападение на российский контингент, на Россию. Они понимают: пока есть Карабах, будет и стабильность на Большом Кавказе, а также в Поволжье, Центральной Азии и других регионах. Они хотят, чтобы не было армянского Арцаха, чтобы Россия ушла отсюда. А как это сделать, если не подобными действиями?» – задается риторическим вопросом министр иностранных дел непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Давид Бабаян. Можно не сомневаться, что следующим требованием бакинских партнеров Пашиняна станет водворение пограничных и таможенных постов в Лачинском коридоре. Здесь следует напомнить абзац второй пункта 6 Заявления от 10 ноября 2020 года: «По согласованию Сторон в ближайшие три года будет определен план строительства нового маршрута движения по Лачинскому коридору, обеспечивающий связь между Нагорным Карабахом и Арменией, с последующей передислокацией российского миротворческого контингента для охраны этого маршрута». При этом газопровод, линия электропередачи, интернет-кабель как проходили, так и будут проходить по существующему маршруту. Периодические вооруженные инциденты разной степени накала полностью укладываются в логику шантажиста, безапелляционно требующего все новых уступок, и одновременно способствуют дальнейшему подрыву армяно-российских отношений. «Сейчас присутствие российских военных производит отрезвляющий эффект, но в конце нынешнего пятилетнего срока пребывания миротворцев азербайджанская сторона может начать вести себя более агрессивно. В таких условиях российские военные наверняка должны прибегнуть к адекватным действиям», – считает Давид Бабаян, не исключающий открытого нападения со стороны азербайджанской армии в будущем.

Не будем здесь цитировать оценки российской миротворческой миссии бакинскими пропагандистами – заметим только, что порою они проявляют трогательное единение с некоторыми «коллегами» из Еревана. Случайно это или нет – вопрос дискуссионный, однако некоторые предположения напрашиваются. В то время как в Азербайджане неизменно напоминают о временном характере пребывания российских военных, безответственные крикуны в Ереване пытаются дискредитировать их деятельность с учетом своеобразия восприятия региональных процессов значительной частью общества. Не претендуя здесь на некую комплексную характеристику, в контексте рассматриваемой темы отметим фрагментарное восприятие национальной истории, и в частности упорное отсутствие желания видеть причинно-следственные связи между «бархатной революцией» 2018 года и всеми последующими событиями. Три года назад голоса реалистов, призывавших не поддаваться экзальтации восторженных толп, сознательно заглушались «революционными» воплями и вувузелами (кстати, где они нынче?), а те, кто высказывал альтернативное мнение, подвергались остракизму и записывались во «враги победившего народа». Между тем, для противоположной стороны прямая связь между 2018 и 2020 годами изначально не была секретом. «Третья карабахская война стала возможной именно из-за смены власти в Армении… – полагает автор ряда работ о военной проблематике конфликта Мамед Велимамедов. – Приход к власти Никола Пашиняна запустил ту цепь событий, которые создали необходимые политические условия, чтобы Азербайджан смог начать эту войну. Если бы у власти в Армении оставалась старая «карабахская» элита, то вряд ли бы эта война началась, но если бы даже началась, то [имела бы] характер, как в 2016 году – краткий период и небольшие локальные бои».

Как отмечается в коллективной монографии «Буря на Кавказе», изданной под редакцией Руслана Пухова, по некоторым данным, только за первый день интенсивных боевых действий, 27 сентября 2020 года, противнику удалось уничтожить 60% средств ПВО Нагорно-Карабахской Республики и 40% ее артиллерии: «Этот молниеносный удар фактически подорвал большую часть оборонительных возможностей Армении на самой ранней стадии и создал условия, в которых разворачивались остальные боевые действия. Не последнюю роль в этой ситуации сыграла и беспечность военно-политического руководства Армении: согласно анализу как открытых данных, так и информации от разных источников в Армии обороны Нагорного Карабаха, приказа о приведении войск в полную боевую готовность не поступало. Фактически первый азербайджанский удар был нанесен по целям с давно известными координатами». Эффективная (без всякого преувеличения) деятельность Пашиняна по развалу государственных структур и систем безопасности Армении продолжается и сегодня. Так, с 11 ноября в Баку в одностороннем порядке ввели таможенный и пограничный контроль на отошедшем де-факто Азербайджану еще в декабре 2020 года участке автодороги между Горисом и Капаном в Сюникской области. Еще один пост устанавливается между Капаном и Чакатеном, на очереди направление Джермук – Сисиан. На фоне перманентных, хотя и не столь многочисленных, протестов в Ереване лидеры «бархатной революции» вбросили очередную порцию словесного поноса, в полной мере демонстрирующего их тотальную некомпетентность во всем, кроме нацеленной на внутреннюю аудиторию зомбирующей пропаганды и вопросов удержания личной власти. В то время как «варчапет» демонстративно использует азербайджанские топонимы, секретарь Совета безопасности, видный «соросовец» Армен Григорян обещает зачем-то поставить таможенный пост и с армянской стороны, что повлекло закономерные вопросы о том, кого, собственно, он собрался там проверять. Указанной дорогой пользуются в основном армянские и иранские водители, которым теперь, дабы избежать дополнительных поборов и прочих неприятностей, придется пользоваться альтернативной дорогой через труднопроходимое (особенно зимой) Татевское ущелье. Пытаясь хотя бы отчасти решить проблему, в Ереване объявили об открытии с января 2022 года авиасообщения с Капаном, взлетно-посадочная полоса аэропорта которого находится в прямой видимости азербайджанских военных…

9 ноября, в годовщину подписания президентами России, Азербайджана и премьер-министром Армении Заявления о прекращении огня и военных действий, в МИД России отметили приверженность в Баку и Ереване дальнейшей реализации и неукоснительному соблюдению всех его положений. Развернутый в соответствии с ноябрьским Заявлением 2020 года российский миротворческий контингент вносит существенный вклад в стабилизацию обстановки и обеспечение безопасности в регионе, что высоко ценится обеими сторонами. Российские военнослужащие доставляют в регион гуманитарную помощь, участвуют в восстановлении объектов гражданской инфраструктуры, проводят гуманитарное разминирование. Российская сторона заявляет, что намерена и далее работать над разблокированием «всех экономических и транспортных связей на Южном Кавказе», выступая за «скорейший запуск основанных на балансе интересов конкретных проектов», что будет способствовать раскрытию экономического и транспортного потенциала региона. Снижению напряженности на армяно-азербайджанской границе способствовало бы начало ее скорейшей делимитации с последующей демаркацией. Упоминается в заявлении МИД России и о деятельности Минской группы ОБСЕ, а также международных организаций, вклад которых в усилия по постконфликтному восстановлению (добавим от себя) пока едва ли столь велик. Российская сторона также готова «содействовать диалогу между представителями общественности Азербайджанской Республики и Республики Армения… в целях формирования атмосферы доверия между азербайджанским и армянским народами».

Как следует из слов Дмитрия Пескова, хотя подготовка встречи лидеров трех стран ведется, «пока точных договоренностей и пониманий относительно того, когда такая встреча может состояться, нет. Эта работа продолжается», а значит – разногласия сохраняются. Позволим себе предположить, что речь идет не о разногласиях между Баку и режимом Пашиняна, де-факто утратившим внешнеполитическую субъектность и готовым, по большому счету, в обмен на политические и личные гарантии подписаться под чем угодно. Между тем, расходы на оборону и безопасность прикаспийской республики на 2022 год запланированы в размере, эквивалентном 2,6 млрд долл. (15% всех бюджетных расходов) и призванном гарантировать полное военно-дипломатическое и оперативно-тактическое превосходство над Ереваном. Так что рассуждения вышеупомянутых «пикейных жилетов» о росте в армянском обществе «реваншистских настроений» представляются глупостью, пусть и эмоционально объяснимой, но в силу своей неадекватности – глупостью весьма опасной.

Подводя промежуточный итог, можно сказать, что за четыре года до окончания первого пятилетнего срока пребывания российских миротворцев в Карабахе перспективы за горизонтом 2025 года кроются в тумане неопределенности. Как часто бывает в истории и политической практике урегулирования региональных конфликтов, подобных карабахскому – на словах все выступают за, а понимает этот мир каждый по-своему. Согласимся с Дмитрием Трениным: «…Турция, Иран и Израиль, а не Америка с Европой все больше влияют на происходящее в Азербайджане и Армении и между ними. Это обстоятельство должно ориентировать российскую политику на поиск более адекватных подходов к закавказским соседям – в более широком ближневосточном, а не постсоветском или российско-западном контексте». В текущем режиме российской гражданской и военной дипломатии предстоит решать нелегкую задачу поиска и удержания взаимоприемлемых балансов, причем делать это в непростом взаимодействии с Ираном, но особенно – с Турцией, пришедшей на Кавказ «всерьез и надолго».

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты