№5 (349) май 2022 г.

Константин Сивков: Между Россией и объединенным Западом идет полномасштабная война

Просмотров: 8836

О ходе военной спецоперации России на Украине, информационном и экономическом давлении Запада на Россию, признаках начала третьей мировой войны редакции газеты «Ноев Ковчег» рассказал Константин Сивков, заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН) по информационной политике, член совета «Лазаревского клуба», д.в.н.

– Константин Валентинович, насколько России, по Вашему мнению, удалось на сегодняшний день достичь поставленных в военной спецоперации на Украине целей?

– Общую цель специальной военной операции на Украине определил Верховный главнокомандующий. Это демилитаризация и денацификация Украины, что предполагает освобождение от нацистов всей территории Украины от ее восточных до западных границ. Речь не идет только о Донбассе и Луганске, о признании Крыма. Речь идет об освобождении всей территории Украины. Без этого денацификация немыслима.

Вооруженные силы Украины представляли собой довольно серьезную силу. На востоке Украины была сосредоточена группировка наиболее боеспособных частей, численностью почти 150 тысяч человек. Хочу отметить, что армия Паулюса под Сталинградом, 6-я армия вермахта, насчитывала 330 тысяч человек. После того, как она была окружена, потребовалось достаточно времени, чтобы ее окончательно разгромить. Против нее со стороны Советского Союза действовали два фронта, численность которых составляла 1 миллион человек, внушительные силы авиации. При этом Советская армия не была скована в плане ограничения точек ударов. Сталинград как город уже был стерт, бомбили и ровняли с землей все, использовали тяжелую артиллерию, тяжелые авиабомбы.

– В отличие от Сталинграда, в Донецке ограничения есть.

– Да, конечно. Группировка, которая находилась на востоке Украины, по численности была сопоставима с 6-й армией Паулюса, всего лишь в два с небольшим раза меньше. Судя по характеру боевых действий, планом операции предусматривалось на первом этапе решение следующих основных задач. Первое – огневая блокада группировки вооруженных сил Украины на юго-востоке страны в районе Донбасса и Луганска, ее расчленение и поэтапная ликвидация. Одновременно решалась задача уничтожения боевой техники, вооружений, запасов материально-технических средств, горюче-смазочных материалов, резервов противника, а также срыва возможной мобилизации противника в западных регионах страны с тем, чтобы не допустить возможных контрударов со стороны ВСУ по нашим войскам, решающим задачу разгрома их передовой группировки войск.

В рамках этого первого этапа были решены задачи огневого окружения этой группировки, уничтожения более чем 80% бронированной и боевой техники, около 70% артиллерии, полное уничтожение – на 95% – боевой авиации, зенитных и огневых средств. Таким образом, мы обеспечили над этим регионом полное господство в воздухе. На телевидение попали кадры, как ВС Украины входят в оставленный российскими войсками город Буча. Примечательно, что в этих войсках не было ни одного бронетранспортера, ни одной боевой машины пехоты. В город входили бронированные КАМАЗы, что свидетельствует о том, что у противника уже не осталось серьезной бронированной техники. Значит, наносить контрудары по российским войскам он уже не может.

В настоящее время наступает второй этап плана: эта окруженная группировка, лишенная какой-либо поддержки извне, должна быть ликвидирована. После завершения разгрома частей противника, кстати, как и после освобождения Мариуполя, высвободятся большие силы, скованные на этих направлениях сдерживанием группировок украинских ВС. Эти российские вооруженные силы будут переразвернуты и должны двинуться к западной границе Украины. Вооруженных частей противника, которые были бы способны оказать там организованное сопротивление, уже нет.

– Насколько было оправданно решение оставить российскими войсками занятые территории – города Черниговской, Сумской областей, отойти от Киева, на Ваш взгляд?

– На первом этапе операции основной задачей российских вооруженных сил было продвижение по двум направлениям: северном и южном, вглубь территории Украины практически до линии Киев – Николаев. После этого они стали двигаться навстречу друг другу с целью замыкания всей восточной группировки, чтобы изолировать ее и перейти к ликвидации. В рамках этих боевых действий был занят целый ряд городов, в том числе Гостомель, что позволило блокировать любые возможности маневров с аэродрома Гостомеля сил армейской и фронтовой авиации ВСУ. Кроме того, размещение на аэродроме Гостомеля российской авиации давало возможность оказывать давление на Киев. Таким образом, занять эти города российским войскам было необходимо.

В дальнейшем по итогам переговоров в Стамбуле войска были из этих городов отведены. Некоторые военные эксперты объясняли это необходимостью наращивания группировки российских вооруженных сил на востоке Украины с целью скорейшей ликвидации окруженной там 62-тысячной группировки противника. Но я считаю, что мы вполне могли бы оставить в этих городах для контроля над ними без большого ущерба для наращивания сил на востоке, скажем, по мотопехотному или мотострелковому батальону численностью около 300 человек, в обязательном порядке разместить там пункты управления армейской авиацией с тем, чтобы при попытке ВСУ атаковать любой их этих городов базирующие там самолеты и вертолеты могли нанести уничтожающий удар по силам противника.

– Мы оставили также занятую Чернобыльскую АЭС.

– Я не могу это объяснить какими-либо разумными доводами. Меня, как военного специалиста, это решение удивило. Речь шла о предотвращении создания на Украине грязной атомной бомбы.

В истории военного искусства я не знаю о таких решениях, за исключением одного периода, когда российские вооруженные силы во время первой Чеченской войны трижды останавливались и прекращали боевые действия. Это происходило по инициативе тогдашнего секретаря Совета безопасности России Березовского. Как мы знаем, Березовский был самым главным, лютым врагом России. И при этом он занимал пост секретаря Совета безопасности. Этот факт говорит о том, что собой представлял ельцинский режим, который считаю преступным.

Сегодня происходит фактически то же самое. Меня поражает, что никто даже не пытается объяснить эти действия какой-либо оперативной необходимостью. Официальные лица, министр иностранных дел Лавров, глава делегации на переговорах в Стамбуле Мединский, преподносят это как «жест доброй воли» с российской стороны. Странный жест доброй воли, особенно учитывая тот факт, что за освобождение этих городов наши солдаты заплатили жизнями. Пусть это были не такие потери, как в годы Великой Отечественной войны, но любая человеческая жизнь, особенно жизнь героя, который сражается за свою страну, бесценна. То, что мы оставили города, за взятие которых было заплачено кровью наших солдат, считаю неправильным шагом.

– Возможно, речь идет о неизвестной нам стратегической линии?

– Может быть, она и есть, но я не уверен, что эта стратегия работает на пользу России. Особенно если учесть, что на ход этих переговоров и их исход оказывал влияние гражданин Абрамович, гражданин Португалии, вражеского государства, входящего в состав Евросоюза. Повторюсь, я не усматриваю в этой линии глубокого оперативного замысла, скорее наоборот, считаю это победой пятой колонны, которая действует в России против России. Это мое личное мнение.

В дополнение к вышесказанному хочу обратить внимание на один факт: каким образом решен вопрос рублевой оплаты за российский газ. Фактически для Запада ничего не изменилось. Запад всегда платил России за газ своей валютой, перечисляя ее в свои банки, а оттуда средства переводились в российские банки. Теперь оплата в валюте напрямую поступает в наши банки, а именно в Газпромбанк. И в Газпромбанке конвертируется в рубли. Но нам сегодня нужна не западная валюта, потому что на нее мы ничего не можем на Западе купить. Если покупать у третьих стран, придется платить втридорога. Кроме того, и против этих стран Запад может ввести свои санкции и запретить продажу той техники, комплектующих, технологий, которые России нужны. Таким образом, в любом случае эта валюта для нас сегодня просто мусор. А за этот мусор мы отдаем наш газ, материальную ценность, без которой Запад жить не может. Россия должна была требовать от Запада за свой газ заводы, станки, комплектующие, материальные ценности, плату в российских рублях.

Для Запада ничего не изменилось, кроме одного: если он раньше переводил доллары и евро в свои банки на счета российских компаний и с этих счетов они шли в Россию, то теперь валютные потоки идут на счета Газпромбанка напрямую. Таким образом, для Запада ничего не меняется.

– По данным Министерства обороны РФ, на Украине уничтожено значительное количество военных объектов и техники. Между тем вертолеты украинских ВС вторгаются в воздушное пространство России и наносят бомбовый удар по нефтебазе в Белгороде. Как Вы прокомментируете этот факт?

– История с ударом по белгородской нефтебазе не совсем ясна. В первый же день после инцидента вооруженные силы Украины, Генштаб категорически отвергли факт удара по белгородской нефтебазе. Казалось бы, они должны были громко заявить, что, несмотря ни на что, смогли нанести такой удар. Правда, чуть позже их позиция несколько изменилась, но в первый момент украинское руководство свою причастность категорически отвергло. Это говорит о том, что не все в этом инциденте прозрачно.

Если оценивать инцидент с военно-технической точки зрения, следует отметить, что вертолеты шли на малых и предельно малых высотах. Это означает, что наземные станции радиолокационного наблюдения могли их и не обнаружить.

– Почему?

– Схема простая. Радиолокатор «видит» в пределах радиогоризонта. Для радиолокатора он составляет порядка 40 километров. Для того, чтобы обеспечить требуемый уровень низковысотного радиолокационного поля, нужно было бы размещать радиолокационные станции на расстоянии 50-80, максимум 100 километров друг от друга. Осуществить это на практике невозможно. Поэтому у радиолокационного поля имеется нижняя граница, то есть щели между станциями на малых высотах, через которые может проникнуть воздушный противник. Эти щели закрываются с помощью самолетов радиолокационного дозора, которые контролируют малые высоты. Думается, что в данном случае речь идет об оперативной ошибке. С военно-технической точки зрения имеется определенный недочет системы противовоздушной обороны нашей страны.

Стартовать эти вертолеты могли с расстояния приблизительно 100 километров от нашей границы. Они могут приземлиться даже на лесную поляну, заправиться топливом, нанести удар по объекту и вернуться назад. Из этого инцидента можно сделать важный вывод – России необходимо резко увеличить число самолетов радиолокационного дозора. Например, перспективного А-100. Опытные образцы этого самолета уже тестируются в полетах. Судя по открытым источникам, пока у нас таких самолетов недостаточно для того, чтобы полностью обеспечить потребности противовоздушной обороны.

– Информационное давление со стороны Запада на Россию беспрецедентно. Количество антироссийских фейков, демонизирующих Россию, растет. Каким, по Вашему мнению, должен быть ответ России? Можно ли сравнить фейковую войну против России с фейковой войной Азербайджана против Армении в период войны в Арцахе в 2020 году?

– Хочу обратить внимание, прежде всего, на один важный аспект информационной войны. Характер данной информационной войны полностью соответствует информационному противостоянию в период полномасштабной войны. Информационное противоборство имеет место и в мирное время. Но появляющиеся в мирное время фейки являются, как правило, долгоиграющими, чтобы их можно было дешифровать и дезавуировать только по прошествии достаточно длительного времени. И «работают» такие фейки на протяжении длительного времени.

В военное время ситуация иная. Все напряжены, время сжато. Поэтому фейки, в отличие от мирного времени, имеют массированный характер и краткосрочны, то есть их можно быстро дешифровать, доказать, что данная информация – фейк. В военное время они должны «работать» в течение короткого времени. Они выполнили свою задачу, обострили напряженность, активизировали действия сил на ведение боевых действий в определенной точке и определенном месте, деморализовали на этот период противника и тем самым выполнили свою задачу. Потом они могут быть дешифрованы, но задача уже решена.

С этой точки зрения информационная война и против России сегодня, и против Армении во время Карабахской войны ведется и велась по законам военного времени, она носит и носила классический военный характер.

– Не кажется ли Вам, что пульт их управления находится в одном месте?

– Нет, не думаю. И это не является тайной. В Азербайджане имелись одни центры психологической войны при турецкой поддержке. На Украине действовали другие центры психологических операций, поддерживаемые американцами. Кстати, эти украинские центры в начале спецоперации подверглись российским ракетным ударам.

Кстати, то же самое можно сказать об экономической войне. В настоящее время экономическое противоборство носит чисто военный характер. Экономическое противостояние мирного времени отличается тем, что все его стороны строго соблюдают международные правила, договоры, положения, определяемые международными организациями, такими как ВТО. В военное время все эти договоры отметаются. Имеют место конфискация имущества, открытое лоббирование давления.

Поэтому можно без кавычек, честно и открыто сказать, что между Россией и объединенным Западом идет полномасштабная война, которая пока носит гибридный характер. Хочу подчеркнуть: пока. И еще один важный момент стоит отметить. Эта война, если она будет продолжаться и наращиваться, станет первым этапом третьей мировой войны.

– Что дает Вам основания так считать?

– Все признаки, характеризующие мировую войну, уже налицо. Имеет место противоборство ведущих мировых центров силы. С одной стороны – ось Москва – Минск, с другой – объединенный Запад, ядром которого является ось Лондон – Вашингтон.

Противоборство в экономической и информационной сферах сегодня носит исключительно военный характер. Уже имеется противоборство вооруженных сил на одном из ограниченных театров военных действий. Это всё признаки начала новой мировой войны.

В это противоборство между Западом и Россией Запад втягивает все остальные страны мира, вводя так называемые вторичные санкции. Сегодня в экономическое противостояние втянута большая часть стран мира.

Но надо понимать, что у каждой мировой войны имеются серьезные отличия. Первая мировая война была войной окопов, траншей и малоподвижных фронтов. Вторая мировая война – войной моторов, авиации, танков, глубоких прорывов. Третья мировая война будет войной гибридной. Стороны не станут доводить дело до ядерного обмена, самоубийц нет. Тем более, что гибридные способы войны уже хорошо отработаны и активно применяются.

– В условиях проведения военной спецоперации России на Украине Азербайджан продолжает обстрел территорий Арцаха и Армении, провоцируя тем самым Армению и Россию. Насколько далеко он может зайти, на Ваш взгляд?

– Поскольку третья мировая война будет носить гибридный характер, Запад будет предпринимать все от него зависящее для того, чтобы развязать локальные войны и военные конфликты против России на разных направлениях. В числе наиболее опасных я всегда называл Нагорный Карабах.

Судя по действиям Азербайджана, есть основания полагать, что азербайджанская сторона, видимо, под давлением американцев, которые могут действовать напрямую или через Турцию, начала организовывать провокации на границе с Нагорным Карабахом. Тот факт, что Азербайджан вторгся в зону ответственности российских миротворцев, является прямым посягательством на российских военнослужащих. Это провоцирование такого же конфликта, который имел место на Южном Кавказе в 2008 году. Тогда российских миротворцев атаковали вооруженные силы Грузии. Причем они не наносили по нашим войскам прямых ударов, а били по прилегающим районам, и снаряды залетали на российскую территорию. Нашим миротворцам пришлось принимать меры по отражению подобных действий и втягиваться в военный конфликт. Сегодня ситуация аналогичная.

Таким образом, можно говорить о том, что Азербайджан фактически выступил инструментом реализации американской геополитики. Ввод азербайджанских

войск на территорию, контролируемую российскими миротворцами, мог бы спровоцировать конфликт между Россией и Азербайджаном по сценарию в Грузии.

Конечно, эти действия Азербайджана связаны с событиями на Украине. Запад делает все возможное, чтобы втянуть Россию в другие военные конфликты, чтобы Россия надорвалась и в конечном итоге какой-либо из этих конфликтов проиграла. Вот чего добивается Запад. И в этом контексте Азербайджан помогает объединенному Западу.

– Эти действия Азербайджана противоречат подписанной 22 февраля 2022 года в Москве Декларации о союзническом взаимодействии между Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией.

– Да, 22 февраля в Москве была подписана декларация. Ровно через два дня начались боевые действия на Украине. Хочется надеяться, что договор Азербайджана и России будет носить долгосрочный характер. Но, судя по действиям Азербайджана, он может стать краткосрочным, аналогом договора о ненападении, известного под названием Пакт Молотова – Риббентропа, между СССР и фашистской Германией. Фашистская Германия выступала тогда инструментом объединенного Запада. Азербайджан, конечно, не фашистская Германия, ему далеко до этого. Но своими действиями в Нагорном Карабахе он фактически играет в интересах объединенного Запада. Азербайджан продемонстрировал неготовность соблюдать договор с Россией о союзническом взаимодействии, потому что поставил под угрозу безопасность и жизнь российских военнослужащих.

– Как Вы считаете, сопоставимы ли потери азербайджанской армии и воевавших в ее рядах террористов – порядка 10 тысяч убитыми и 15–20 тысяч ранеными, о которых Вы говорили в своем предыдущем интервью нашей газете, с потерями украинской армии?

– Порядка 10 тысяч убитыми и 15–20 тысяч ранеными, о которых я говорил, это моя грубая оценка, исходя из исходного состава группировок вооруженных сил Азербайджана, учета порога чувствительности, то есть допустимых потерь, при которых вооруженные силы прекращают боевые действия. Что касается Украины, здесь уже можно говорить о наиболее точных цифрах. Так, на момент окружения группировки в Мариуполе там находилось 14 тысяч человек, сегодня осталось 3,5 тысячи. Только в Мариуполе погибло больше 10 тысяч. Количество солдат и офицеров противника из состава ВСУ и националистических батальонов в разы превышает потери Азербайджана. Речь может идти о 20-25 тысячах погибших. Плюс соответствующее число раненых. Это хорошо прослеживается по характеру действий ВСУ, по их способности вести наступательные или оборонительные действия.

– Недавно состоялась встреча Пашиняна и Алиева в Брюсселе. Стороны не пришли к общему знаменателю. Оппозиция Армении оценивает встречу в Брюсселе как нулевую. Как Вы считаете, возможен ли мир с Азербайджаном без потерь с армянской стороны?

– Я считаю, что те территории, которые традиционно входили в состав Нагорно-Карабахской автономной области, исторического Арцаха, конечно, должны принадлежать Армении или независимому государству НКР. Но те равнинные территории, которые были предпольем безопасности для Арцаха по итогам первой войны в Карабахе, должны быть возвращены Азербайджану. Это было бы справедливо. И такой мир можно было бы заключить.

Но есть и еще один аспект. Азербайджанцы и армяне на протяжении 70 лет жили в одном государстве, именуемом великий Советский Союз. И только перед гибелью Советского Союза между ними начались конфликты. Эти конфликты в решающей степени были обусловлены, по моему твердому убеждению, политикой соответствующих элит, в первую очередь азербайджанских, которые были заинтересованы в том, чтобы два народа столкнуть. Эти элиты действовали в интересах Запада, в первую очередь США, которые на руинах СССР стремились закрепить свое влияние. Поэтому, пока у власти в Азербайджане находится элита, ориентирующаяся на члена НАТО Турцию, на США, пока в Армении действуют элиты, ориентирующиеся на Запад, война в Нагорном Карабахе будет продолжаться явно или неявно. Только после того, как эти элиты будут отстранены от власти, в Нагорном Карабахе может быть установлен мир.

Мы жили все в одном государстве, и между нами никаких войн не было. Деятельность тех, кто пытался разжигать националистическую войну ради собственных корыстных устремлений (речь необязательно идет о деньгах, кто-то рвался к власти, к славе и пытался ее заработать на провоцировании межнациональных конфликтов и разжигании национализма, как сегодня на Украине), пресекалась Комитетом государственной безопасности СССР. На излете существования Советского Союза этим силам был дан карт-бланш.

В наиболее концентрированном виде национализм приводит к нацизму, мы видим это на примере Украины. Сегодня мы воюем на Украине не с украинским народом. Сегодня на Украине идет война против разросшейся до огромных масштабов эсэсовской дивизии «Галичина» (тактическое соединение войск СС нацистской Германии, набранное из украинских добровольцев-коллаборационистов, принимавшее участие во Второй мировой войне в 1943–1945 годах. – Ред.). Именно так это надо понимать. Мы воюем против нацистов, наследников СС. И поэтому примирения с ними, компромиссов быть не может. Нацисты могут быть только уничтожены.

– На Ваш взгляд военного эксперта, когда возможно завершение военной спецоперации России на Украине?

– Если говорить с военно-стратегической точки зрения и исходить из того, что никто не будет мешать российской армии окончательно добить этих бандитов, этих эсэсовцев, этих нацистов, то нам потребуется еще полтора-два месяца. Это вполне нормальные сроки. Если же предполагать, что нам станут чиниться всевозможные препятствия, вызванные деятельностью пятой колонны на территории России, то спецоперация может затянуться на более длительный срок.

Но важно отметить одно обстоятельство. Специальная операция России на Украине вызвала сильнейшую политизацию всего народа нашей страны. Народ очень внимательно следит за тем, что происходит на Украине. На автомобилях появился знак Z. Реакция на выступление Мединского об отводе войск и о возможности договора с Зеленским вызвала сильнейший резонанс в обществе. Настолько сильный, что Мединский практически исчез из информационного пространства. Таким образом, если пятой колонне удастся добиться остановки операции до того, как она достигнет политических целей – полного разгрома нацистского режима без всяких договоров и при полной капитуляции, а может, и физического устранения его фигурантов, то в России произойдет революция. Именно этого добивается Запад. Если же операция будет завершена успешно с освобождением всей территории Украины, с развертыванием международного трибунала над военными преступниками, созданием качественно нового правительства, тогда положение нашего президента еще более укрепится. Я не скрываю своей позиции, я сторонник Путина, хотя еще полгода тому назад занимал более осторожную позицию.

– Сегодня более 80% населения России поддерживают президента.

– Да. Но и в случае победы России в стране будет революция. Но уже революция «сверху». Потому что в условиях экономической войны, развязанной против нашей страны, России, по разным оценкам, понадобится порядка пяти лет, чтобы достичь полного экономического суверенитета с восстановлением уничтоженных отраслей промышленности, которые имел Советский Союз. Это авиастроение, микроэлектроника и многое другое. Сделать это возможно только тогда, когда на смену капитализму придет военный социализм. Он предполагает передачу в руки государства всех стратегических отраслей в полном объеме. Для частного предпринимательства остается лишь малый и отдельные отрасли среднего бизнеса.

Только в условиях государственного управления экономикой можно решить такие задачи, за пять лет восстановить экономическую независимость. Переход от одного строя к другому в такие короткие сроки, а речь идет о периоде год-полтора, конечно, является революцией. Революция «сверху». В нашей истории такие примеры есть. Иван Грозный совершил революцию, из великого князя став царем всея Руси. Петр Первый совершил революцию, трансформировав Россию в передовую европейскую державу. Сталин совершил революцию, уничтожив команду Троцкого и его сподвижников и превратив Советский Союз из государства космополитического, претендующего на мировую революцию, в государство, строящее социализм для своего народа.

Я очень надеюсь, что Владимир Владимирович совершит такую же революцию. Краеугольное и центральное условие этой революции – политическая и экономическая ликвидация пятой колонны. Эти люди должны быть лишены возможности влиять на экономику и политику нашей страны. Они должны быть устранены из системы образования, политического управления страной, из экономики. Их место – на Западе.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Отличное интервью. Смотрел комментарии на ЮТУБЕ, там из всех щелей повылезали апшеронские болтуны и всячески пытаются дискредитировать Сивкова и ведущего. Значит задело.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты