№5 (349) май 2022 г.

Экономика Армении зависла на паузе в ожидании глобальных перемен

Просмотров: 2193

Относительно замены ВВП на показатели деловой активности (ИДА или ИЭА, вместо деловой – экономической). Этот показатель интегрированный и указывает на тот же ВВП, но без разбивки по отраслям и видам деятельности. Т.е. по этому показателю вы не можете представить себе структуру экономики. В него не заложены ни отраслевой анализ, ни сезонность. Нет привязки ни к географии вообще, ни к административной географии в частности.

Что, как и где формирует экономику – из этого показателя не понять. Есть, конечно, и агрегированные показатели по отраслям и марзам, но в ИДА все это сливается в одно, а доступ к агрегированным показателям платный, что резко снижает число пользователей, а малый круг обсуждающих снижает и достоверность показателей. Более того, и ресурсы статистических служб ограничены, что обусловливает их невысокую достоверность, и желание представлять себе экономику, основанную на объективных показателях, со временем только нарастает. А на имеющемся фактматериале планируемая экономика невозможна в принципе, и потому место экономических проектов занимают желания, иногда – идеи, но ничем не подкрепленные. Никто в Армении не имеет представления, в какой Армении мы живем. Мы не знаем ресурсов, человеческих и профессиональных. Одно из следствий – завышенные числа электората, по поводу чего временами возникают скандалы. Природные, сырьевые, финансовые и прочие ресурсы тоже не подсчитаны, и на этом фоне возникают правительственные мечты о 2050 годе, когда нас становится 5 миллионов, страна залита благополучием и мы еще выигрываем в футбол. Как? Об этом ни слова. Типа работаем хорошо, размножаемся и потому живем все лучше.

В Армении была сделана работа пор инвентаризации ресурсов, получены премии, но на этом дело заглохло. Следующий шаг – паспорта общин – так и не был сделан. А это дело серьезное и крайне необходимое. Сюда входят не только те ресурсы, о которых мы сказали, но и половозрастной состав населения, история общины вообще и история занятий общины в частности. Сельское хозяйство по видам, промышленный, иногда – индустриальный опыт, конкурентные преимущества, препятствия развития и т.д. Проблема не в том, что работа эта требует квалифицированных усилий, проблема в том, что она не востребована и в ближайшей перспективе востребована не будет.

По мнению некоторых социологов, народ не столько возмущается отсутствием развития, сколько низкими его темпами. Отсутствие развития можно объяснить внешними, не зависящими от нас обстоятельствами. Но если оно есть, то хочется, чтобы оно отражалось и на быте обывателя, а не только олигархических структур. К 2018-му опыт низких темпов на фоне богатеющей верхушки накопился, к этому добавились манипуляции, и грянула революция, обещавшая скачкообразные темпы развития и раздачу наворованного. Наворованного не оказалось, так же как и скачкообразного развития. Если и раньше у нас наблюдался противоестественный отбор, при котором компетенция снизу вверх убывает, то теперь это явление обрело беспрецедентный масштаб. Мнение экспертного сообщества для власти просто не существует. Психологически это объяснимо для тех, кто пришел во власть с улицы. Сделав колоссальный карьерный скачок, ты слишком начинаешь верить в себя, даже если читаешь с трудом. Ненамного лучше вариант, когда экономическая власть фанатически предана учебникам типа «Экономикс» и не может вообразить многообразие экономических процессов, включающих сюда и психологию, и ментальность. Хуже всего то, что молодежь начинает полагать, что забивать себе голову знаниями – глупо. Знания никак не улучшают карьерные возможности, а в нашей ситуации – наоборот, ухудшают. И когда я говорю своим студентам, что знания в XXI веке попросту необходимы, часто наталкиваюсь на непонимающие взгляды.

Теперь об экономике на том материале, который нам предоставлен. В 2018-м Пашинян заявлял, что не может учитывать мнение парламента, допустившего высокий госдолг. С тех пор госдолг только растет, и он вырос до 9,2 млрд долл. в 2021-м, превзойдя показатель 2020-го на 15,8%. Соотношение внешнего долга и ВВП возросло до 70%, несмотря на требование МВФ не переходить за черту 60%. Но тут проблема даже не столько в величине долга, сколько в его целевом назначении. Ни сегодня, ни при прежнем правительстве не удавалось добиться отчетности по расходованию заемных средств. И если раньше внутри правящего класса существовали некие представления, как и куда расходовать заемные средства, то теперь нет никакой возможности отделить государственное от личного, и куда деваются деньги – узнать невозможно. Способно ли то, что создано за долги, оплачивать их или оплата происходит из казны – неясно. К сожалению, непрозрачность в управлении заемными средствами – это традиция, но сегодня, боюсь, к этому прибавилась еще и свобода в обращении с этими средствами и безнаказанность за нецелевое расходование средств. Для экономики Армении 2018-й был самым трудным за предшествующие годы независимости с точки зрения политических изменений. Речь не только о «бархатной революции», но и о переходе республики к парламентской системе управления и о том, что за год Армения поменяла трех премьер-министров. Высокий рост экономики Армении в 2017?г. – 7,2% – создал задел для стимуляции роста ВВП в 2018?г. Знаковым стало соглашение между ЕАЭС и Ираном о создании зоны свободной торговли. Армения с 1 июля перешла к обязательной пенсионной системе, которая распространяется на граждан, родившихся после 1 января 1974?г. И, реагируя на изменения, в 2018 г. индекс экономической активности (ИЭА) вырос всего на 5,8%, уступив 1,4% 2017-му. Объем валовой сельхозпродукции сократился на 7,6%. Объем промышленной продукции вырос на 4,3%, строительства – на 4,5%, торговый оборот – на 8,7%, а услуг – на 18,8%. Вряд ли объем услуг возрос, просто они стали более считаемыми. По мнению С. Глазьева, Армения еще может восстановить лидерские позиции в ЕАЭС в сферах инструментальной промышленности и компьютерной техники. Однако все это пока остается на уровне благих пожеланий.

В 2019 г. Армения получила председательство в ЕАЭС, и рост экономической активности в Армении достиг рекордного после глобального финансового кризиса уровня – 7,8%. Лучшие показатели зафиксированы в сфере услуг: рост грузоперевозок по сравнению с прошлым годом достиг 25%. Рост промышленного производства составил 9%, в частности за счет возобновления работ на Техутском медном руднике. Рост строительства составил 4,5%, но в сельском хозяйстве продолжился спад, составив 4%. Надо отдельно отметить курс драма, который удалось удержать стабильным. ЦБ Армении не продавал, а покупал иностранную валюту на открытом финансовом рынке. Не исключено, что за счет эмиссии, что в дальнейшем усилило инфляцию драма, которая в 2021-м, согласно статистике, достигла 7,7%. Реально – гораздо больше, что граждане чувствуют на себе после каждого похода в магазин. Экспорт в Евразийский союз вырос на скромные на 4,6%, хотя после вхождения в ЕАЭС он был драйвером экспорта. Тогда же и была заложена структура экспорта – меньше сырья и больше готовых продуктов. Надо сказать, что на фоне гармонизации законодательств перевозка товаров в страны ЕАЭС упрощается.

Председательство Армении в ЕАЭС во многом было признано удачным именно потому, что Армения полностью выполнила свои функциональные обязанности. Надо сказать, что власть, активно торпедируя работу ОДКБ (арест генерала Хачатурова – генсека ОДКБ, серия невнятных заявлений), в работу ЕАЭС не сильно вмешивалось. С помощью ЕАЭС Армения вновь рассчитывает стать индустриальной страной. Мечты или возможность – покажет время. Но в сопоставлении с Украиной Армения, несмотря на иной уровень ресурсов, тем не менее превосходила ее по душевому ВВП. Не исключено, что в Армении, в отличие от Украины, не преодолена инерция дореволюционного развития.

2020 год – это год войны. Тут важно отметить, что спад экономики состоялся бы даже в том случае, если бы не было войны и коронавирусной эпидемии. Потому что некомпетентность власти и крайне неэффективная социально-экономическая политика уже набрали мощь и стали в состоянии преодолеть инерцию дореволюционного развития.

Показатель экономической активности в 2020 г. зарегистрировал спад на 7,5% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Частное потребление значительно уменьшилось – поведение населения в условиях существующей неопределенности стало осторожным. Замедлились темпы кредитования, резко сократились инвестиции. Правительство, пытаясь стимулировать кредитование, увеличило на 750 млн долларов объем кредитов по беспрецедентно низкой для Армении процентной ставке в 3,8%.

По состоянию на конец декабря 2020 года госдолг Армении составлял 7 млрд 968,5 млн долларов. ВВП в сельском хозяйстве вырос на 1,4%, но оборот розничной торговли в Армении сократился на 16,6%. Армянский экспорт в Россию сократился на 11%, тогда как экспорт в ЕАЭС упал почти на треть. Рост безработицы прогнозировался с 19 до 24%. В целом экспорт снизился на 5,2%, а импорт – на 15,9%. Можно сказать уверенно, что членство в ЕАЭС уберегло Армению от гораздо худших последствий войны, эпидемии и неквалифицированного управления.

Что касается первых 10 месяцев 2021 года, то показатель экономической активности Армении зарегистрировал рост в 4,3%, но по итогам года была заявлена цифра в 5,8%. Как удалось за 2 месяца, причем не самых активных, поднять планку ВВП на 1,5%, не совсем понятно. Но даже при этом росте уровень довоенной экономики еще не восстановлен. Уровень потребления электроэнергии не вырос. Правда, объем услуг незначительно, но возрос. Видимо, это услуги, не связанные с потреблением электричества. Согласно статданным, оборот внутренней торговли за январь-октябрь 2021 года составил 2.680.089,2 драмов, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом 2020 года на 7%.

Показательно заявление министра экономики Керобяна о том, что Армения по итогам 2021 года может зарегистрировать рост экономики в 10%, он обещал подать в отставку, если не обеспечит двузначного роста до конца 2021 года. Однако в конце декабря 2021 года Керобян заявил, что его прогноз был обусловлен желанием «пробудить в людях надежду о том, что наша страна имеет будущее». Ну и что, что соврал? Бывает… У нас харакири по всякому поводу не делают. Ведь соврал из благих намерений. Кстати, мог бы обещать и удвоение ВВП – ведь ответственность за ложь не предполагается.

Совершенно ясно, что экономика зависит от позиции Армении в глобальном мире. И многое, если не все, зависит от того, как скоро Россия вернется в Армению в полном объеме. Развитие Армении в составе СССР было беспрецедентным, и теперь есть надежда, что Армения может стать участницей большого проекта. В этом случае у нас, конечно же, возникнет большое количество проблем, но у нас уже есть опыт их решения в рамках ЕАЭС. Более того, именно в союзе с Россией мы можем стать суверенны, и эта суверенность станет и толчком для экономического развития. Запад, влияние которого на Армению продолжает оставаться, практически избежал прямых инвестиций в экономику, а влияние его структур – МВФ и ВБ – совершенно невозможно признать стимулирующим экономический рост. Более всего они способствовали переводу нашей экономики в колониальное состояние и утечке мозгов, которые, получив здесь образование, не могли найти применения своим возможностям.

Теперь самое важное – что делать? Частный сектор обеспечил определенную инерционность, спасшую страну от глобального кризиса. Но залогом развития является не только предприимчивость и создание новых услуг, но самое главное – прорывных технологий. И тут уже нужен опыт, интеллект и самое главное – верные направления развития как коммерческого сектора, так сектора надежности, обеспечивающего безопасность страны. Понятно, что такие задачи по плечу только талантливым профессионалам. Тогда откуда их взять? Сугубо деньгами этот вопрос не решить, тут нужна еще и патриотическая мотивация, образование, опыт работы и т.д. Эта проблема у нас только декларировалась, решения же находились на уровне исключений, а не правил. Я считаю, что нужно, прежде всего, создать и массово озвучить концепцию национального государства, вплоть до преподавания ее в школах и во всем доступном информационном пространстве. А то так и будем топтаться вокруг не совсем достоверной цифири – где-то чего-то на процент убыло, где-то чего-то прибавилось. Те же проблемы сегодня стоят и перед Россией, а поскольку безопасность у нас общая, хотелось бы поговорить об этом подробнее. Есть определенный пакет исследований, и хотелось бы его обсудить. Я надеюсь, что эта возможность у нас будет.

Татул Манасерян, д-р экономики, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты