№1 (357) январь 2023 г.

Максим Атаянц: Храм в Гарни занимает достойное место в ряду мировых античных сооружений

Просмотров: 2203

В архитектурной галерее «Точка» в Санкт-Петербурге открылась выставка «Рукотворная подлинность». Автор фотографий – заслуженный архитектор России, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, художник Максим Борисович Атаянц. Куратор выставки Елена Блинова отмечает, что фотография для Атаянца – это не просто средство запечатления какого-то важного архитектурного объекта, но и отдельное произведение, приглашающее зрителя к размышлению.

– Максим Борисович, у меня сложилось ощущение, что Вы тему руин из грусти по античным временам из минуса переводите в плюс. Как Вам удается найти в этом источник вдохновения?

– А я стараюсь в жизни заниматься только тем, что мне нравится. А в античности, как и в любой цивилизации и историческом времени, бывало и сохранилось всякое. В разных ипостасях это может по-разному оцениваться: что-то может изучаться, чем-то просто любуешься, чем-то вдохновляешься. Фотографирование призвано оставить что-то для памяти, но в первую очередь это попытка зафиксировать собственное впечатление: радость или какие-то более сложные чувства. И постараться их донести до других. С любовью показать то, что я сам вижу. Это в равной степени относится и к античным памятникам, и к нашим средневековым армянским, которые для меня отдельная тема, которой я посвящаю тоже очень много времени.

А в экспозиции этой выставки есть специфика. Пространство зала маленькое, а тема античных зданий бесконечна. Созидали их давным-давно, но где-то от времени, где-то от чужого злодейства или от сочетания этих факторов они могли разрушиться. Я здесь отобрал такие объекты, которые несут на себе следы очень большого кропотливого труда археологов и архитекторов, восстановивших их практически из руин. Называется такой метод – анастилоз (тот же корень, что звучит в имени Анастасия – «возрождающая»).

И в этом контексте наш Гарнийский языческий храм в Армении, построенный на рубеже II–III веков нашей эры, который в 1960–1970-е годы восстановили, занимает достойное место в ряду мировых античных сооружений.

– В экспозиции, где собрано 22 фотографии, есть много снимков из древнейшего города Ливии Лептис-Магна, расположенного в области Сиртика и достигшего расцвета во времена Римской империи. По году съемки – 2007-й – замечаем, что это была еще Ливия Муаммара Каддафи. Сейчас это закрытая зона?

– Она может быть и открытая, но жить-то хочется (улыбается). Есть места, куда очень опасно ездить. На эту выставку не попали итоги моей поездки в Алжир. Сейчас там поспокойнее, а я туда ездил в середине 2000-х годов. Там тогда только гражданская война закончилась. Приходилось ездить в сопровождении. Когда-то Северная Африка снабжала всю империю пшеницей. Еще одним источником богатства был отлов зверей для гладиаторских боев. Сейчас эти богатые когда-то места стали депрессивными.

Ливия при Каддафи производила сильное и своеобразное впечатление. Было видно, что там железный полицейский контроль. Я его на себе чувствовал. Сопровождающие меня постоянно ходили в полицию отмечать соответствие наших передвижений заявленному маршруту. Ценой такого засилья спецслужб было куплено заметное материальное благополучие. Несвободная, но сытая страна втягивала в себя, как пылесосом, рабочих мигрантов не только из Экваториальной Африки (пробирались на грузовиках через Сахару, идя на смертельную опасность). Ехали и из Туниса и Египта.

То, что происходит сейчас, для простых жителей гораздо хуже, чем было. К этому привело грубое и не очень умное вмешательство в дела арабского Востока. Многим сотням тысяч и даже миллионам людей жизнь они испортили. В Сирии то же самое, да и много где еще.

– Максим Борисович, Ваши «полевые работы» сопряжены с большими опасностями. Вы склонны чувствовать себя миссионером?

– Слушайте, да какие опасности? Просто, занимаясь своим делом, приходилось проявлять некоторую осторожность. Можно говорить высокие слова, а какой в них смысл?

– Как в России, так и в Ереване архитекторы и историки архитектуры старшего поколения говорят, что очень упал уровень образования. И Ваши исследования, фотодокументы, графика просто обязаны быть включены в учебные планы и учебники, быть доступными для студентов...

– Я долгие годы преподаю в Академии художеств и люблю свою работу. Стараюсь что-то передать студентам. Сейчас ведем работу над большим циклом видеолекций по истории античной архитектуры, часть которого уже можно найти на сайте Академии художеств. Студентам сейчас непросто: среди нервной публики, побежавшей в феврале и особенно сентябре, оказалось довольно много преподавателей, которые бросили своих студентов, вообще никого не предупредив. Сбежал даже декан одного архитектурного факультета. Молча. Потом уже из-за границы сообщил, что в России его больше нет. Целый архитектурный курс в другом вузе оказался без преподавателей, потому что они сбежали. А студенты-то с кем останутся? Они-то чем виноваты? Но это так, к слову.

– Раньше и в Российской империи, и в СССР одаренных студентов посылали учиться зодчеству и живописи на Запад.

– И правильно делали! Мы, что бы про себя ни думали, часть той же цивилизации. Думаю, все вернется на круги своя. А пока замечу, что территория античного мира Западной Европой не ограничивается и много где чего есть.

Если мы все-таки будем произносить какие-то высокие слова, то я скажу, что чем большую часть своей сознательной жизни живу, тем больше понимаю, что вступаю в битву, заранее понимая, что она будет проиграна. Ну и пусть. Кто-то должен эти знания и любовь к старым камням сохранять и продвигать. А как это дальше будет – никто не знает.

– Давайте сделаем небольшую проходку по экспозиции...

– На выставке представлены фотографии из четырех мест, из разных концов античного мира. Есть фотографии из античного Селинунта – греческого города на Сицилии. Селинунт, основанный греческими колонистами в VII веке до н.э., был богатейшим городом. Тут было много храмов. Самый крупный из них лежит в руинах, и на одном из фото виден громадный масштаб рухнувших каменных блоков по сравнению с маленькой человеческой фигуркой по пояс в траве.

Другой храм, любовно и тщательно восстановлен итальянскими специалистами. Такая реконструкция может получаться с античными памятниками, потому что они строились из отдельных, очень крупных блоков камня, каждый из которых занимает свое определенное место. Фактически каждый из них можно обмерить и понять, где он находился.

Кстати, то же самое произошло с храмом в Звартноце (храм Бдящих ангелов, VII в. н.э). За последние двадцать лет там много восстановили, в том числе и арки на колоннах. В 2000 году руины храма и археологическая территория вокруг него включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

– А здесь поваленные колонны лежат, как пушечные стволы...

– Это античный город Гераса, сейчас называется Джараш и расположен в Иордании. А когда-то был одним из самых богатых на востоке Римской империи. Он входил в то самое Десятиградие, которое упоминается в Библии. Эти города располагались к востоку от реки Иордан и Галилейского моря. На фотографиях мы видим главную городскую площадь, остатки терм. В городе были колонные улицы, передвигаясь по крытым тротуарам которых, люди могли спасаться и от жары летом, и от дождя зимой.

На одном из снимков мы видим храм Артемиды, на другом видим, что блоки сложены так, как будто художник XVIII века создавал архитектурную фантазию.

Почти половина экспозиции посвящена величайшему античному городу Лептис-Магна, или Лептис Великая, в Ливии. Это родина императора Септимия Севера (145–211 гг. н.э). Он большие средства вкладывал в город, где родился. Очень много ценного цветного мрамора везли из Малой Азии, по обилию орнаментов и скульптурных рельефов видно, что работали тамошние мастера.

– Рождаются удивительные ощущения...

– Причем заметьте, что ощущения эти вызываются несвойственной для римской архитектуры тонкостью облицовки: видно, что империя уже почти на излете, предстоят чудовищные времена, когда произойдут дворцовые перевороты и гражданские войны. А это такой пафос из последних сил.

Представлен на выставке и снимок арки Септимия Севера. Она полностью была разрушена, и итальянские археологи в середине XX века полностью ее восстановили. И основа, и мраморный декор, который они нашли, он весь на своих местах. Видна резьба по мрамору, другие красоты. На одном снимке мы видим, как наступает Сахара и находящийся на берегу моря город уходит в песок. Движущиеся барханы периодически приходят и погребают под собой руины. А здесь на фото видна ордерная декорация театра, для которой использованы колонны из разных пород мрамора, свезенных со всей империи.

На некоторых фотографиях очень хорошо видно, как человек обрабатывал разные породы камня – гранит, базальт.

На одном из снимков – руины на фоне пасмурного неба. Прошел дождик, похоже на наш ненастный августовский денек – вот такая там зима.

– Большое Вам спасибо за выставку и рассказ.

– Выставка продлится до 5 февраля 2023 года. Приглашаю всех увидеть и быть сопричастными.

Валерия Олюнина

Справка «НК»

Античный храм Гарни в одноименной крепости, описанной римским историком Корнелием Тацитом как Горнеи, был построен, согласно найденной в 1946 году строительной надписи на греческом языке, в I веке н.э. царем Трдатом I. Считается, что посвящен языческому солнечному божеству Митре. Когда христианство стало государственной религией в начале IV века, все языческие храмы в Армении были разрушены. На месте большинства из них появились церкви. Гарни спасла сестра царя Трдата Хосровдухт, устроившая здесь свою летнюю резиденцию. Храм был разрушен мощным землетрясением 1679 года, с тех пор до ХХ века лежал в руинах. В 1909–1911 годах под руководством Николая Марра руины отчистили от растительности и земли, обнажив их до основания.

Попытки представить первоначальный облик храма, основываясь на пропорциональных канонах древнегреческой архитектуры, делались не раз. В 1912 году это сделал архитектор Константин Романов, а в 1933 году – главный архитектор Еревана Николай Буниатян. В 1949 году на территории крепости были произведены археологические раскопки. В 1968 году по материалам Н.Г. Буниатяна и полученным данным в результате исследований архитектор Александр Арамович Саинян представил свой проект реконструкции храма. Этому предшествовали долгих семь лет работы.

Восстановительные работы были начаты в конце 60-х годов. При реконструкции использовались сохранившиеся камни и фрагменты, в том числе и те, которые упали в ущелье. Работы велись с применением технических средств, присущих времени: камни кладки укреплялись железными скобами и заливались свинцом. Работы по восстановлению завершились в 1976 году.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля