№4 (360) апрель 2023 г.

Последние армяне Судана

Просмотров: 1848

В Судане, расположенном на северо-востоке Африканского континента, сегодня проживают не более пятидесяти армян, обосновавшихся в трех крупных городах – Хартуме, Омдурмане и Гедарефе. И хотя первые упоминания о дипломатической миссии и торговых представительствах наших соотечественников в исторических летописях относятся к XVII – XVIII векам, тем не менее окончательно община сформировалась лишь после 1915 года. Спасаясь от учиненной младотурками кровавой резни, армяне Западной Армении нашли здесь временное пристанище. Во всяком случае, многим тогда так казалось...

Но нет ничего более постоянного, чем временное. А когда в 1933 году было принято решение о возведении в Хартуме армянского храма, многие семьи решили устроиться на этой земле основательно. Ведь прежде всего в сакральном триединстве для армян важны вера, язык и семья. При сохранении двух важных символов армянства храм стал для них тем самым кирпичиком, который завершил формирование армянской колонии в Судане. Однако к строительству церкви по субъективным и объективным причинам приступили лишь в 1953 году, что совпало с новой волной эмиграции армян из Египта и Эфиопии. Обновление общины за счет новых эмигрантов позволило не только сохранить веру, язык и традиции, но и не ассимилироваться хотя бы на первых порах. Когда в 1957 году была освящена церковь Св. Григория Просветителя (Сурб Григор Лусаворич), в стране проживали около 2,5 тысяч армян.

Построенный в характерном стиле армянского культового зодчества храм состоит из трех куполов. Причем внутренний интерьер одного из сводов выполнен в бело-голубых тонах, что создает иллюзию неба и безграничного пространства, а спускающаяся каскадом хрустальная люстра – эффект дождя. Говорят, все это роскошество было специально заказано в Венеции и Лондоне. Находясь в юрисдикции Эчмиадзинского Первопрестола, служители храма всячески содействовали развитию общины. Здесь действовала воскресная школа, где проходило много интересных мероприятий исторического, религиозного и культурно-просветительского характера. В этот же период в суданской столице открылись Армянский клуб, ресторан аутентичной кухни и Армянская национальная гимназия, многие выпускники которой впоследствии сыграли значимую роль в объединении армян Судана.

И хотя 60 процентов населения страны исповедовали ислам, тем не менее законы шариата в то время еще не носили следы религиозно-политической экспансии в отношении христианских меньшинств, а потому армяне, эфиопы-христиане, а также копты жили в относительной безопасности. Однако в 1977 году гимназия была закрыта властями. Более того, радикальный режим практически запретил всем христианским меньшинствам вести активную работу по сохранению своей идентичности и проводить религиозные отправления. Здание церкви пришло в упадок, а на ее территории закрылись редакция газеты «Карот» и богатейшая на Африканском континенте армянская библиотека, где были собраны редкие издания старых армянских книг и уникальные подшивки газет, издаваемых до конца ХХ века по всей Африке. А после принятия закона о национализации многие армяне лишились принадлежавших им предприятий. По этой причине в 70-х годах началась массовая эмиграция из страны некоренного населения. Многие армяне уехали в США, Канаду, Великобританию, Францию, Египет. Оставшиеся живут, как правило, в столице страны Хартуме и занимаются по большей части бизнесом. Хотя есть среди них и банковские работники, и врачи, и инженеры. Основной костяк общины составляют люди преклонного возраста, и потому уехать, по их собственным словам, будет сложно. Ведь придется снова приспосабливать устоявшуюся жизнь к нравам, быту и обычаям новой родины.

Но семья Бозаджянов, предки которой обосновались на этой земле более ста лет назад, все-таки решилась на переезд в Армению. Два их сына, получившие прекрасное образование в Европе, уже живут и работают в Ереване. Глава семейства парон Жирайр сокрушается, что малочисленные армянские общины третьих стран обычно не бывают на слуху, о них мало что знают, а соответствующие структуры на исторической родине не особо стараются рассказать о них миру. Собеседника печалит и то, что с их отъездом церковь вовсе может прекратить свое существование. Не надеясь на ереванский Комиссариат по делам диаспоры, он из своих личных средств оплачивает содержание церкви, хотя даже по суданским меркам живет не очень богато. И именно Жирайра Бозаджяна можно по праву назвать одним из бескорыстных хранителей армянских святынь в центре Африки.

А вот владелица небольшой линии косметики, женщина довольно преклонных лет Элизабет Джинджинян считает, что в ее возрасте куда-либо переезжать уже очень сложно: слишком много личных воспоминаний хранит эта земля. Да и могилы предков держат свой исторической памятью. На ухоженном армянском кладбище покоятся и те, кто когда-то избежал геноцида в Османской Турции, и их потомки, которые, по словам кладбищенского сторожа, так и не смогли добраться до исторической родины, хотя всегда об этом мечтали. «Сначала Армения вошла в состав СССР в 1920 году. Затем до 1956 года между Суданом и СССР отсутствовали дипломатические отношения. А когда они были установлены, опустился «железный занавес», продлившийся до конца 80-х гг. Получается, что на протяжении почти всего ХХ века суданские армяне были невъездными в Советскую Армению. А ведь это целая человеческая жизнь», – рассказывает член общины, считающийся смотрителем армянского кладбища, Алекс-Саркис Аракелян, прямой потомок губернатора Хартума Аракел Бея, отменившего в XIX веке крепостное право в своем городе.

Что касается молодежи, то часть уехала за пределы страны, другая успела ассимилироваться, породнившись со знатными коптскими и эфиопскими семьями. Как правило, они уже не владеют родным языком и разговаривают на арабском или амхарском. В армянской общине знают о проблеме, отмечая, что это особая, специфическая группа, с которой еще предстоит поработать. Но при условии, если вновь откроется воскресная школа, а уехавшие армяне вернутся обратно в Судан. Хотя понимают, что в сложившихся реалиях – это несбыточная мечта. Правда, недавно в церкви снова появился священник, который буквально по армянину собирает немногочисленную паству и еженедельно проводит службу в армянской церкви. «Если армяне – великая нация, то это благодаря тому, что они молятся и преданы своей церкви. До тех пор пока тут будет оставаться хоть один армянин, церковь будет действовать», – утверждает настоятель армянской церкви Хартума отец Габриел Саркисян. Здесь же, в ограде церковного монастыря, стоят два памятника. Первый из них установлен в 1995 году в память о жертвах геноцида 1915 года и представляет собой композицию из трех рук. Одна из них держит на ладони земной шар, символизируя разбросанность армянского народа по свету, пальцы другой руки сложены в христианское крестное знамение, а третья ладонь сжата в кулак, что олицетворяет борьбу армян за свое существование. В двух метрах от него установлен небольшой хачкар в память об авиакатастрофе, произошедшей в Судане 17 ноября 2003 года, когда самолет Ан-12 с тринадцатью армянскими пилотами на борту выполнял рабочий перелет из Хартума в Вау.

Сегодня страна представляет собой контрастный симбиоз, этакую смесь первозданной дремучести и цивилизованного модерна одновременно. Постоянные этноконфессиональные противоречия привели страну практически к непрерывной гражданской войне. Раздираемая конфликтами, она распалась на две части – северную и южную, отношения между которыми остаются крайне напряженными, вплоть до вооруженных конфликтов на почве пограничных, территориальных и экономических споров. Южный Судан считался амбициозным проектом США. Политики из Вашингтона тогда заявляли: «Мы освободим людей от диктатуры генералов, устроим прекрасную демократию на зависть остальным. Другие люди в Африке посмотрят на такую радость, свергнут своих тиранов и заживут по американскому образцу». Сегодня же заокеанские дипломаты в столице Южного Судана Джубе ездят на броневиках с отрядами охраны, опасаясь похищения с целью выкупа. Проект США о «свободе и счастье» с треском рухнул! Однако благодаря местной дипломатии в мирных переговорах между повстанцами юга и госмужами севера были достигнуты определенные договоренности по разделению портфелей в правительстве и соотношению доходов от добычи нефти.

Из Армении была приглашена группа специалистов для разработки генплана нового города на берегу Красного моря. Как потом вспоминал включенный в состав экспедиции известный архитектор Ваагн Вермишян, армянские специалисты написали труд на 150 страницах под названием «Технико-экономическое развитие северного региона Республики Судан», предусматривающий все самые современные тенденции мировой архитектуры. «Под новый город было выделено 14 километров береговой зоны. А имя ему придумала моя дочь Марьям, которую я спросил, как, по ее мнению, лучше назвать новую агломерацию. И она ответила: «Джинейна», что в переводе с арабского означает «райский сад». Генплан города, рассчитанный на семь и более миллионов человек, готов, и уже начаты строительные работы. Для другого старинного города – Суакин, который весь построен из кораллов, мы спроектировали морской вокзал», – рассказал собеседник. Однако нестабильность и последовавший затем военный переворот прервал работы в мятежной стране. Вернувшись на родину, Вермишян возглавил комитет по градостроительству Армении, но вскоре был отправлен за решетку «бархатной» властью, а следствие по его делу продолжается уже не первый год...

Это не все армяне, которые приезжают из Армении для помощи суданцам. Так, в 2017 году военные врачи Геворк Восканян, Айк Ованнисян и Армине Бархударян отправились в район Нубийских гор Судана для временной подмены доктора Тома Катену, которого ждали в Ереване на церемонии вручения международной гуманистической премии «Аврора». Он – единственный хирург в регионе с населением 750 тысяч человек. Как рассказали по возвращении домой армянские доктора, до больницы «Матерь милосердия» нужно добираться неделю. Признаются, что именно там они поняли, что такое настоящее человеколюбие и что значит работать с полной отдачей по зову сердца в экстремальных условиях. Уезжая на родину, они услышали в свой адрес слово «каваджа», что означает высшую похвалу в адрес белого человека.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты