№11 (367) ноябрь 2023 г.

Отдушина для туристов во Вьетнаме – армянская толма и русский борщ

Просмотров: 3731

Установленные в 1992 году дипломатические отношения между Республикой Армения и Социалистической Республикой Вьетнам были отмечены в основном перекрестными поездками на высшем уровне да данными Статкомитета по незначительному товарообороту, где большую часть составляет импорт, а в номенклатуре ввозимых товаров преобладают техника, одежда, обувь.

Старшее поколение «семидесятников» хорошо помнит осуждаемую в СССР агрессию США, когда против вьетнамцев военные применили химическое оружие массового поражения «Агент оранж». Им выжигали джунгли, чтобы партизанам негде было прятаться. Но пострадало местное население из окрестных деревушек. Одной из самых ярких картин того времени стал цикл фотографий американского корреспондента вьетнамского происхождения Нику Уту под названием «Ужас войны», или «Напалм во Вьетнаме». На одном из снимков дети с сожженной кожей в ужасе бежали по дороге после бомбардировки напалмом их деревни. Но, как отмечает председатель вьетнамской Ассоциации жертв войны генерал-лейтенант Нгуен Ван Рин, международные организации до сих пор не признали преступлением против человечности ничем не мотивированную жестокость американской военщины. Знакомый почерк, знакомая история, хотя с другими действующими лицами и территориями.

Долгие годы расположенная на полуострове Индокитай страна была известна миру под топонимом «Аннам», однако в 1945 году император Бао Даем официально изменил его на Вьетнам по самоназванию титульной нации – вьеты. И хотя сегодня либерализация местной экономики дала толчок активному развитию промышленности, тем не менее здесь по-прежнему доминирует сельское хозяйство, в котором занята половина населения. Но проживающие там наши соотечественники все же предпочитают оставаться в городском комфорте, развивая собственные бизнесы в туризме, ресторации, торговле, ювелирке с акцентом на традиционные этюды. В тамошних лавках можно встретить оригинальные поделки под гранат из местных самоцветов, куклы ручной работы в армянских таразах и даже вырезанный из дерева миниатюрный арцахский символ «Баба и Дед». Кстати, во время 44-дневной войны, по сообщению посольства РА в Ханое, проживающие там армяне в первые же дни азербайджанской агрессии отправили на родину партию непромокаемых плащей. Широкий резонанс вызвали и недавние события. Небольшая община внесла свою посильную лепту гуманитарной помощи для потерявших кров арцахцев.

Во Вьетнаме нет целостной армянской общины. Она не учтена даже в Комиссариате диаспоры РА, поскольку нет никаких исторических сведений о пребывании здесь армян в более далекие времена. Впрочем, как поведала своим слушателям радиостанция «Голос Вьетнама», армянский след в этой стране все же сохранился благодаря буддийским монахам. Во время американской агрессии группу армянских офицеров должен был встретить монах, чтобы провести к месту встречи с войсками Северного Вьетнама. По пути он вдруг начал говорить на армянском языке, чем очень удивил их. По словам проводника, в Средневековье, когда армянские торговые корабли часто приплывали к вьетнамским морским портам и когда протекторат Тонкин был одним из центров армянской торговли во Вьетнаме, там были школы для армянских детишек. Их посещали и местные монахи, которые потом решили использовать язык чужестранцев для внутренней коммуникации между собой в храмах во избежание утечки сведений, которые не предназначались для посторонних ушей.

Сегодня общая численность армян, по разным данным, колеблется от нескольких десятков до двух сотен семей. Первые переселенцы потянулись в столь дальний уголок Юго-Восточной Азии в начале девяностых. Тогда «челночная дипломатия» клетчатых баулов приоткрыла армянским денди мир экзотической моды этой страны. А для многих челночников итогом таких поездок стало решение временно закрепиться семьями на этих землях. Несмотря на тропический климат с невообразимым зноем и столь же невыносимой влажностью, здесь по сравнению с блокадной Арменией были более цивильные условия быта: свет, вода, питание. Благополучие привычно зарабатывали своим трудом, создавая собственное дело или поступив на службу в частные и даже государственные структуры. Так, во Вьетнаме с уважением говорят о молодом армянском летчике, командире воздушного судна вьетнамской авиакомпании VietJet Air.

И хотя поначалу были трудности языкового общения, тем не менее спасали близкая ментальность советской и вьетнамской социалистической идеологии плюс доброжелательность местных жителей. Кстати, в отличие от нынешних времен делового официоза, в советские времена о Вьетнаме в Армении знали гораздо больше, особенно после официального визита в 1959 году главы Демократической Республики Вьетнам Хо Ши Мина. Он побывал в Институте древних рукописей Матенадаран, посетил оперный театр, проявил интерес к промышленным предприятиям, пообщался с обычными людьми на улицах Еревана и с ребятишками в пионерских лагерях, искренне восхищался голубым Севаном. И конечно, провел ряд переговоров с руководством Армении. Как писала пресса того времени, это стало первой официальной встречей высших руководителей двух стран, что заложило исторический фундамент дружеских отношений между двумя народами. «Визит Хо Ши Мина в Армению помог жителям двух стран лучше понять друг друга. Многие армянские специалисты добровольно поехали во Вьетнам для помощи в строительстве и развитии страны. Среди них было немало военных специалистов, инженеров и техников, которые сыграли важную роль в укреплении дружеских отношений между нашими странами», – сообщала газета «Коммунист». Одновременно вплоть до начала девяностых годов более двух тысяч вьетнамцев учились в ереванских вузах на инженеров, аграриев, медиков, русистов, музыкантов. Многие из них сегодня являются членами Общества вьетнамско-армянской дружбы и не скрывают своих теплых воспоминаний об Армении и армянах. В знак уважения на прошедших в сентябре этого года торжествах в честь 32-го Дня независимости Армении и 78-го Дня независимости Вьетнама местные музыканты исполнили на традиционных вьетнамских инструментах известную армянскую песню «Весна, весна», чем приятно удивили делегацию из Армении.

Примечательно, что на бытовом уровне общение между местными вьетнамцами и приезжими армянами зачастую идет на своеобразном восточном «суржике» из смешения армянских, русских и вьетнамских слов. Такой же микс можно наблюдать и в налаженных армянами бизнесах по туризму, гостиничному или ресторанному сервисам. Ведь сегодня сюда приезжает много туристов со всего света, в том числе из Армении и России. «Но если с нашими соотечественниками мы с радостью говорим на родном языке, то российских путешественников знакомим с достопримечательностями на русском, причем с вьетнамским акцентом, поскольку «фирменный» армянский прононс у нас уже исчез, – смеется гид Арсен Меликсетян и добавляет вполне серьезно, что ни армянский, ни русский язык, конечно, не забыл, ведь в семье по-прежнему предпочитают билингву. – К сожалению, у нас нет армянских школ и церквей. На большие религиозные праздники по возможности выезжаем куда-нибудь в соседний регион, за пределы Вьетнама, где есть наша церковь. И с детьми дома занимаемся армянским языком и историей. Даже родившиеся здесь не должны забывать о своих корнях. Рано или поздно мы обязательно вернемся на родину».

При этом наши соотечественники не только интегрируются в тамошний социум, но и пропагандируют на разных площадках любимую Армению. В частности, большой популярностью среди туристов в городе Нячанге пользуется ресторан с привычным для армянского уха названием «Армения. У Ашота», где в меню не только местная экзотика из крокодильего мяса, но и блюда европейской, русской и армянской кухни: кебаб, спас, толма из виноградных листьев. Непривычные к остроте специй и ингредиентов азиатских деликатесов туристы, среди которых немало россиян, признаются потом в блогах и форумах, что во время своих путешествий нашли отдушину в армянской толме и русском борще, приготовленных армянским ресторатором. Со временем владелец ресторана Ашот Арутюнян сумел превратить небольшой уголок в 20 квадратных метров на берегу моря в полноценный ресторан, где, кроме семейной пары владельцев, работают вьетнамцы, филиппинцы, китайцы и один египтянин, который профессионально освоил сложную выпечку гаты и лаваша в настоящем тандыре. Ашот считает, что через национальную кухню представляет Армению в чужой стране, которая кардинально отличается образом жизни, природой, политической системой. Так же мыслят и проживающие в разных городах армяне. Объединенные в небольшое сообщество, они поддерживают связи друг с другом и, естественно, с Арменией. При всем благополучии спокойной и налаженной жизни почти все они мечтают вернуться обратно. Неважно, остался на родине дом или он давно продан. Верят, что материальный кров создадут вновь – не в первый раз армянам привыкать к этому. Главное, что родной очаг со своей аутентичностью, привычками и обычаями снова будет согревать их в родной стране.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты