№4 (372) апрель 2024 г.

Максим Шоломов: Люди, готовые отдать свою жизнь за сохранение жизни других, вызывают у меня восхищение

Просмотров: 2832

Интервью с Героем Российской Федерации, подполковником, участником специальной военной операции на Украине

– Максим Владимирович, о Вас очень много уже сказано и написано. Вы – настоящий герой. Во время Великой Отечественной войны был массовый героизм. Сегодня история повторяется. И наши братья, наши сыновья снова идут защищать Родину. И именно такие герои, как Вы – на самой передовой. Честь Вам и хвала. Первый вопрос, который я хотел бы задать: почему Вы выбрали военный вуз? Вы учились на профессионального военного. С чем это было связано – призвание или какие-то детские мечты?

– Мой отец – офицер, матушка – учительница в школе. Я рос в военных городках, и мои одноклассники и одноклассницы – это дети военных. В принципе вопрос, кем мне быть, никогда не стоял. Я всегда знал, что пойду по стопам отца. Я видел его отношение к службе, часто бывал с ним на полигоне, на стрельбах, на вождении. А в старших классах просто выбрал конкретную военную специальность и поступил в военный институт. По рекомендации отца я выбрал Челябинский военный автомобильный институт, который в конечном итоге и окончил.

– Вы рассказали об отце, чем занималась матушка. А Ваша семья, дети? Они ведь уже взрослые. Чем они занимаются?

– Матушка сейчас на пенсии. Проживают они в Челябинске. Сын учится в Суворовском училище, в Екатеринбургском, на 4-м курсе. Это 100% будущий офицер, вне всякого сомнения. Я всегда его воспитывал именно в военных традициях, подготавливал морально к будущей профессии. Сегодня это уже его осознанный выбор. Он это понимает, к этому стремится. Он знает про тяготы, лишения службы. А дочь учится в обычной школе, в кадетском классе. Участвует в патриотической жизни своей школы.

– Можно сказать, что у Вас военная династия – Ваш отец, Вы, сейчас сын…

– Отец – офицер запаса, сын будет офицером. Да, можно и так сказать.

– А отец где служил?

– В танковых войсках. Менял места, служил там, куда отправляли. Бывал в Чебаркуле Челябинской области, в Грузии служил (это 1991–1992 годы), в Германии (1993–1994 годы). Я поменял несколько школ за время своей учебы.

– Вы тоже с отцом ездили? И в Германии, и в Грузии были?

– Конечно, мы ехали всей семьей за отцом, так и должно быть.

– К началу 2022 года многим стало ясно, что Запад ведет гибридную войну против России. Как Вы восприняли начало специальной военной операции на Украине? Как какую-то необходимость, факт?

– Перед началом специальной военной операции я находился на границе с Беларусью, у нас проходили учения. Конечно, когда поступила команда 24 февраля 2022 года, нам вручили боевой приказ, поставили задачу, куда прибыть, что занять...

Было понятно, что противник готовился уже на протяжении многих лет. Мы видели, что мирное население уже было идеологически подготовлено. Если бы мы зашли туда в 2014 году, то нас бы там ждали и с цветами, и со всем на свете, как это теперь и сами местные жители говорят. Но эти 8 лет население подготавливали, обрабатывали, в каждый населенный пункт, где жили наши сторонники, по 2, по 3, по 4 семьи бандеровцев приезжали, их очень сильно запугивали. Поэтому, конечно, в 2022 году люди встречали нас с опаской. Мы знаем, что англосаксы на протяжении многих лет вели против нас недружественную политику. И как правило, воевали с нами чужими руками, переписали историю уже во многих странах мира, в том числе и на Украине. И последние 2–3 поколения знают уже только переписанную историю. Старшее поколение – конечно, все это понимает, а вот молодые люди настроены и действуют именно так, как их учили.

– Но в основном это же русские люди?

– Конечно, русские люди, полностью русские люди. Несмотря на то, что сейчас происходит на Украине – столько людей гибнет с обеих сторон, несмотря на то, что я получил серьезное увечье, я все равно считаю, что мы – один народ, мы – братский народ. Я знаю на 100%, что пройдет время – и мы воссоединимся. Невозможно иначе. Украинцы – они такие же по духу. Просто нас стравили западные силы, которые много лет подготавливали такую ситуацию.

– В первый день начала специальной военной операции Вы оказались в зоне военных действий и, к сожалению, получили тяжелое ранение, потеряли обе руки. Расскажите, пожалуйста, Максим Владимирович – я знаю, что Вам тяжело об этом вспоминать, – но все-таки как это произошло?

– Мой крайний бой, спустя уже 8 месяцев с начала специальной военной операции, был тогда, когда противник предпринял попытку прорыва с Харьковской в Луганскую область. Мое подразделение находилось на Запорожском направлении. Поступает команда – на вертолетах мое подразделение перебрасывают. Там и состоялся мой крайний бой, который длился 7 суток. И 30 сентября 2022 года, когда присоединяли Луганскую, Донецкую, Запорожскую, Херсонскую области, я потерял сначала одну руку, а потом в госпитале уже и вторую. Был бой, мы 7 суток удерживали свой перекресток и прилегающий населенный пункт, каждый день были раненые. Мы вызывали эвакуацию, ни один человек не покинул свои позиции, ни один человек не ослушался, все действовали по моей инструкции, выполняли мой приказ. А инструкция была – что бы ни произошло, не покидать свою позицию. Шел очень серьезный минометный обстрел, кругом осколки, свои позиции покидать было нельзя. Даже если ты получаешь ранение – автомат должен быть в руках. В противном случае пройдет 1–2 минуты – и тебя уже будут добивать. Мало того что тебя добьют – ты еще и подставишь своего товарища справа и слева. Поэтому к концу седьмого дня, когда от подразделения осталось всего 6 человек, поступила команда – остаток людей выводить из окружения. Определили населенный пункт в двух километрах от того места, где мы находились. Но у нас были раненые, которых мы не могли быстро эвакуировать.

Случился ближний бой: частный сектор, в одном доме находимся мы, в другом доме находится противник. В течение 2 часов так и было – мы друг друга слышим, но не видим, потому что между нами листва, лесопосадка между домами, дистанция 50 метров. И конечно, над нами висит коптер. У противника такая тактика: когда они видят, что начинают отходить, убегать – они начинают догонять. В связи с тем, что раненых мы не могли оставить, мы ждали, пока их всех вынесут. И уже после того, как все раненые вышли, мы выходили вдоль пашни, трассы. С одной стороны трассы мы идем, с другой стороны трассы – противник. И через дорогу у нас происходит стрелковый бой. В том месте, где нужно было перебегать эту трассу, я поднялся и не заметил, как из гранатомета «Муха» произвели выстрел и попали мне в левую руку. Левую руку отсекло. После мне помогли – затянули жгут, на своих ногах я продолжил движение дальше. Там, где была проведена эвакуация, то есть в БМП с ранеными. Только мы трогаемся – в нас попадает противотанковая ракета. И там у меня сгорела правая рука. В госпитале мне ее уже ампутировали.

– Тем не менее поставленная задача была выполнена, за это Вы и получили звание Героя России?

– Да. Мы на 7 суток задержали противника. За это время ряд наших подразделений успели перегруппироваться, занять более выгодные позиции. Поэтому свою задачу мы выполнили.

– Максим Владимирович, после этой трагедии, которая произошла с Вами, после реабилитации Вы продолжаете служить в рядах Российской армии. Это еще один акт героизма. Вы не ушли на покой, а продолжаете работать, служить. Чем Вы занимаетесь?

– Сегодня Министерство обороны предоставляет возможность проходить и дальше военную службу людям, которые получили различные увечья – делиться своим опытом в учебных заведениях. Мне предложили службу в военном комиссариате. Поэтому сегодня я в одном из военных комиссариатов города Москвы прохожу службу, занимаюсь патриотической работой с молодежью.

– Такие офицеры, как Вы, просто необходимы нашему подрастающему поколению. Вы являетесь живым примером того, как нужно защищать Родину и как вести себя тогда, когда положение тяжелое, когда нужно проявить мужской характер и героизм. Мы все преклоняемся перед такими героями, как Вы. Максим Владимирович, давайте сейчас немного поговорим о другом регионе. Вы знаете, что на Южном Кавказе, в Армении, в Нагорном Карабахе в 2023 году, в сентябре, население Нагорного Карабаха, которое проживало на своих землях веками, было изгнано со своих земель. Они были вынуждены выехать в Армению из Нагорного Карабаха, оставить свои дома, свое хозяйство, место, где жили их деды, где похоронены их прадеды. Когда Вы узнали об этом, какая у Вас была реакция на это?

– Я считаю, что такие вопросы ни в коем случае не должны решаться военным путем. Руководство Армении само сделало заявление, что эта земля принадлежит Азербайджану. Оно дало такой толчок, который и привел к конфликту. Я считаю, что все должно решаться за столом переговоров. Люди, которые жили на территории не одно поколение… Я не знаю, как это должно происходить, но точно не так. Это неправильно. Люди, которые живут на своей территории, должны иметь право проживать там всегда. Изгнание неприемлемо. Все политические, межнациональные дела – острый вопрос, непростой, он не может решаться силой. Нужно находить мирное решение вопроса. Ни в коем случае не вооруженным путем.

– Скажите, пожалуйста, как Вам видится нынешнее положение в российско-армянских отношениях? Дело в том, что в последнее время эти отношения, можно так сказать, охладели.

– В моем окружении и в моем подразделении, которое принимало участие в специальной военной операции, были ребята-армяне. У меня есть друзья и знакомые армяне в воинской части, где я служил. Мы – одно целое. У нас одна вера. Я не понимаю, почему так происходит. Мне не хочется верить, что кто-то может внести разлад между нами. На протяжении многих веков мы вместе жили, строили. Армян я чувствую, знаю, что мы на одной волне. Я не политик, не знаю всех нюансов. Но, общаясь с простыми людьми, армянами, которые меня окружают, я понимаю, что мы смотрим в одну сторону. У нас одни ценности. Мы говорим об одном Боге. Как происходит такое, что братские, близкие народы сталкивают лбами? Кто это делает? Нужно понимать, что люди, которые приходят к власти, должны представлять интересы всего своего народа, Армения и Россия должны быть вместе.

– К сожалению, можно сделать сравнение с Украиной. Как смогла западная пропаганда стравить два народа – украинский и русский, хотя это один народ? Или армянский и русский народы? Армянский народ всегда – по крайней мере последние 300 лет – был вместе с русским. И сделать это, конечно, очень трудно, но к этому стремятся – через руководство все это сегодня и идет. Но будем надеяться, что такого не произойдет и Украина в Армении не повторится.

– Да. Нужно знать свою историю, своих героев. В Великую Отечественную войну большое количество Героев Советского Союза – армяне. В царской армии большое количество военных, награжденных высшими наградами Российской империи – это армяне. И участвующих в СВО армян – много. На Украине в мае 2022 года в одной из школ мне попался учебник по истории для 10–11-х классов, называется «Защитник Отечества». Я согласен, что такой предмет нужен для старшеклассников, но этот учебник был пропитан ненавистью к русскому миру. И издан он был в 2017 году в Соединенных Штатах Америки. То есть людей готовили задолго до специальной военной операции. Например, для чего школьнику в 10-м классе знать, как пользоваться минометом? Обычно людей, которые выбирают профессию, этому учат уже в военном институте. А школьнику это для чего? Или как закладывать фугасы, мины? И так далее. Конечно, когда людей готовят, формируют особую идеологию на протяжении нескольких десятков лет, переписывают историю, преподносят украинцам, что мы никогда и не были братскими народами – это предательство руководством страны в первую очередь своего народа. То, что касается российско-армянских отношений – ни в коем случае нельзя предавать свою историю, предавать своих предков, которые участвовали во многих войнах в одном окопе. Нельзя допускать, чтобы когда бы то ни было мы встали друг против друга. Конечно, руководства наших стран должны четко это понимать. Нельзя действовать против своего народа. К сожалению, народ и власть в Армении смотрят в разные стороны.

– Максим Владимирович, кого Вы считали или сейчас считаете объектом для подражания? У Вас был кумир? И кто для Вас авторитет – человек, на которого Вы хотели бы быть похожим?

– Я многие годы восхищался Кашириным Алексеем Ивановичем. Это Герой Советского Союза, который повторил подвиг Матросова, в честь которого названа моя школа в военном городке, в которой я учился. Мы знаем, что Александр Матросов, который видел, как пулемет работает и как его товарищи погибают, после того как у него закончились гранаты, принял решение своим телом закрыть амбразуру. Во время Великой Отечественной войны более 400 человек повторили подвиг Александра Матросова – в том числе и Каширин Алексей Иванович. В основном это были ребята 19–21 года. И когда я еще учился в школе, был пионером, его мама приходила к нам в школу, выступала, рассказывала о нем. Я периодически вспоминал эту историю, в разных жизненных ситуациях. Мне было интересно: о чем именно думают люди в таком возрасте, когда они понимают, что их жизнь сейчас прекратится, что движет ими принять решение отдать свою жизнь? У меня это вызывает восхищение, какое-то высокое внутреннее состояние. И когда я сам участвовал в специальной военной операции, конечно, я сам для себя какие-то ответы на эти вопросы находил. Поэтому люди, которые готовы отдать свою жизнь за жизни других, у меня всегда вызывали восхищение.

– Вы обращаетесь к Господу Богу? Ходите в церковь?

– Да, я хожу в церковь. Крестили меня родители, когда я еще ходил в школу. Без моего согласия. И сейчас я понимаю, что это задача именно родителей – крестить своих детей. Это не должно быть желание детей. Точно так же, как родители отдают своих детей в школу, не спрашивая у них разрешения, так и крестить должны. А сам я уже стал верить и пришел к Богу примерно в 26 лет. Задолго до специальной военной операции. Когда стало тяжело, ноги сами привели в храм. И опять же когда находился на специальной военной операции, я неоднократно видел проявления Господа, я его чувствовал. И ребята, конечно, тоже. Поэтому в церковь я хожу, стараюсь бывать там регулярно. А обращаюсь к Богу ежедневно. Со своими просьбами, простыми словами. Я считаю, что это именно тот путь, которому человек должен следовать на протяжении всей своей жизни. Если кто-то считает, что он что-то может сделать без Господа – это несерьезно.

– Да, это так. Максим Владимирович, с некоторых пор Вы стали читателем нашего издания, нашей газеты. Что бы Вы пожелали нашим читателям в конце беседы?

– Читателям я желаю заниматься спортом. Всю жизнь. Неважно, каким, но нужно, чтобы спорт присутствовал в жизни каждого человека. Желаю прийти к пониманию, к основной заповеди о любви к ближнему своему, потому что любовь к ближнему – это не только любовь к маме и папе, но и к людям, которые нас окружают. И желаю постоянно эту любовь применять, прививать, думать не только о себе: как мне хорошо, а быть всегда в готовности помочь, не оставаться равнодушным к тому, что происходит с ближними – с родными, с соседями, в том числе – с государством. Принимать активное участие во всем.

– Большое Вам спасибо, Максим Владимирович.

– До встречи.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля