№4 (372) апрель 2024 г.

Армянская диаспора всегда бескорыстно помогала СССР

Просмотров: 2543

Воспоминания ветерана советской дипломатии в пересказе военного журналиста и историка Арама Хачатряна

История, которая побудила меня написать об этом, произошла лет 13–14 назад. Как-то однажды по необходимости я записался к терапевту в военной поликлинике. После увольнения из Вооруженных сил как офицер запаса я был прикреплен к одной военной поликлинике, которая находилась на юге Москвы. Эта поликлиника считалась одной из лучших, и в основном к ней были прикреплены сотрудники и офицеры запаса одной из силовых структур России.

Я своевременно приехал в лечебное учреждение и стал ожидать своей очереди. Вскоре подошел еще один посетитель – опрятный старик лет 80, который сел рядом со мной. Через пару минут он спросил, не стою ли я в очереди к кардиологу. Я ответил: нет. Мы сидели рядом, и он решил познакомиться со мной и представился как Иван Викторович Быков (фамилия изменена). Я назвал свое армянское имя – Арам. Он сначала удивился, услышав мое имя, потом спросил, не армянин ли я? Я ответил: да, армянин.

На второй его вопрос, чем я сейчас занимаюсь, честно рассказал, что являюсь офицером запаса ВС РФ и что после увольнения из армии как гражданское лицо работаю военным журналистом в одном из центральных журналов Минобороны России. Потом последовали обычные расспросы, где учился, где служил и т.д. Я кратко рассказал о своей военной жизни, о том, что в основном служил политработником, перечислив несколько военных округов, где проходил службу.

Затем он постепенно стал рассказывать о себе, что длительное время работал в посольствах Советского Союза в разных странах и что во время его работы в Ливане у него был хороший друг из местных армян с таким же именем как у меня – Арам. Из рассказов Ивана Викторовича я понял, что он работал в диппредставительствах СССР в 1960–1990-х годах.

В самый интересный момент его рассказа вышел врач-кардиолог и пригласил моего собеседника в кабинет. Вставая, Иван Викторович попросил меня по возможности подождать его. Потом я зашел к своему терапевту и после приема у врача стал ждать своего интересного собеседника.

Он тоже через некоторое время вышел от врача, и мы не спеша направились к выходу из поликлиники. Я пригласил его в ближайшее кафе, но он отказался. Недалеко от поликлиники был маленький сквер со скамейками, и мы пошли туда. Там уселись, и он продолжил свой рассказ.

Мой собеседник рассказал, что побывал во многих странах. В основном работал в государствах Ближнего Востока и в некоторых государствах Латинской Америки. И, по его словам, везде армянская диаспора оказывала Советскому Союзу всемерную помощь и большую поддержку.

Иван Викторович говорил, что советские диппредставительства в разных странах некоторые свои мероприятия успешно проводили благодаря организованности и безмерной любви и уважению зарубежных армян к Москве. Идеологические стереотипы о различии капиталистического и социалистического строев, различии народов или государств в таких случаях отходили на второй план. Зарубежные армяне в большинстве своем – от рядового работника и до крупного бизнесмена – всегда при первой необходимости оказывали не только большую финансовую поддержку и решали важные организационные вопросы, но и содействовали в других делах… Здесь он притих.

После этого он резко встал, посмотрев на часы, сказал, что он опаздывает на важную встречу с внуком. И пошел. Но, к моему удивлению, вернулся через пару минут и передал, что готов продолжить беседу со мной через неделю у озера вблизи Новодевичьего монастыря. Он там рядом жил.

Через неделю ровно в 12 часов мы встретились и сели напротив медных утят (эти утята в 1990 году были подарены детям Советского Союза Барбарой Буш – супругой президента США).

На мои уточняющие вопросы, где ему особенно запомнилась помощь армянской диаспоры, Иван Викторович вспомнил столицу Ливана Бейрут, столицу Сирии Дамаск и столицу Аргентины Буэнос-Айрес.

Про армянскую диаспору Ближнего Востока, в особенности Ливана, он рассказывал с особой теплотой и любовью. Тепло рассказывал про ливанского армянина Арама, у которого было свое кафе. Там подавали самый вкусный и ароматный кофе в округе. Ливанские армяне, и особенно вышеупомянутый Арам, два раза здорово выручали его: один раз в Бейруте спасли его от преследования агентов израильской разведки, а второй раз – от французской контрразведки. В кафе Арама в Бейруте была потайная комната, о существовании которой никто не знал, кроме хозяина. И два раза армяне спасли его, возможно, даже от гибели.

Я был под впечатлением от его рассказов. И представлял узкие арабские улицы ливанской столицы, тайные встречи представителей советского посольства с активистами палестинского освободительного движения, слежку и погони израильской разведки и многое другое…

На мой уточняющий вопрос, был ли он советским разведчиком, он очень дипломатично ушел от ответа. Зато стал рассказывать про советских разведчиков армянского происхождения. Он вспомнил и перечислил несколько фамилий: замечательную семейную пару Геворка и Гоар Вартанян, Ивана Агаянца, Ашота Акопяна, Михаила Аллахвердова, Рубена Агамалова… Пока о жизни и деятельности этих выдающихся советских разведчиков мы мало что знаем. Почти вся их героическая деятельность до сих пор засекречена. Но даже те немногие факты, которые стали нам известны, невероятно впечатляют!

Затаив дыхание, я слушал удивительные рассказы достойного и отважного человека Ивана Викторовича. Два часа нашей беседы пролетели как одно мгновение. И я задал последний вопрос: как он думает, ныне армянская диаспора за рубежом так же активно помогает России, как во времена СССР, или нет? Подумав, он лишь хитро улыбнулся, но ничего не ответил…

А в конце беседы он дал мне наказ: «Сынок, ты как журналист когда-нибудь обязательно напиши об армянской диаспоре и о том, как она активно и бескорыстно помогала Советскому Союзу».

Рассказал он тогда еще одну интересную историю про армянскую семью из сирийского города Алеппо, с которой он долгое время дружил и члены которой в свое время тоже оказывали большую поддержку посольству СССР в Сирии. На момент нашей беседы в Сирии и других арабских странах уже бушевала гражданская война, известная как «арабская весна».

Тогда в ходе войны погибли тысячи человек, а сотни тысяч стали беженцами. Он сказал, что очень переживает о судьбе этой семьи. Международные террористы и противники власти Башара Асада уже фактически контролировали сирийский Алеппо. Между слов он попросил меня по возможности через армянскую диаспору или фонды поддержки сирийских армян в Армении выяснить судьбу этой семьи. Мы договорились, что встретимся еще раз. А к следующей встрече он обещал дома в своем архиве найти и дать мне адрес проживания этой армянской семьи из Алеппо.

Кроме того, он заявил о своем желании передать мне какую-то старую книгу на армянском языке, которую он приобрел еще в 70-е годы в Ливане. В этот раз он предоставил мне номер домашнего телефона, и мы тепло распрощались.

Жизнь так закрутилась, что вскоре после этой встречи я уехал в срочную командировку. Когда через месяц вернулся в Москву, я набрал номер его телефона, чтобы встретиться с ним, но на другом конце телефона женский голос сообщил, что, к сожалению, недавно Иван Викторович скончался…

Арам Хачатрян, военный журналист, подполковник запаса ВС РФ

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля