№4 (372) апрель 2024 г.

Карен Нерсисян: Мои университеты- это Ереванский русский драматический театр Станиславского

Просмотров: 589

Дорогие читатели, друзья!

Константин Затулин: Бесконечные празднования победы над армянами в Баку и в Турции ни к чему хорошему не приведут

Визит генерального консула Армении в Северной столице в музей «Сохраняя память» укрепляет культурные связи двух стран

Франция представляет в регионе интересы США, цель – вывести российское военное присутствие из Армении

Максим Шоломов: Люди, готовые отдать свою жизнь за сохранение жизни других, вызывают у меня восхищение

Армянская диаспора всегда бескорыстно помогала СССР

Григор Григорян: Верю в наш народ, который не позволит протурецким властям уничтожить страну

Поддержка Киева официальным Баку нацелена на полное вытеснение России из Кавказского региона

Николай Рыжков: Я могу представить другую страну, которая может убежать куда-то, если ее пальчиком поманят, а Армению – нет!

Русская гуманитарная наука как поле для азербайджанских манипуляций

Интервью с художественным руководителем Ереванского русского драматического театра им. К.С. Станиславского

– Господин Нерсисян, репертуар Вашего театра достаточно широк по жанрам и разнообразен именами авторов. Какому жанру Вы отдаете предпочтение и кто из авторов Вам наиболее близок?

– Я отдаю предпочтение в первую очередь хорошей драматургии. Есть три великих драматурга: Шекспир, Чехов, Мольер. Не буду особо оригинальным, если скажу, что это мои любимые драматурги. Но так оно и есть. Если говорить о жанре, конечно, самый интересный жанр – это трагикомедия. Чехов называл свои пьесы довольно трагическими комедиями. Мне всегда интересно, когда трагическое и комическое не просто следуют друг за другом, не просто соседствуют, а существуют вместе, одновременно, сплетая новую реальность. Так, как это бывает в жизни, и так, как это происходит в великих пьесах великих драматургов.

– Прошлый календарный год был богат для Вашего театра на премьеры. Во всяком случае, жители и гости столицы давно не видели такого множества новых постановок, о каждой из которых можно написать отдельную статью. На Ваш взгляд, каким из них будет уготована долгая и счастливая жизнь на театральной сцене?

– Да, действительно, у нас был потрясающий год. Мы выпустили много разных спектаклей – разных по жанру. Всегда хочется, чтобы спектакль жил долго, потому что премьера – это только начало пути. Спектакль формируется полностью уже на зрителе. Надо понимать, что спектакли, как люди: они рождаются и умирают. Одним предстоит долгая и счастливая жизнь, другие уходят раньше, иногда трагически, иногда естественным образом. Когда выпускается спектакль, конечно, желаешь ему долгой и счастливой жизни. Я бы очень хотел, чтобы все премьерные спектакли 2023 года жили долго и счастливо.

– Многие спектакли Ереванского театра были представлены на международных фестивалях, где были отмечены высокими наградами. Что особенно запомнилось в этих творческих командировках? Каков фестивальный календарь на этот год?

– Да, в прошлом году театр побывал на огромном количестве фестивалей, и трудно выделить что-то особенное из нашей фестивальной программы. Каждый фестивальный показ – всегда особенный, всегда событие, всегда встреча с новым зрителем. А из того, что очень и очень порадовало – это тот потрясающий зрительский прием, который был везде на всех фестивалях. Действительно, получаешь огромное удовольствие, когда, как, например, в Саратове, в тысячном зале все зрители встали как один во время поклонов, а овации длились по ощущениям просто бесконечно. И ты понимаешь, что ради таких моментов и занимаешься этой профессией. Естественно, невозможно не вспомнить и пресс-конференции, и обсуждение спектаклей с известными театральными критиками. Их профессиональный разбор нашей работы, поездки на гастроли в Россию окрыляют коллектив театра и дают новые творческие силы. Это очень важно для здорового функционирования театра.

На этот год у нас очень много приглашений на фестивали, но пока могу сказать лишь о ближайших планах. В марте мы едем на фестиваль в Белоруссию. Представим спектакль «Люди. Звери. Обстоятельства» на фестивале «Мартконтакт». Этот же спектакль сыграем в небольшом старинном белорусском городе Бобруйске. В апреле спектакль «Маленькие трагедии» поедет на фестиваль «Балтийский дом» в Санкт-Петербург. После чего по программе «Большие гастроли» мы едем с нашими спектаклями в Псков и Великий Новгород. Есть много фестивальных предложений на осень. Это все в данный момент обдумывается, решается, потому что каждая поездка, кроме творческой составляющей, содержит в себе еще организационные и финансовые вопросы, которые нужно решать. Поэтому сейчас занимаемся планированием фестивальной жизни на 2024 год.

– Репертуар театра пополняется новыми спектаклями не только в течение театрального сезона, но и ежемесячно. Технари назвали бы это высоким КПД. А с творческой точки зрения как можно объяснить этот феномен?

– Прошлый год у нас действительно был богат на премьеры. Наша прекрасная труппа очень хочет работать, наши актеры горят желанием творчески реализовываться. Такое количество премьер связано с многочисленными интересными идеями, с которыми ко мне приходили и режиссеры нашего театра, и те, кто в дальнейшем стал приглашенным режиссером. В прошлом году репетиции у нас шли порой круглосуточно. Потому что не было времени для сценических репетиций. В течение суток на сцене репетировали несколько спектаклей. Тут нет рецепта, нет никакого правила, сколько спектаклей должно выпускаться в год. К этому вопросу надо относиться здраво. Если творческий потенциал театра бурлит, то он, естественно, должен иметь возможность реализоваться. Однако в какой-то год может быть выпущено всего три спектакля – все зависит от обстоятельств, от художественных идей, потому что для каких-то спектаклей требуется много месяцев репетиций, а какие-то спектакли выпускаются в более короткие сроки.

– Пообщавшись с фанатами ереванских станиславовцев, могу сказать, что отзывы о Вашем театре очень добрые. Вы, наверное, тоже отслеживаете реакцию зрителей, мнение театральных критиков, статьи в прессе. Как Вы оцениваете работу театра в последнее время?

– На отлично!

– Раз уж заговорили о зрителе, то в последнее время русский театр посещают не только местные жители, но и российские граждане. Атмосфера в зрительном зале изменилась? Или зритель независимо от национальности остается все тем же привычным и добрым зрителем, критиком и фанатом в одном лице, для которого Вы полностью выкладываетесь в своем мастерстве? А вернее, оставляете частичку своей души не только в каждом своем герое, но и в нас, зрителях.

– Феномен театра в том, что зритель всегда разный, и именно поэтому каждый спектакль отличается от предыдущего и от следующего показа. В отличие от кино, зритель очень влияет на то, что происходит на сцене. Знаете, был момент, когда мы почувствовали разницу, и довольно резкую, в зрительском восприятии, когда в нашем зале 80 процентов были россияне. Причем тут вопрос не просто в национальности, а в том, что это другой зритель, это зритель, приехавший из другой среды, с другим менталитетом. Но замечу, это был довольно интересный опыт. Сейчас состав зрительской аудитории снова изменился, и нам снова интересно. Такая смена зрительской аудитории является для нас одним из вдохновляющих факторов.

– Примечательно, что труппа постоянно обновляется за счет молодых талантов, многие из которых уже засветились, стали известными. А если они «зазвездятся»? И вообще, как Вы думаете, «засветиться» и «зазвездиться» – это синонимичные понятия?

– В нашей профессии заложена определенная тяга к известности, популярности. Это естественно. Хочется быть успешным в своем деле, ведь театр в принципе ориентирован на успех. Как бы ты серьезно ни занимался экспериментаторско-исследовательской работой в театре, в любом случае при встрече со зрителем ты хочешь быть понятым, а еще лучше, когда тебя воспринимают восторженно. Но в этом есть и опасность, потому что нельзя идти на поводу у зрителя, надо вести зрителя за собой. И мне кажется, что наш коллектив, наша труппа, довольно профессиональна и к успеху относится трезво. Если говорить о случаях заболевания «звездной болезнью», то у нас, к счастью, этого нет.

– Сегодня многие актеры Вашего театра «играют роль» режиссеров, когда актеры пробуют себя в режиссуре. Не мешает одно другому? Или подобная практика привносит свои особые нюансы в их творчество?

– Да, это довольно интересный опыт – актеру побывать в шкуре режиссера. «Актерской режиссурой» нельзя злоупотреблять, но когда актер уже имеет режиссерский опыт и у него есть действительно интересная идея спектакля, когда у актера есть желание высказаться не только от имени персонажа, которого он играет, мы идем на этот в чем-то риск, в чем-то эксперимент. И я думаю, что пока ни разу не прогадали. Все наши спектакли, поставленные актерами театра, занимают свою нишу в нашем большом репертуаре.

– Зритель знает в лицо любимых артистов, поскольку они всегда на виду. Но создавать спектакль помогают и те, кто трудится в «тылу». Это та часть коллектива, которую можно назвать работниками невидимого фронта. Они неизвестны нам, но ведь без них не обходится ни один спектакль.

– Замечательный вопрос. Мне всегда хочется говорить о людях, которые трудятся по ту сторону кулис. Действительно, от них многое зависит. Я не перестаю радоваться, какие у нас прекрасные цеха (на профессиональном сленге они называются цехами), где работают костюмеры, гримеры, реквизиторы, рабочие сцены, светооператоры, звукооператоры... Мне иногда ужасно жаль, что зритель не видит их труд и даже не представляет, какая во время спектакля за кулисами под руководством помощника режиссера идет непростая работа. Происходят четкие мгновенные переодевания актеров, реквизиторы подносят и уносят необходимый реквизит, рабочие сцены выкатывают декорации, поднимают штанкеты, свето- и звукооператоры находятся на аудиосвязи с помощником режиссера... Каждый спектакль – это труд не только актеров, но и огромного количества людей. Пользуясь случаем, хочу сказать слова благодарности всем нашим работникам закулисья.

– Карен Юрьевич, Вы начинали свой творческий путь на ереванской сцене Русского драматического театра им. Станиславского. Расскажите, пожалуйста, об этом периоде, как он повлиял на вашу дальнейшую жизнь.

– Да, мое театральное детство, театральная юность связаны именно с Театром Станиславского. Здесь я поставил свои первые спектакли «Изобретение вальса» Набокова и «Женщина вне игры» Т. Рэттигана. Огромное спасибо Александру Самсоновичу Григоряну за то, что дал возможность мне, 20-летнему студенту, ставить спектакли и взял в штат театра в качестве режиссера. Я очень многому научился в тот период жизни. Собственно, мои университеты – это Ереванский русский драматический театр Станиславского.

– Ваше возвращение в Ереван ознаменовалось спектаклем «Ромео и Джульетта», о котором сразу же заговорили. Потом были и другие постановки, причем значительная часть отведена русской классике. Это личное восприятие русской культуры или дань русскому театру в Ереване?

– Мы с вами начали интервью с любимых драматургов. Я как режиссер тяготею к Чехову, Шекспиру, Мольеру. При этом у нас в театре сейчас в моей постановке идут Островский, Пушкин… В постановке Норы Григорян – Гоголь, Пушкин, Булгаков. Недавно я просто влюбился в драматургию великого баснописца Ивана Крылова. У него потрясающие пьесы, и я хочу, чтобы Крылов появился в нашем репертуаре. Но в театре не может быть никакой догмы. Я вовсе не считаю, что следует ставить только русскую классику, или только зарубежную классику, или только современную драматургию. Режиссер должен ставить то, на что в данный момент времени отзывается его сердце, тот литературный или драматургический материал, в который он влюблен. И если говорить обо мне как о режиссере, мой выбор материала редко зависит от географической точки проживания его автора. Написано так много прекрасных пьес – мощнейшая русская драматургия, европейская. Очень хочется, чтобы на сцене нашего театра была и армянская драматургия, которая на русском языке дает новый своеобразный объем. Сейчас у нас идет «Храбрый Назар» Ованеса Туманяна, для детей – «Мышиный совет» по Атабеку Хнкояну. Мечтаю поставить на нашей сцене Габриела Сундукяна. Надеюсь, удастся. В репертуаре должно быть много хороших, разных спектаклей. Театр интересен, когда он разный, когда один спектакль не похож на другой, поэтому у нас в репертуаре современная японская пьеса соседствует с Чеховым, французская современная пьеса – с классиком Мольером... И так далее, и так далее.

– Какие театральные сюрпризы ожидают ереванского жителя и гостей столицы в нынешнем году?

– Недавно у нас состоялась премьера спектакля «Записки юного врача» по прозе Булгакова в постановке Норы Григорян. Следующие наши премьеры – комедия Рэя Куни «Папа в паутине» в постановке нашей актрисы Вероники Сароян и современная французская пьеса прекрасного драматурга Ясмины Реза «Бог резни», которую ставит приглашенный режиссер Арсен Хачатрян. Я скоро начинаю репетиции по пьесе Софокла «Царь Эдип». Это те премьеры, о которых я могу сейчас говорить. А нашего маленького зрителя будут ждать новые спектакли, и это будут, как Вы сказали, именно сюрпризы, о которых я сейчас говорить не буду – следите за нашей афишей.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты