№5 (338) май 2021 г.

Открыто вмешиваться в противостояние Пашинян – Кочарян Москва не будет

Просмотров: 2580

В постсоветской Армении на протяжении последних 30 лет сложилась традиция, в рамках которой в преддверии общегосударственных выборов первые лица государства посещали Россию с целью заручиться поддержкой Москвы. Аналогичным образом первый свой визит после очередного воспроизводства у власти или же прихода к власти нового президента глава государства вновь совершал в Москву. В этом свете реакцию армянских СМИ и некоторых кругов армянского общества на состоявшийся 7 апреля визит премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Москву представляется возможным рассматривать как закономерность. Если бы не одно но…

«Поздний» Левон Тер-Петросян, а тем более Роберт Кочарян и Серж Саргсян испытывали необходимость в экспортируемой извне легитимности на протяжении всей собственной легислатуры. Причина – обвинения в фальсификации итогов президентских выборов начиная с 1996 по 2013 год. Фальсификации на парламентских выборах – отдельная тема. И в силу целого ряда объективных и субъективных причин основным источником подобной внешней легитимности также традиционно являлась Россия. Наблюдатели из миссий СНГ традиционно признавали выборы в Армении состоявшимися, прозрачными и демократическими. В отличие, кстати, от некоторых своих коллег с Запада. Ситуация достаточно резко изменилась после армянской «бархатной революции» и парламентских выборов в декабре 2018 года, на которых блок Никола Пашиняна «Мой шаг» заручился поддержкой 80% избирателей. Итоги выборов признали все соперники и оппоненты Пашиняна, включая правящую до его прихода Республиканскую партию Армении. Таким образом, в Армении впервые на протяжении последних трех десятилетий появилась легитимная власть. Что соответственно фактически отмело для Пашиняна необходимость во внешней поддержке с целью легитимизации собственной власти.

Трехстороннее заявление о перемирии от 9 ноября нанесло резкий удар не только по территориальной целостности Республики Арцах и суверенитету Республики Армения, но и по личным позициям, имиджу и рейтингу лично Пашиняна и правящей политической силы. Как результат, если верить последним соцопросам, этот рейтинг упал с 80 до 33%. Митинги же оппозиции, перекрытие улиц, выражение недоверия к правящей силе и лично Пашиняну со стороны энной части политической элиты Армении, включая всех трех экс-президентов, привели премьера к решению о проведении в стране 20 июня внеочередных парламентских выборов. И на первый взгляд подобное падение имиджа могло бы побудить Пашиняна вступить на путь предшественников и обратиться за поддержкой в Москву. В данном конкретном случае – встав в очередь с Робертом Кочаряном, который, судя по всему, станет основным соперником Пашиняна на ожидаемых выборах.

Здесь уместно отметить, что околокремлевские СМИ работают против Пашиняна с самого его прихода к власти. В свете же недавнего появления премьерских амбиций у Кочаряна они выражают оскорбительное и пренебрежительное отношение к Пашиняну и благосклонность к Кочаряну уже открыто. Еще одно обстоятельство в том же контексте –заявление пресс-секретаря Путина о недавнем разговоре Путина с Кочаряном, с которым они, по словам все того же Дмитрия Пескова, «часто общаются как добрые приятели». В этой связи складывается достаточно устойчивое впечатление, что Пашинян предложил Кремлю свою цену и уже начал торг «за благосклонность». И отсутствие ответа Путина говорит о не самых лучших в этом плане для Пашиняна расстановке сил и положении. Уже сегодня можно констатировать, что Пашинян является частью лишь одного из российских сценариев по Армении. Частью второго сценария является уже Кочарян. И в данном конкретном случае весь вопрос для Армении упирается уже в то, во что нам обойдется поддержка Кремлем того или иного претендента на власть. Особенно в свете аппетитов Азербайджана на Мегринский коридор…

Еще одно немаловажное обстоятельство, которым, вне всяких сомнений, не стоит пренебрегать всем участникам предвыборной гонки в Армении, – это некоторая трансформация общественного мнения относительно России. И в первую очередь роли Москвы в формировании итогов 44-дневной Арцахской войны. В этом свете для энного числа армянских избирателей поддержка Путина – уже далеко не бонус и соответственно не основание голосовать за того или иного кандидата. Таким образом, на фоне достаточно ощутимого снижения российского влияния на электоральные симпатии и предпочтения населения Армении встреча с президентом России вряд ли способна принести армянскому премьеру внутриполитические дивиденды. И дело здесь уже не ограничивается одной только Россией – негатив в обществе и отторжение электората вызывают стремление власти и оппозиции заручиться легитимностью от любых внешних сил. В этом свете демонстрация особых отношений с Кремлем может завершиться для Пашиняна потерей энной части уже собственного электората. Чего не скажешь о Роберте Кочаряне, чей электорат в основном настроен на дальнейшее углубление отношений с Россией.

И вот здесь необходимо вернуться на землю, оставив СМИ парить в облаках собственного воображения. Действительно, соответствовать интересам Москвы, тем более быть проводником этих интересов в Армении, человек, оказавшийся у власти тем путем, каким это сделал Никол Пашинян, на первый взгляд не может. И действительно, между Путиным и Кочаряном существуют достаточно теплые отношения. Но реальность в любых внешнеполитических отношениях, в любых международных отношениях всегда упиралась и упирается не в личности, а в ресурсы переговаривающихся сторон. В данном конкретном случае – в достаточно ограниченные после пандемии и войны ресурсы Армении. В этом свете представляется, что армяно-российская повестка крайне мало зависит от того, кто сегодня находится у власти в Армении. Это факт. Соответственно отношения между Россией и Арменией формируются, в первую очередь отталкиваясь от данного факта, а не от того, кто находится у кормила власти в республике. Еще одно немаловажное обстоятельство – Москва всегда умела различать личные вопросы и вопросы политики и геополитики. И в этом свете скорее всего просто будет спокойно выжидать завершения внутриполитического противостояния в Армении. После чего начнет продвигать собственную повестку с определившимся по его итогам лидером. Таким образом, для Кремля по большому счету неважно, кто в Армении окажется у власти по итогам внеочередных парламентских выборов.

Здесь уместно очертить собственно российскую повестку. Сегодня российская повестка в армянском направлении – это восстановление торгово-экономических связей и транспортных коммуникаций, нормализация ситуации в Арцахе при помощи миротворцев, перспективы взаимодействия в интеграционных объединениях на евразийском пространстве – это ОДКБ, ЕАЭС и связанные с членством в данных структурах проблемы. Тем более в поствоенной ситуации, в которой безопасность в Арцахе уже обеспечивает Россия. Тем более в текущей ситуации, в которой у Еревана крайне ограниченные возможности напрямую контактировать с Азербайджаном и он это делает через Москву. Россия в свою очередь всеми силами стремится продвигать вперед реализацию пунктов важнейшего для нее заявления от 9 ноября. И тот же документ от 11 января говорит о ее стремлении вести и развивать события дальше.  И именно разблокирование коммуникаций представляется важнейшей частью этого процесса. Соответственно Москва совершенно не желает видеть какие-либо препятствия на этом пути. Таким образом, московская встреча лидеров Армении и России скорее всего преследовала цель обсудить вопросы, связанные с реализацией трехстороннего заявления от 9 ноября прошлого года.

В ходе почти 4-часовых переговоров премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента РФ Владимира Путина собеседники, конечно, обсудили и внутриполитическую ситуацию в Армении. Понятно, что избежать этого было практически невозможно. Однако с учетом заинтересованности Москвы в том, чтобы избежать каких-либо обвинений Запада во вмешательстве во внутренние дела Армении, ожидать выражения российским президентом симпатий к кому-либо из армянских политиков не приходится – при всем недоверии, с которым он лично относится к Пашиняну, тем более к его команде, неоднократно выступавшей с антироссийскими заявлениями. Москва заинтересована в формировании в Армении стабильной и предсказуемой власти, что позволит ей выстраивать долгосрочные отношения. Но открыто вмешиваться во внутриполитические процессы в Армении, вмешиваться в противостояние Пашинян – Кочарян Москва однозначно не станет.

Давид Степанян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты