№3 (359) март 2023 г.

Анаит Саргсян: Хорошо, когда тебя окружают красивые люди с добрыми намерениями

Просмотров: 4280

Интервью с Анаит Саргсян, руководителем известного армянского ансамбля песни и танца «Айордик»

– Здравствуйте, Анаит Магистросовна! В этом году ансамблю «Айордик» исполняется 25 лет. Это значимый юбилей. Расскажите об ансамбле, основателем которого Вы являетесь, его успехах и проблемах. Что сподвигло Вас, преподавателя английского языка, оставить свое дело и основать ансамбль песни и танца?

– Здравствуйте. Спасибо Вам за приглашение! Я готовилась к этому интервью, потому что знала, кто будет сидеть передо мной, какие вопросы приблизительно Вы будете задавать. У меня было немало эфиров, разных интервью. Но чтобы я так волновалась – впервые. И это впервые, когда у меня интервью берут на русском языке. Получается, мой дебют. Один мой хороший друг, который живет в Москве, говорит, что в Москве есть очень известные и популярные люди, о которых мы знаем все. Кроме Анаит, так как про нее известно только то, что она делает в «Айордик». А в личной жизни у нее все закрыто. Наверное, это меня радует. Я человек работы, люблю работать, живу с «Айордик», это моя жизнь.

Почему так получилось? В шесть лет почти каждая ереванская девочка, наверное, была во Дворце пионеров им. Гукаса Гукасяна. Меня туда отвела мама, на танцы. Там был всем известный человек – Овсеп Шамамян. Я думаю, все танцоры сейчас его вспомнили, Царствия ему Небесного. Когда мне исполнилось 14 лет, умерла моя мама, и папа решил, что надо заканчивать с танцами и серьезно заниматься образованием. После окончания школы я поступила в Ереванский государственный университет на романо-германский факультет, специальность – английский язык. Но в душе я все танцевала и танцевала, никак не могла отойти от сцены. Мой отец Магистрос сказал: что за танцы – моя дочь не должна быть танцовщицей! Тогда многие так думали. В советское время нужно было иметь нормальное образование. Таким образом, только когда я поступила в университет, смогла уговорить отца и пошла на танцы в ансамбль, очень известный фольклорный ансамбль «Маратук».

– Да, «Маратук» – очень известный ансамбль.

– Там все парни, мужчины были с такими большими усами. Очень хорошо запоминались. Этноансамбль. Когда я туда поступила, у меня восприятие было абсолютно другое. Ведь в детстве я танцевала народные, сценические армянские танцы, а после – бальные. А когда вошла в эту атмосферу фольклора, оттуда уже не хотелось выходить. До сих пор, когда я слышу какие-то нотки фольклора, сразу подпеваю. Это армянская кровь играет. Когда переехала в Москву, поняла, что не могу жить без сцены. До переезда в Москву я уже была в ансамбле с таким же названием в Армении. Его возглавлял Крпеян Татул. Посмертно он стал Национальным Героем Армении. История пошла так, что я продолжаю его дело.

– То есть он создал ансамбль в Ереване, а Вы были его партнером?

– Татул учился в Ереванском университете на историческом факультете. Там создал свой ансамбль, любительский, для студентов. Он пригласил, говорит: у меня с танцами не так уж хорошо получается, научи моих ребят. Я согласилась. Мы много гастролировали. Но потом, когда началась первая Карабахская война, очень многие пошли воевать из этого ансамбля. А сам ансамбль назывался «Айордик». С фронта никто не вернулся.

– То есть все ребята погибли.

– Да, ребята погибли во время первой Арцахской войны. После этого я сама решила, что надо стать солдатом, солдатом культуры. Если мои ребята, мои друзья были в первых рядах войны, они погибли, они отдали свою жизнь для того, чтобы мы жили в мире, тогда что нам стоит сохранить нашу культуру? Особенно это стало важным, когда я очутилась по воле судьбы далеко от исторической родины.

– После того как погибли ребята из ансамбля, Вы продолжали дело Татула, а потом в конце 90-х переехали в Москву. Как получилось так, что Вы смогли перевезти сюда ансамбль? Это ведь не так легко сделать.

– Нет, я ребят не перевезла. Просто так получилось, что я сама, по воле судьбы, оказалась здесь и создала свой коллектив в армянской школе. Это была школа в Медведково, №1888. Когда создавала этот ансамбль, не предполагала, что будем впоследствии так популярны.

– Но ведь сегодня у Вас профессиональный ансамбль.

– Первые два года, когда я была в школе, там ученики просто оставались после уроков, а сейчас ребята конкретно понимают, чего хотят, и танцуют именно в «Айордик».

– То есть сейчас это люди, которые уже имеют предварительную школу танцев, являются профессиональными танцорами. А раньше это были просто школьники, которые любили танцевать.

– По-факту – просто были ученики школы. А сейчас к нам приезжают со всех концов Москвы, Подмосковья. Они приходят в «Айордик», уже имея какой-то опыт и любовь к танцам.

– Скажите, пожалуйста, сейчас у Вас есть танцевальная и вокальная группа?

– Сейчас у меня четыре направления: это ансамбль армянской песни и танца «Айордик», там несколько подразделений по возрастным группам начиная с трех лет. Для старших я недавно открыла категорию 40+. Кстати, ансамбль 40+ – они шикарно танцуют, там своя, особая атмосфера. У нас в рекламе «Айордик» написано: прием от 3 до 114 лет. Вдруг кто-то 100-летний захочет прийти? А почему именно 114? Наверное, потому, что я закончила школу №114 в Ереване.

– А костяк группы, основной состав – люди какого возраста и на каком уровне выступают, где выступают?

– Я уже говорила, что у нас четыре направления. Ансамбль песни и танца, затем у нас культурный центр, где преподают еще игру на музыкальных инструментах, преподают армянский язык, арменистику, историю Армении, вокал и танцы. Все это я организовывала после 2020 года, после 44-дневной войны.

– Я правильно понимаю, что фактически у Вас там идет обучение, то есть, кроме ансамбля, есть еще и школа?

– Да, школа с разными направлениями культуры, языков и истории.

– Где Вы находите такое количество преподавателей?

– Издание «Ноев Ковчег» в прошлом году отметило свое 25-летие. Значит, вы популярное, всеми уважаемое издание, все вас знают. Если приезжает или переезжает журналист, то сразу звонят вам, не так ли? Так и нас находят.

– То есть, если приезжает человек, имеющий отношение к танцам, к пению, сразу обращается к Вам?

– У нас 11 филиалов в Москве и Подмосковье. То есть у меня есть работа. Главное, чтобы человек был достойный и мастером своего дела.

– Вернемся к основной концертной группе, которая выступает. Расскажите о ней, пожалуйста!

– Концертная группа – это люди от 16 до 22 лет, старший состав. И основной состав у меня средний – с 10 до 15 лет. Им полностью можно доверять, отправлять на различные конкурсы и концерты. Кстати, уже второй год официально Москва нам выдает статус ведущего творческого коллектива города.

– Поздравляю! Москва – это огромный мегаполис, и быть отмеченным таким званием – это очень почетно. Где вы выступаете? Как, на каких площадках, в каких городах? Какие выступления у вас запланированы в ближайшее время?

– Вернемся все-таки к направлениям. «Айордик» – это еще и культурный центр, мы сами организовываем мероприятия, концерты, бизнес-конференции и прочее.

– То есть участвуете в бизнес-конференциях?

– Мы организовываем. Например, к нам обратились из сети салонов красоты. Они хотели что-то там интересное, чтобы все было красиво. Я сама люблю окружать себя красивыми людьми, красивыми вещами. Думаю, что это хорошо. Когда тебя окружают красивые люди с добрыми намерениями, то жизнь удается. Вот сеть салонов красоты и обратилась к нам за организацией бизнес-конференции. Мы организовываем разные мероприятия, свадьбы, концерты. Мы организовываем свой международный фестиваль. В этом году уже будет девятый международный конкурс-фестиваль армянских народных танцев «Айордик». Изюминка в том, что на него приглашаются не только армяне, там люди из всех диаспор, и не только. Мы отправляем условия фестиваля, приглашения, чтобы они участвовали в конкурсе армянских танцев. Например, к нам приехали русские ребята из города Воскресенска. Они танцевали берд – армянский национальный танец. Великолепно танцевали! Зал аплодировал стоя. У них как будто всемирная русская известная балетная школа была! Они заняли второе место. Разница с первым местом была всего в один балл. А первое место тогда занял московский ансамбль «Золотой гранат». В прошлом году греки участвовали с амшенским танцем. В этом году наш фестиваль будет в апреле. Жюри очень строгое. Я очень тщательно подбираю членов жюри. Они все должны быть профессионалами. Я как художественный руководитель знаю: очень важно, кто будет оценивать. Важно доверять жюри, профессионализму его членов.

– В каких городах проходят выступления Вашего ансамбля?

– В основном в России – Москва, Тверь, Иваново, Оренбург, Пермь… Мы много где выступаем.

– А в Армении Вы выступали?

– В Армении мы выступали два раза, когда там был фестиваль «Одна нация, одна культура». Это было в 2004 году. Всех очень впечатлил ансамбль «Айордик», потому что у меня в ансамбле много парней. На данный момент это редкость – парни-танцоры. Не все идут в хореографию. И я горжусь этим. В 2004 и 2008 году мы были в Армении и участвовали в фестивалях. В последнее время не получается.

– Вы рассказали очень большую, необычную историю. У Вас школа, у Вас ансамбль, культурный центр. Много всего. Это ведь не один десяток человек. Для этого всего нужно финансирование. У Вас есть спонсоры? Не думаю, что концертная деятельность может все это окупить.

– Да, вопрос хороший. До 2008 года у нас четыре года был спонсор. Очень благородный человек. Он спонсировал ансамбль, помог сшить костюмы в Ереване. Все наши костюмы сшиты профессионалами, в том числе и парадные армянские национальные костюмы, армянские таразы. После 2008 года у нас нет финансирования, нет спонсора. У нас идет самофинансирование. Этот вопрос многие задают. Я сама не знаю, как это получается. У меня нет своего завода, бизнеса или производства. У меня только «Айордик».

– Похожая история. Я знаю, что это такое.

– В 2000 году мы переехали в Культурный центр посольства Армении. Мы там были пять лет, потом нас пригласил к себе Союз армян России. Под их эгидой мы были 12 лет, там проходили наши занятия. Потом уже мы стали отдельно жить и репетировать. У нас не было финансовой поддержки. Иногда помогали сшить костюмы. Выступление ансамбля на сцене – это имя, гордость всех наших московских армян в данном случае. Неважно, какой именно это ансамбль. Важно, что это в Москве, что они выступают, важно, какой у них костюм, как именно и насколько качественно они выступают и не ударить лицом в грязь. У нас самофинансирование, и, может быть, это правильно.

– Понятно. Но ведь нужно еще учителям, которые преподают у Вас в школе языки, танцы, музыку и так далее, платить зарплату.

– Когда у нас корпоративы – свадьбы, дни рождения, – мы выступаем, за это платят. Это наш доход. Сейчас уже в «Айордик» достаточно много народу, и у нас это получается. Хорошо бы получить хотя бы одноразовую финансовую поддержку. У нас ведь отдельная территория, и нам нужен ремонт помещения, техника нужна.

– У Вас был фонд «Айордик», но про него сейчас что-то не слышно. Расскажите про него, пожалуйста! Что за фонд?

– У нас несколько лет был некоммерческий фонд, надеялись на финансовые поступления, но ничего так и не поступило. А просто так держать фонд – зачем, для кого?

– То есть Вы его закрыли?

– Да.

– Я понимаю, что независимость — это очень дорогое удовольствие. Но именно благодаря этой независимости, мне кажется, и сохраняется то, что у Вас есть. То есть сохраняется ансамбль «Айордик», развивается, сохраняются школы, преемственность. Бывают спонсоры, которые говорят, что вот это можно, а это нельзя, что, условно говоря, цвет тараза должен быть синий, а не красный, и так далее – это не только раздражает, но и мешает работе. За независимость приходится работать больше.

– Да, согласна.

– Какие у Вас планы на ближайшее время?

– В ближайшее время мы выступаем, участвуем в городских фестивалях по приглашению. Нам поступает очень много приглашений на всякие конкурсы, фестивали. Мы принимаем в них участие. У нас 11 филиалов. Если один раз выступаешь на сцене – это все равносильно 10 генеральным репетициям. То есть эти ребята уже становятся готовыми к выступлениям в «Айордик». Например, 29 апреля, 30 апреля, 1 мая – в эти три дня у нас конкурс, фестиваль. Он будет проходить в Фольклорном центре Рюминой, метро «Багратионовская».

– Там есть какие-то призы? Например, какой-то денежный приз, стимул?

– Денежного стимула нет. Намного важнее стимул, который называется «престиж». Завоевать первое место в конкурсе-фестивале «Айордик» – это престижно. У нас призеры, то есть первые три места и приз зрительской симпатии.

– Вы ставите сразу высокую планку. А если вдруг не получится, что тогда?

– Есть и дипломанты, которые отмечены за участие. Уже девятый подобный конкурс-фестиваль. Жюри очень строгое. Я тоже очень требовательна.

– Вы также в составе жюри?

– Да, я в составе жюри. И из-за этого мой ансамбль не участвует в конкурсе. В апреле у нас пройдет фестиваль, который мы сами организовали. А 1 мая – мастер-классы фольклорных танцев. 5 ноября в Фольклорном центре Рюминой будет отмечаться наше 25-летие. Господин Анисонян, Вы приглашены!

– Спасибо большое. Обязательно постараюсь быть на празднике. Очень приятно увидеть еще раз Ваш ансамбль воочию. Скажите, пожалуйста, Вы часто бываете в Армении? Вы сами интересуетесь политикой и как к ней относитесь? Как политика действует на ваше творчество или не действует?

– Сказать, что не действует – это не так. Конечно же действует. Скажу, в каком плане. Когда у нас в Армении не все хорошо, то внутри все кипит.

– У Вас есть связи, например, с Министерством культуры Армении? С нынешним составом, который пришел после «бархатной революции»? Вы договариваетесь о чем-то? Для того чтобы была возможность под эгидой Министерства культуры Армении поехать в Армению – может быть, не только в Ереван, но и в какие-то отдаленные районы, дать концерты. Пусть знают, что в Москве есть такой ансамбль.

– Вы знаете, я не люблю такие вот показательные выступления, чтобы обязательно по всему миру кричать: «Мы приехали под эгидой Министерства культуры Армении!» В итоге финансировать поездки будем сами. Если у нас вдруг будет возможность выступить в Степанакерте, я буду рада.

– В этом году исполняется 25 лет Вашему ансамблю, то есть четверть века Вы посвятили этому делу. Наверное, это самое главное дело Вашей жизни – ансамбль «Айордик». Группа вместе со школой, культурным центром – это сегодня Ваша основная жизнь. Кроме этого, есть ли у Вас какие-то другие интересы? Какое-то хобби, кроме Вашей профессиональной работы? Чем Вы занимаетесь в повседневной жизни? Расскажите об этом, пожалуйста!

– Я же изначально сказала, что о личной жизни мало говорю. Вообще я очень люблю море – это моя слабость, куда я попадаю очень редко, к сожалению. А вот насчет хобби... Я люблю собирать куклы. Куклы в национальных костюмах. У меня есть целая коллекция. Там кукла, например, армянская – в армянском костюме – я привезла ее из Армении. Если это китаянка, то ее мне привезли из Китая.

– То есть куклы в национальных костюмах разных народов, не только армянские.

– Да, разных народов.

– И сколько в Вашей коллекции кукол?

– Примерно 45.

– Будем иметь в виду. Как только появится какая-то интересная кукла, обязательно Вам подарим.

– Да, спасибо.

– Это интересно, конечно. Видите, чуть-чуть узнали о Ваших пристрастиях. А есть человек, на кого Вы равнялись в Вашей жизни? Кто был примером для Вас?

– Нет, у меня такого культового человека не было и нет. Но я очень люблю цитаты Уинстона Черчилля.

– Видите, а говорите, что политикой не интересуетесь. Это же известный политик. У него очень много интересных афоризмов. Какой афоризм для Вас самый главный?

– Да, очень много. А главный, наверное: во время войны Черчиллю принесли на рассмотрение бюджет страны. Полистав документ, он спросил: «А где же затраты на культуру?» – «Так война же идет! Какая культура?» – «Если нет культуры, так зачем мы тогда воюем?» – удивился Черчилль.

Это верно. И насчет успеха еще. Сейчас считают, не буду скромничать, что я успешная. Я это не исключаю. Так оно и есть. И опять-таки Черчилль в свое время сказал: «Успех – это когда тебя даже не знают, но уже ненавидят».

– Да? Потому что ты успешный?

– Да.

– Кого Вы считаете самым известным и самым почитаемым армянином? Всех времен? Не имеет значения, где он жил, в какой стране – в Армении, в России, в Европе, США или где-то еще. Кого Вы считаете примером для подражания или, может быть, Вашим кумиром-армянином? Есть такой?

– Я люблю сильных женщин, но что-то не припоминаю в нашей истории такой. В язычестве была Анаит, в армянской мифологии – богиня-мать, богиня плодородия и любви. Она олицетворяла материнство. Богиня любви также Астхик.

– И Анаит, и Астхик – богини любви.

– Да. И я всем желаю много любви. Кстати, хорошо, что Вы затронули этот вопрос насчет любви. 5 октября – это же День учителя – своим воспитанникам я дала задание написать, что они желают своим учителям и всему миру. Одним словом. Это ученикам средней группы, с 8 до 11 лет. И они написали только одно слово. Это не здоровье, это не мир во всем мире, это – любовь. Они все написали «любовь». И я задумалась, может, мы, взрослые не даем им достаточно любви? И нам есть о чем задуматься? И что надо больше любить, больше улыбаться, быть добрыми.

– Я хочу поблагодарить Вас за интересное интервью и еще раз поздравить с 25-летием. И очень надеюсь, что это первое Ваше интервью на русском языке, но не последнее. Спасибо большое.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты