№3 (359) март 2023 г.

Минас Аветисян и Гаяне

Просмотров: 4710

Супругу Минаса Аветисяна – художницу Гаяне Мамаджанян – можно узнать во многих его работах, таких как «У зеркала» или «Девушка с платком». Но, пожалуй, лучший ее портрет – на картине «Раздумье. Моя семья» (1973 г.). Минас создал эту работу после смерти отца. Его место за столом опустело. Мать сидит, предавшись воспоминаниям, сам художник смотрит на свою супругу Гаяне. Спустя несколько месяцев не станет матери, а через два года автомобиль собьет и самого художника. Гаяне останется с двумя сыновьями девяти и пяти лет.

О Минасе Аветисяне

Уильям Сароян (1908–1981), американский писатель и драматург армянского происхождения:

«В мире мало подобных ему художников, поверьте мне, можно сказать, что совсем нет. Какой он мощный, какой армянский, старый и совершенно новый. Удивительно...»

Жан Гарзу (Гарник Зулумян; 1907–2000), французский художник армянского происхождения:

«Минас весьма своеобразный и талантливый художник. В его цветах есть нечто мощное, невероятная сила, очень современная и очень армянская. В картинах Минаса я с неимоверной силой чувствую Армению».

Ким Бакши (1931–2019), российский писатель и драматург:

«Минас был предан своим краскам, своим холстам, он жил ими. Он писал свои картины днями и ночами. К нему приходили друзья, приносили сухое вино, варили крепчайший кофе, он слушал их споры и работал...

Он полюбил с первого взгляда студентку-художницу, крепко, навсегда. Женился, был счастлив».

Роберт Элибекян (род. в 1941 г.), народный художник Армении:

«Я предложил остаться еще на пару дней в Питере, но Минас отказался: «Ну что ты, дети маленькие, столько времени Гаяне с ними одна!» У меня тоже дети были маленькие, но я почему-то думал, что Мари и без меня вполне справится. Вот такой был Минас».

Гаяне Мамаджанян овдовела в тридцать один год (разница в возрасте между супругами составляла 15 лет). В одном из интервью на вопрос «Как Вам удавалось не просто выстоять, но и поднять на ноги двух сыновей?», Гаяне ответит: «Я вновь серьезно занялась живописью, стала делать гобелены. Это заполнило мою жизнь. Потом, мне надо было и психологически поддерживать своих сыновей. Признаюсь, у меня была возможность выйти замуж, и неоднократно, но я не могла найти никого, равноценного Минасу. Он оставил во мне слишком сильный след, чтобы я могла променять его на другого».

Минас Аветисян – живописец, график, театральный художник – родился 20 июля 1928 года в деревне Джаджур на севере Армении, недалеко от Ленинакана (Гюмри).

Отец Минаса – Карапет, кузнец из Муша, мать – Софо, дочь священника из Карса. Родителям, подданным Османской империи, чудом удалось спастись во время геноцида армян 1915 года. Многие работы художника посвящены трагической истории армянского народа. К наиболее известным холстам этого цикла относится картина «Дорога. Воспоминания Моих Родителей».

Из статьи Р.Л. Берг* «Минас Аветисян – Есенин армянского села» (1989):

«Минас Аветисян – армянский художник. Дар его принадлежит Армении, селу, где он родился, его родителям – крестьянам. Выходец из народа, он, как и русский его прототип Есенин, вполне мог стать козырным тузом в пропагандистской игре советского режима. Стать этим тузом и ему, и Есенину помешало многое – врожденное свободомыслие, неподвластная диктату бесчеловечного режима творческая индивидуальность, чурающаяся нивелировки, своя шкала моральных ценностей, не сопряженная со шкалой власть предержащих. И Есенин, и Минас оказались в числе обреченных. Небытие стало их посмертным уделом. Смена царствий вызволила из небытия Есенина, смена царствий напомнила о Минасе Аветисяне...»

Минас учился в Ереване в училище им. Ф. Терлемезяна (1947–1952) и в Художественно-театральном институте (1952–1954). В 1960-м он окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Академии художеств СССР, где одним из его главных учителей был академик архитектуры Б.В. Иогансон, и переехал в Ереван. В 1967 году Минас Карапетович удостоился чести быть принятым в члены Коммунистической партии Советского Союза (КПСС).

Р.Л. Берг:

«Мне выпало великое счастье знать Минаса Аветисяна и дружить с ним. Мы познакомились в 1964 году...

В 1969 году он удостоился разрешения показать свои картины в Париже... Помещение выставки не могло вместить толпу посетителей. Минаса просили продать выставочные картины. Всем потенциальным покупателям он говорил, что не знает своих прав и должен осведомиться о них у администратора выставки, приехавшего с ним из Еревана. Дальше драма разыгрывается в строгом соответствии со сценарием «Процесса» Кафки. Рано утром следующего дня Минас был разбужен этим самым администратором «в штатском». Блюститель советских порядков ворвался в его номер с бранью. Ему стало известно, что Минас спекулирует своими картинами. Минас пытался сказать, что он всем говорил о необходимости получить консультацию у уполномоченного Союза художников. «Считай, что ты получил консультацию, – орал агент, – выставка закрыта. Не позже чем через 24 часа и ты, и объект твоей спекуляции будут выдворены из Парижа»...

...Ящики с картинами еще не были распакованы, когда в мастерской вспыхнул пожар. Все сгорело дотла. Поджигателей не нашли, да и не искали...

Судьба парижской выставки, пожар в студии, смерть под колесами грузовика кажутся мне звеньями одной цепи событий... Страшно думать, что... исполнители дьявольских замыслов – армяне, что за рулем того грузовика сидел армянин.

В 1956 году Иосиф Абгарович Орбели издал книгу – «Басни средневековой Армении». Кипарис в одной из басен говорит: «Горе нам, братья, ибо рукоятки того, чем нас рубят, – от нас же».

Судьба, казалось, была против художника даже после его смерти, когда землетрясение в декабре 1988 года в Армении уничтожило часть его фресок в Ленинакане (Гюмри) и сровняло с землей Музей Минаса Аветисяна в его родной деревне Джаджур.

Имя Минаса Аветисяна произносится в Армении с особенной признательностью. Он посвятил всю свою трагически короткую жизнь искусству. Между 1960 и 1975 гг. Минас создал более 500 холстов – и больших, и маленьких, почти столько же рисунков, 20 больших фресок и проектов для дюжины театральных представлений. Работы заслуженного художника Армянской ССР (1968), лауреата Государственной премии за декорации к балету «Гаянэ» Арама Хачатуряна в Ереванском театре оперы и балета (1975, посмертно) находятся в Доме-музее Минаса Аветисяна, Музее современного искусства и Национальной государственной галерее в Ереване, в Государственной Третьяковской галерее и Музее стран народов Востока в Москве, в многочисленных частных коллекциях Армении, России и многих зарубежных стран.

Когда стало известно о предстоящей в 2014 году совместной выставке картин «Минас и Нарек Аветисяны: модерн и авангард» в знаменитом немецком Музее современного искусства Морицбурга в Германии, у Гаяне сердце сжалось от нахлынувших воспоминаний и от гордости за сына и супруга. Она вспомнила, как впервые в Ереване познакомилась с Минасом Аветисяном, только окончившим Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры.

Из интервью Кари Амирханян с Гаяне Мамаджанян «Портрет жены художника» («Ноев Ковчег», № 4, март 2014 г.):

«Я готовилась поступать в Художественное училище им. Ф. Терлемезяна и, чтобы поднатореть в рисунке, ходила делать наброски в Национальную картинную галерею. Была весна, конец мая, я, устроившись у одной из картин, делала наброски. Вдруг, смотрю, входит молодой интересный мужчина с длинными волосами. Замедлив шаг, он подошел ко мне, затем, внимательно оглядев меня, прошел дальше. Через какое-то время вернулся и завел разговор обо всем сразу: о рисунке, о живописи, о жизни... Надо отдать ему должное, говорил он увлеченно и интересно – у нас невольно завязался разговор. Он признался, что примчался в галерею чуть ли не с трапа самолета: насладиться картинами и, возможно, встретить кого-нибудь из друзей. Интересно было и то, что он еще не представился, хотя мы с ним проговорили чуть ли не полчаса. Потом он вдруг попросил меня встать. Я невольно подчинилась ему, он же взглянул на меня очень серьезно и проникновенно. Не было во взгляде его ни наглости, ни наигранности. А потом вдруг Минас признался, что очень долго искал меня, что мы самая что ни на есть идеальная пара и очень подходим друг другу. И тут же предложил мне выйти за него замуж. Только после этого признания я услышала его имя – Минас Аветисян.

Честно говоря, в то время я не очень-то собиралась замуж, но, тем не менее, в тот же день я рассказала родителям о своем столь необычном знакомстве. Новость эту мои родители приняли без энтузиазма. Однако, когда я решилась пригласить Минаса к нам домой, он сразу же очаровал и маму, и папу. Минас был человеком принципиальным, патриархальных взглядов, очень образованным и умел интересно и красочно излагать свои мысли. В ходе разговора мой отец, будучи тоже художником, вспомнил, что уже однажды встречался с Минасом и уже тогда запомнил его как одаренного и интересного человека. Так что согласие со стороны родителей я получила легко и сразу».

Поженились они лишь год спустя, в 1961-м, прямо на Новый год, 31 декабря.

Спустя ровно десять лет, в ночь на 1 января 1972 года, в родном Джаджуре Минас, не в силах справиться с нахлынувшим на него тяжелым предчувствием беды, не мог найти себе места, метался из стороны в сторону. А утром зазвонил телефон, и он узнал, что ночью в его мастерской в Ереване произошел пожар. Сгорело более ста полотен, собранных для запланированной выставки в Новосибирске. После Минас рассказывал жене, что, увидев сгоревшие полотна, чуть не сошел с ума. Он предчувствовал и свою скорую смерть... Однажды признался ей, что жить ему осталось недолго.

Спустя три года, 16 февраля 1975-го, Минаса Аветисяна сбила машина, заехавшая на тротуар. Через несколько дней его не стало...

Гаяне много слышала о композиторе и художнике Сергее Иосифовиче Параджанове, но никогда еще не видела его. Тогда в мастерскую Минаса часто приходили люди: его творчество интересовало многих, в доме у них с утра до вечера были гости. Не успевали одни уехать, как другие уже стучались в дверь. Для Гаяне это было привычным явлением. И вот как-то в мастерскую пришел мужчина невысокого роста, коренастый и, не проронив ни слова, стал изучать работы мужа. Когда Минас представил жену гостю, тот вдруг весь встрепенулся и начал открыто и пристально разглядывать ее. Гаяне не оставалось ничего другого, как схватить на руки сынишку и выбежать из мастерской. А вечером Минас вдруг ей сообщает, что Параджанов пригласил их к себе в гости. Она решила было не пойти, но не подводить же мужа, который уже дал согласие. В гостях Параджанов предложил Гаяне сняться в роли Анны в «Цвете граната» (изначально – «Саят-Нова»). Поначалу она очень обрадовалась, но, увидев реакцию мужа, притихла – Минас был категорически против. Но на этом дело не кончилось. Параджанов стал постоянно напоминать о себе, он посылал чуть ли не делегации к ним домой, лишь бы Минас уступил. Параджанов даже был согласен, чтобы Минас снялся в роли самого Саят-Новы. Но он был непреклонен. У них даже произошла серьезная стычка на этой почве. Благо все образумились и отношения очень быстро наладились.

*Берг Раиса Львовна (1913–2006, Париж), выдающийся ученый-генетик, правозащитник, художник, дочь академика Л.С. Берга, ученица академика Н.И. Вавилова. В 1968 г. КГБ (Комитет государственной безопасности) Советского Союза изгнал ее из Академгородка (в Сибири), в 1974-м она эмигрировала в США.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. У Минаса Лицо Христоса. Великий Мартирос Сарьян писал: "Будете в наших краях-побывайте в галерее, в мастерских художников. Зайдите, например, к Минасу Аветисяну. Его полотна - это яркий и впечатляющий гимн солнцу, они расскажут вам, каким прекрасным предстает южный край глазам внимательного путника". Сарьян очень тепло относился к Аветисяну, и именно его поддержка помогла художнику пережить страшный удар — пожар в ереванской мастерской. В ту роковую ночь огонь уничтожил практически все работы творца. Узнав об этой трагедии, Сарьян прислал Аветисяну посылку с лучшими голландскими красками и кистями, а также с запиской, в которой призывал не сдаваться. Ведь искусство, как говорил Мартирос Сергеевич, любит борьбу. Спасибо редакции и авторам за душевную статью.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты