№8 (331) октябрь 2020 г.

В чьих интересах в очередной раз подал голос Михаил Горбачев?

Просмотров: 1289

О каком российском «посредничестве» лепечет Горбачев в ситуации, нерв которой ясно чувствуется в полемике, развернувшейся с трибуны ООН? Ведь если ключевое слово в российско-американских отношениях сегодня – сдерживание, то в российско-китайских – партнерство. Не может и не должно быть знака равенства между потенциальным противником, которого сдерживают, и партнером, который сам является участником этого сдерживания. И с которым вместе стоим локоть к локтю.

Престарелый «перестройщик» Михаил Горбачев, который в свое время, в мае 1989 года, успел оскандалиться и в Пекине, по сути сыграв на обострение внутриполитического кризиса в КНР, завершившегося через две недели после его отъезда подавлением мятежа на площади Тяньаньмэнь, несмотря на трагические последствия своего правления для СССР, вновь пытается напомнить о себе. Вернувшись к идее «нового политического мышления», банкротство которой наглядно показали обвал Советского Союза и последующий подъем Китая после тех событий, он призвал Россию стать «посредником» в конфликте между США и КНР, чтобы не допустить сползания двух стран к биполярной конфронтации.

Во-первых, любые инициативы, которые исходят от Горбачева, для Китая неприемлемы из принципа, от слова «совсем». Как и для современной России. Они оскорбительны. Поучать нынешнее руководство обеих стран берется лузер, бездарно угробивший и потерявший нашу с вами Советскую Родину. С российской точки зрения, чему он может научить? Кроме лузерских манипуляций, цену которым очень скоро, вслед за распадом СССР, узнали и западные лидеры, связавшие с Горбачевым кучу глобалистских проектов, которые он из-за профнепригодности своим «благодетелям» за их деньги преспокойно провалил.

Во-вторых, горбачевский аргумент насчет «остановки холодной войны» (ценой капитуляции перед врагом) очень наглядно коррелирует с тем, что все эти откровения он выдал в интервью не кому-нибудь, а далеко не последнему японскому СМИ Asahi, и не когда-нибудь, а в дни смены японского премьера. Не секрет, что досрочная отставка Синдзо Абэ, который должен был передать свой пост только в 2021 году, – знак признания официальным Токио провала «курильской темы», в которой японской стороне срочно потребовалась «свежая кровь». Причем опять-таки не случайно, что к власти Есихидэ Суга пришел сразу вслед за 75-й годовщиной поражения во Второй мировой войне. Так сказать, «подвели черту», свалив ауру того фиаско на прежнего премьера и избавив от нее нового. В эти теперь уже внутренние японские разборки и влез Горбачев, позволив Токио прикрыть собственные провалы «великими идеями», которые из его чрева исходят. Всем понятно, что Горбачев – пигмей и банкрот, но на Западе у него все-таки имеется мифологизированное распадом СССР «имя», которое он японцам продал – назовем вещи своими именами – ради того, чтобы продолжить американскую политику и просунуть «черного кота» между Москвой и Пекином.

В-третьих, и это главное, Горбачев даже в нынешнем преклонном возрасте не настолько деградировал и опустился в личностном плане, чтобы не понимать масштабов вреда от своей инициативы. В условиях, когда Москва и Пекин, повторим, вопреки горбачевским усилиям мая 1989 года, восстановили отношения и, не провозглашая формального союза, фактически объединяют усилия в противостоянии США и, в целом, заточенным на Вашингтон попыткам восстановления западной глобальной гегемонии, этот ликвидатор СССР продолжает разрушительную деятельность. И играет на разрыв этого наметившегося соединения сил, только и способного удержать Вашингтон в узде относительного приличия от новых авантюр.

Чтобы показать, насколько Горбачев далек от жизни, от национальных интересов России и Китая и, наконец, от глобальных раскладов, обратимся к только что состоявшимся в видеоформате в ходе общеполитической дискуссии на сессии Генеральной Ассамблеи выступлениям в ООН лидеров стран – Владимира Путина и Си Цзиньпина. А также к удивившей своей неконструктивной краткостью семиминутной речи Трампа, которой хватило ровным счетом для того, чтобы воспроизвести обвинения в адрес Пекина по коронавирусной теме. Которая, заметим, как «оговорка по Фрейду», выдает все американские комплексы, связанные с ниспровержением американского могущества. Невооруженным глазом видно, что российский и китайский лидеры, каждый со своими нюансами и акцентами, говорили об одном, а американский президент «в противоход» им – совсем о другом. Поскольку эти выступления – момент истины, высказанный пусть и с виртуальной, но трибуны ООН, где лидеры оказываются раз в пять лет, постольку горбачевские разговоры о «посредничестве» попросту смешны там, где все более рельефно выступают перспективы изоляции США в глобальном треугольнике как подлинно ревизионистской державы – вопреки «ревизионизму», который приписывается документами официального Вашингтона Москве и Пекину.

Суммируем: о каком российском «посредничестве» лепечет Горбачев в ситуации, нерв которой ясно чувствуется в самой тематике полемики, развернувшейся с трибуны ООН? Ведь как вытекает из вышеизложенного, ключевое слово в российско-американских отношениях сегодня – сдерживание, в российско-китайских – партнерство. Не может и не должно быть знака равенства между потенциальным противником, которого сдерживают, и партнером, который сам является участником этого сдерживания. И с которым вместе стоим локоть к локтю. Единственный, причем виртуальный способ занять «посредническую» позицию для Москвы – свернуть партнерство и отказаться от сдерживания. Почему виртуальный? Потому что это будет уже не «посредничество», а капитуляция. Которая, если говорить о Китае, кардинально ухудшит и его положение, оставив один на один с США, как уже случилось в 1989 году, когда Горбачев подыграл американцам, облегчив тем травлю Пекина после тяньаньмэньских событий. Правда, Бог тогда «пометил шельму». За что боролся, на то, как помним, и напоролся спустя два года. За «пекинским майданом» последовал «московский», только вот у нас в верхах не отыскалось «своего Дэн Сяопина». И вообще никого, кроме «своего Чжао Цзыяна», которому отказали в поддержке даже военные и который безвольно опустил руки, сдав власть марионеткам Запада.

Сухой остаток или «мораль сей басни» очевидна. Если кто инициативе Горбачева и аплодирует, то разве что Вашингтон. И то брезгливо, зажимая двумя пальцами нос. В Москве же и Пекине ему отвечают словами русской пословицы: «Чья бы корова мычала, а горбачевская – молчала!» И ныне и присно и вовеки веков. Аминь!

Печатается с сокращениями

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля