№8 (331) октябрь 2020 г.

Аршавир Шахатуни, внучатый зять Хачатура Абовяна

Просмотров: 2313

Аршавир (Ашо, Аршо) Шахатуни – выдающихся актер, герой Сардарапатской битвы, комендант Еревана и помощник министра внутренних дел Первой Республики Армения (1918–1920) Арама Манукяна – с приходом советской власти навсегда покинул родину, после недолгого пребывания в Турции и Болгарии осел в Париже, где с блеском исполнил роль легендарного Андраника в одноименном фильме. Наш рассказ о внучатом зяте великого Хачатура Абовяна, автора бессмертного романа «Раны Армении. Скорбь патриота».

На основании записок, сделанных в 1843 году во время поездки по Закавказью – краю, который вошел в состав Российской империи в 20-е годы XIX века – немецким экономистом и путешественником бароном Августом фон Гакстгаузеном, была подготовлена книга «Закавказский край» (Санкт-Петербург, 1857), из которой мы приводим отрывок:

«В Тифлисе я познакомился с армянином Абовяном, о котором еще часто будет говорено, потому что ему обязан знанием армянских народных отношений. Абовян происходит из рода наследственного армянского сельского главы.

Абовян хотел постричься в монахи; он был послушником в известном Эчмиадзинском монастыре, когда путешественник Паррот оттуда собирался всходить на Арарат. Он искал сведущего туземца и предложил молодому человеку быть его спутником. Он вскоре узнал в нем замечательный талант и уговорил посещать немецкий университет. Абовян отправился в Дерпт и в течение четырех лет вполне усвоил себе немецкое университетское образование. Он так хорошо говорит и пишет по-немецки, что никто не узнает в нем чужестранца. Он женился на немке и устроил хозяйство свое совершенно на немецкий лад».

В 1838 году Хачатур Абовян впервые встретился со своей будущей женой – лютеранской барышней Иоанной Эмилией Лоозе (1819–1870). Эмилия родилась в северной Эстонии, в Ревеле (ныне Таллин), в семье немецкого плотника. Впоследствии осиротела, а в 1837 году по приглашению Елизаветы Петровны, жены начальника штаба отдельного Кавказского корпуса генерала Павла Евстафьевича Коцебу, переехала в Тифлис, где и познакомилась с Хачатуром Абовяном.

И полюбили они друг друга с первого взгляда. Но для заключения брачного союза необходимо было получить согласие армянской и лютеранской церквей. В сентябре 1839 года между Хачатуром и Эмилией был заключен брачный договор, по которому Эмилия согласилась венчаться в армянской церкви. Венчание состоялось в декабре того же 1839 года. 31 мая 1840 года родился их сын – Вардан (европейское имя – Мориц), а в 1843-м появилась на свет дочь Зармандухт (европейское имя – Аделаида).

Восьмилетний Вардан лишился отца (02.04.1848 он ушел из дома и пропал без вести) и его воспитанием занималась мать. Спустя год Вардан поступил в уездную эриванскую (ереванскую) школу, затем учился в пансионе любимого ученика своего отца Габриела Хатисяна, позже – в Нерсисянском училище в Тифлисе. С 1854 по 1859 год Вардан получает образование в Харькове, а в 1860-м становится студентом Дерптского университета. Из-за плохого материального положения через два года он оставляет учебу, однако благодаря ректору сдает экзамены, получает диплом педагога. Он работал в городе Ревеле, в Ахалкалаке, в Ереване, в Эчмиадзине – в Геворгянской семинарии. Его женой была Катаринэ Яралян, которая родила ему 8 детей. Трое из них умерли в раннем детстве, остались две девочки – Шушаник и Виктория и три мальчика – Константин (имел дочь Катеринэ), Левон и Ашот.

Вардан (Мориц) Абовян умер в 1896 году и похоронен во дворе церкви Св. Гаяне в Вагаршапате.

Зармандухт, дочь Хачатура Абовяна, окончив женскую гимназию, выходит замуж за сборщика налогов Григория Яковлевича Божовского. У них родились 4 девочки – Юлиана, Ольга, Зинаида (имя четвертой девочки неизвестно) и мальчик – Владимир, ставший именитым доктором.

Зармандухт (Аделаида) Абовян скончалась в 1909 году.

Виктория Вардановна (1883–1952) – внучка Хачатура Абовяна, дочь его сына Вардана Хачатуровича – станет женой Аршавира Шахатуни, героя нашего повествования.

* * *

Аршавир Шахатуни родился 19 февраля 1885 года в Александрополе (ныне Гюмри), происходил из дворянского рода Восточной Армении. Отец – Вагаршак Шахатунян – являлся основателем Вагаршапатского (г. Вагаршапат в 1945–1992 гг. – Эчмиадзин) театра.

Детство Аршавира прошло в Александрополе, Новом Баязете, Гандзаке и Ереване. Учился он в Тифлисском Михайловском военном училище. Был назначен на службу в Баку, где в 1905 году во время армяно-татарских столкновений бывшему под его командованием полку было приказано открыть огонь по запершимся в церкви армянам.

Пытаясь избегнуть греха убийства соотечественников, Аршавир отговорился нездоровьем, однако командование не поверило, и он был препровожден в военный трибунал. И только благодаря стараниям одного из влиятельных друзей брата его отцу – Геворга Шахатуняна – суд так и не состоялся. Но Аршавира все-таки удалили из полка.

Сценическую деятельность Ашо Шахатуни начал в Тифлисе в 1910 году. Драматический и трагедийный актер, он был первым Ромео армянской сцены («Ромео и Джульетта» Шекспира), играл роли Отелло и Гамлета, а также Абега («Старые боги» Шанта), Сейрана («Намус» Ширванзаде) и др.

Шахатуни в 1919 году был утвержден на пост ереванского коменданта: под его контролем 28 мая того же года было осуществлено празднование независимости Республики Армения.

Не называя имени, о Шахатуни упомянул писатель Костан Зорян в своем романе «Корабль на горе»: «Из военных наиболее оживленным был комендант Еревана – бывший актер. Веселясь, он тому или иному шептал шутки, громко смеялся, постоянно пребывал в движении».

Реальным фактом являлось свидетельство писателя Гургена Маари: «Знаете ли вы, что сделал комендант Шахатуни? Взобравшись на лошадь, въехал в ресторан «Ориент», купил десять порций плова с рисом и изюмом и накормил лошадь...»

Приводим интересный факт из жизни коменданта Еревана.

Османская армия под предводительством младотурка Нури-паши 15 сентября 1918-го захватила Баку, а по 11-му пункту подписанного 30 октября Мудросского перемирия армия начала отходить из Кавказа, Карса, Ардагана. Причем об отходе османцев было известно уже в сентябре: помощник министра внутренних дел Республики Армения Арама Манукяна и комендант Еревана Ашо Шахатуни свидетельствует, что, посетив в сентябре Ереван, во время тайной беседы об этом министру сообщил командующий турецким гарнизоном в Карсе Халил-паша.

Ашо Шахатуни – член партии «Дашнакцутюн», ярый враг большевиков, после установления в Армении советской власти был вынужден эмигрировать. В декабре 1920-го он поехал в Константинополь, потом перебрался в Софию, где сыграл один театральный сезон на русском языке в болгарском театре. Затем он уехал в Париж с целью дальнейшего отъезда в Америку, однако окончательно обосновался во Франции, где выступал в армянской драматической труппе, снимался в кино.

* * *

Из очерка арменоведа, киноведа и историка Арцви Бахчиняна «Ашо Шахатуни. О нем мечтали женщины. Ему завидовали мужчины»:

«По свидетельству очевидца, выступавший в Париже великий мастер армянской сцены Ваграм Папазян был вынужден разделить овации зрителей в драме Шиллера «Разбойники» с Ашо Шахатуни, исполнявшим роль Франца Моора. Это стало своего рода состязанием между двумя великими артистами...

В 1929–1930 гг. в ряде городов Франции была представлена игровая лента «Андраник», которую снял Шахатуни в парижской студии «Армена-фильм». В фильме он исполнил параллельно роли армянского народного героя Андраника и его отца. В годы первой мировой войны Шахатуни был лично знаком с полководцем Андраником.

Французская периодика «Комеди» в 1929 году писала следующее о фильме «Андраник»: «Снятое Ашо Шахатуни, это произведение имеет ту ценность, что оно не фальшиво, чем превосходит себе подобных. Постановщик не искал больших впечатлений... И в самом деле, «Андраник» был призван рассказать о родине множеству рассеянных по всему миру армян».

Шахатуни снялся в фильмах «Мишель Строгов» В. Туржанского, «Наполеон» А. Ганса, «Угроза» Ж. Бертена, «Беглец» (Селим) и «Хаз-булат», «Покорение Кавказа» (Шамиль) А. Волкова, а также в фильмах «Измаил-бей» (в одноименной роли), «Ревность», «Буря», «Шуба Венеры».

Выдающийся режиссер американского театра и кино Рубен Мамулян вспоминал об Аршавире Шахатуни следующим образом: «Ростом более шести футов, широкоплечий, он имел походку, совмещавшую одновременно гибкость тигра и грациозность коня».

Некоторое время он был гримером в студии «Пате» и руководил салоном красоты «Элизабет Арден», хорошо зарабатывая и помогая оказавшимся в стесненных обстоятельствах друзьям. Однажды в «Элизабет Арден» был организован конкурс «Джоконда», во время которого гримеры должны были придать девушкам облик Моны Лизы. За 40 минут Шахатуни превратил обыкновенную девушку в бессмертную героиню Леонардо.

Уже в 1933 году португальская пресса называла его «великим гримером», а в 1939-м французский «Журнал де ла Фам» – мировым профессиональным гримером.

И только сам актер всю жизнь мучился от уколов совести, что после участия в сражении под Сардарапатом он, «подобно дезертиру, покинул родину и уехал. Я должен был остаться там, остаться, чтобы принять участие в творческом подъеме и работе народа моей страны, нацеленной на ее благоустройство. Для меня уже слишком поздно, чтобы поехать туда. Потому что, естественно, я не хотел бы воспользоваться плодами пролитого пота, в котором у меня нет своей доли».

Учеником Ашо Шахатуни является создатель маски «Фантомаса», личный гример Шарля де Голля и один из самых близких друзей великого Жан-Поля Бельмондо – выдающийся французский гример армянских кровей Шарли (Карпис) Купесерьян.

В 1952 году французский журналист, посетивший впавшего в большую депрессию после смерти любимой жены Виктории, получившего инсульт и по этой причине запершегося дома Шахатуни, написал: «Сегодня имя Шахатуни большинством зрителей забыто».

Аршавир Шахатуни, основатель французской школы киногрима, создатель и руководитель новой школы перевоплощения и гримирования, автор разнообразных масок, скончался 4 апреля 1957 года в Париже.

* * *

Вагаршак Иванович Шахатунов (Шахатунян; 1843–1892), отец Аршавира Шахатуни, – выходец из старинной армянской дворянской семьи, армяно-григорианского вероисповедания – образование получил в Московском Лазаревском институте восточных языков, где с 1858 года принимал участие в любительских спектаклях. Он один из основоположников нового армянского профессионального театра в Тифлисе (1863), руководитель и режиссер армянской труппы в Александрополе (1865, 1867). Роли трагедийного и комедийного актера Вагаршака Шахатуни: Аршак Второй («Аршак Второй» Галфаяна), Самвел, Арташес («Арташес и Сатеник» Экимяна), Дарачичанян («Далал Каго» Пугиняна) и др.

Вагаршак Иванович Шахатунов, по «Кавказскому календарю» (Тифлис), в 1874–1892 гг. служил в уездных управлениях Эриванской губернии: младшим помощником Эриванского уездного начальника («КК на 1875–1876 гг.»); младшим помощником новобаязетского уездного начальника («КК на 1877 г.»), старшим помощником начальника того же уезда («КК на 1878 г.»).

В чине коллежского регистратора выполнял должность старшего помощника александропольского уездного начальника («КК на 1879 г.»); в чине губернского секретаря – в том же уезде в той же должности («КК на 1880–1882?гг.»).

В чине коллежского секретаря возглавлял Александропольское уездное управление («КК на 1883 г.»); в чине коллежского секретаря – Новобаязетское уездное управление («КК на 1884–1885 гг.»); управлял тем же уездом в чине титулярного советника («КК на 1886–1887 гг.»).

В Елисаветпольском уездном управлении Елисаветпольской губернии Вагаршак Шахатунов служил старшим помощником уездного начальника в чине титулярного советника («КК на 1890–1891 гг.»), а также в чине коллежского асессора («КК на 1892 г.»). В 1892 году его не стало.

Старший брат Вагаршака Ивановича – Георгий Иванович Шахатунов (Шахатунян Геворг Оганесович; 1836–1915), генерал-майор (1887). Образование получил в Эриванской губернской мужской гимназии и в Константиновском кадетском корпусе. В 1855 году вступил в службу в Армавире, в 20-м батальоне 21-й стрелковой дивизии. С 1860 года служил в Эривани, Александрополе, Тифлисе. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878?гг. Занимался обеспечением Кавказского фронта боеприпасами.

Из послужного списка Георгия Ивановича Шахатунова, старшего офицера Кавказского военного округа:

«Окружное Артиллерийское управление. Кубанская артиллерийская крепость. Командир 1-й роты. Подполковник» («КК на 1876?г.»);

«Окружное Артиллерийское управление. Александропольская артиллерийская крепость. Командир 1-го батальона. Подполковник» («КК на 1877 г.»);

«2-й Кавказский армейский корпус. 41-я артиллерийская бригада. Командир 4-й батареи. Полковник» («КК на 1882–1883 гг.»);

«Артиллерия 2-го Кавказского армейского корпуса. 19-я артиллерийская бригада. Командир 3-й батареи. Полковник» («КК на 1886–1887 гг.»).

Награжден орденами Св. Станислава III ст., Св. Анны III ст. (1870), Св. Станислава II ст. (1873), Св. Анны II ст. (1883).

Третий брат Вагаршака Ивановича – Тигран Иванович Шахатунов – служил в ряде уездных управлений Эриванской губернии.

В Эриванском уездном управлении – приставом над кочующими курдами в чине губернского секретаря («КК на 1876–1877 гг.»), коллежского секретаря («КК на 1878 г.»), титулярного советника («КК на 1879–1880 гг.»), коллежского асессора («КК на 1881 г.»). Далее он служил в чине надворного советника: в Эчмиадзинском уезде младшим помощником уездного начальника («КК на 1882?г.»), в Сурмалинском уезде – помощником уездного начальника («КК на 1883–1887 гг.»), в Эчмиадзинском уезде – участковым приставом («КК на 1889–1897 гг.»).

Сын Тиграна Ивановича – Аветик Шахатуни (род. в 1884?г.) – окончил Эриванскую гимназию, юридический факультет Московского университета (1908), учительствовал в Эриванской духовной семинарии. Поднадзорный с 1908 года. Арестован в 1910-м в Тифлисе, выслан с Кавказа на два года. В 1917 году был избран членом Центрального комитета партии «Дашнакцутюн». Депутат Учредительного собрания (созванного в январе 1918 г. для определения государственного устройства России) по Закавказскому избирательному округу (список №4, партия «Дашнакцутюн»).

Внучка Тиграна Ивановича, дочь Аветика Тиграновича – Елизавета Шахатуни (1911–2011) – первая в СССР женщина-авиаконструктор, жена и соратник известного авиаконструктора Олега Антонова.

Будучи профессором, доктором технических наук, Елизавета Шахатуни на протяжении долгих лет была ответственной за прочность и безопасность создаваемых самолетов. В 1955 году отдел «стальной армянки» выпустил самолет АН-8, а чуть позже АН-10 и АН-12. Однако самым главным успехом стал «Антей» (АН-22), который весил более 250 тонн и мог поднять в воздух более 80 тонн груза. Отметим, что этим самолетом был установлен 41 мировой рекорд, включая максимальную грузоподъемность. За такое достижение Елизавета Аветовна была удостоена звания лауреата Ленинской премии. Далее последовали такие гиганты, как «Руслан» (АН-124), «Мрія» (АН-225).

* * *

Дед Аршавира Шахатуни – Оган-Султан (Иван) Шахатунов, помещик села Шахрияр Сардарапатского уезда Эриванской губернии – упоминался в чине прапорщика в должности начальника Сардарапатского уездного полицейского управления. Брат епископа Иоаннеса (Ованнеса) Шахатунова (Шахатуни, Шахатуняна, Шахатунянца), историка и филолога.

Творение Себеоса «История императора Иракла» до последнего времени считалось окончательно утраченным. Но епископ Иоаннес Шахатуни первым отыскал, как он говорит, в «пыльном подвале» Эчмиадзинской библиотеки анонимную рукопись и, исследовав ее содержание, заключил, что это и есть сама «История Себеоса об Иракле» («Сочинение епископа Себеоса, писателя VII в.». Москва, 1862), считаемая так долго утраченною.

Еще раз обращаемся к «Кавказскому календарю»:

«Эчмиадзинский Синод Армяно-Григорианской Церкви. Казначей Синода: епископ Иоаннес Шахатунов» («КК на 1847–1848 гг.»).

«Член Эчмиадзинского Синода епископ Иоаннес Шахатунов, казначей Синода» («КК на 1849–1950 гг.»).

Валерий Тунян в своем труде «Католикос всех армян Нерсес V Аштаракеци» (изд-во Первопрестольного Святого Эчмиадзина, 2012) пишет: «Шахатунов был уволен из состава Эчмиадзинского Синода...» Видимо, это произошло в последний год его жизни (а скончался епископ 1 марта 1849?г.), и поводом для увольнения служило его откровенное противостояние Верховному Патриарху и Синоду.

Выдержка из книги Вагаршака Тер-Ваганяна (1893–1936) «Хачатур Абовян» (издатель: «Журнально-газетное объединение», из серии «Жизнь замечательных людей». Москва, 1934) подтверждает наше суждение:

«В августе 1846 года Абовян писал Мкртичу Эмину (инспектору Лазаревского института восточных языков. – М. и Г.М.):

Я почти закончил работу моей жизни. Многочисленные неудачи навсегда разбили мои мечты и намерения относительно просвещения детей нашего народа. Неудачи заставляют меня отказаться от должности и искать для себя приватной судьбы... В неприглядной Эривани лучше иметь экипированного осла или мула, чем все твои ангельские знания...»

...И дальнейший ход событий рисуется как быстрая развязка трагедии. 16 июня 1847 года Абовян пишет епископу Шахатуняну:

«По ликвидации дел я должен по приказу нашего главного начальника оставить Эривань и с семьей ехать в Тифлис. И если те же начальники разрешат, продолжить путешествие и далее до Петербурга, а может, и дальше. Отсутствие мое, следовательно, продлится месяца четыре, если не более. По возвращении оттуда, если удастся и будет служба, думаю задержаться в Тифлисе, куда хочет перебраться и присоединиться ко мне наш Назарянц для работ в пользу народа».

В 1843 году Степанос Назарянц, в будущем публицист, просветитель, историк литературы и востоковед, послал Католикосу всех армян Нерсесу V Аштаракеци (1843–1857) длинное и восторженное письмо по поводу избрания его Верховным Патриархом, возлагая на него огромные надежды, предлагая себя для работы в новом учебном учреждении, которое он планировал основать в Эчмиадзине. Католикос не только не пошел навстречу этому предложению, но дал понять, что осуждает европейские симпатии Назарянца.

«Неблагонадежность» епископа Шахатуняна подчеркивает и адресованное ему в 1847 году письмо, по выражению Абовяна, «нашего Назарянца»: «Пусть уважаемый отец (Нерсес) осуждает меня сколько хочет: чужими благодеяниями я учился в чужом краю и теперь в поте лица своего зарабатываю и с семьей питаюсь у дверей русского кесаря. Я не нуждаюсь в армянах, и они не могут быть моими судьями. То, что я хотел делать, – хотел беззаветно, подбиваемый любовью к оте-

честву – ни во что ставит безобразное ко мне отношение моего

отечества. То, что хотел делать, могу и не делать, ибо глупые люди, препятствия чиня, мешают всем моим шагам».

В начале сентября 1847-го Абовян вернулся в Эривань, откуда 13 сентября пишет тому же епископу Шахатуняну: «Человек предполагает, а бог располагает, – эту поговорку нужно крепко помнить всегда. Наши намерения временно не могут быть реализованы. Холера закрыла пути осуществления многих наших намерений. Не будучи в состоянии съездить в Петербург, вернулся по предложению начальства вновь к исполнению своих обязанностей в Эривань, ожидая предстоящего решения старших. Значит, должность и занятия мои те же, что и прежде».

Эта неудача его не обескураживает. В январе 1848 года Абовян появляется в Тифлисе без разрешения начальства, вероятно, желая сговориться о переходе на работу в семинарию Нерсесян, но получает строгий выговор от дирекции и требование немедленно вернуться в Эривань.

Абовян получает наконец в марте извещение от семинарии Нерсесян о его отъезде в Тифлис для работы в семинарии. 13 марта 1848-го он подает в отставку и начинает сдачу дел своему заместителю.

2 апреля 1848 года 38-летний Абовян рано утром уходит из дому и больше не возвращается... Народная молва утверждает, что он увезен в «черной карете», то есть был арестован жандармами. Степанос Назарянц высказывает мнение, что Абовян покончил жизнь самоубийством. Есть версия, будто Н.Г. Чернышевский (философ, революционер-демократ) в 1883 году, по возвращении из ссылки, в Астрахани рассказывал местным армянам о своей встрече с Хачатуром Абовяном. Говорят, его могилу показывали в Охотске еще в семидесятых – восьмидесятых годах XIX века.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля