№7 (351) июль 2022 г.

Армяне – кавалеры высшей боевой награды России – Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия

Просмотров: 6099

«Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену Святого Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием…» Строки эти взяты из статута Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Ордена мог быть удостоен тот, кто «лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение» или «лично предводительствуя войском, возьмет крепость». Награда вручалась также за взятие неприятельского знамени, захват в плен главнокомандующего или корпусного командира неприятельского войска и другие подвиги. На ордене Святого Георгия было выбито: «За службу и храбрость».

Орден Святого Георгия, или Георгиевский крест, как его именовали, был официально учрежден 26 ноября 1769 г. императрицей Всероссийской Екатериной II, и в этот день самодержица «изволила возложить на себя» его знаки. Орден был разделен при установлении на четыре класса, или степени, причем «повелено сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается» и «пожалованным сим орденом именоваться кавалерами ордена Святого Георгия».

1-я степень: крест, звезда и лента. Крест золотой, покрытый с обеих сторон белой финифтью, с золотой каймой по краям. В центральном круге, залитом красной финифтью, изображение Св. Георгия на белом коне, поражающего копьем дракона. На обратной стороне в белом круге вензель Св. Георгия (переплетенными буквами СГ). Звезда ордена – золотая четырехугольная (ромбовидная), образована 32 исходящими из центра золотыми (солнечными) лучами. В середине ее на золотом фоне помещен аналогичный вензель Св. Георгия, а на черном обруче вокруг золотыми буквами нанесен девиз Военного ордена: «За службу и храбрость». Крест носили на муаровой ленте шириной 10–11 см с тремя черными и двумя оранжевыми полосами, которая надевалась через правое плечо. За 148 лет существования ордена Св. Георгия его 1-й степени были удостоены лишь 25 человек.

2-я степень: золотой крест и золотая звезда, аналогичные первой степени. Крест носили на шее на более узкой орденской ленте. Награждали им также чрезвычайно редко, и оттого был он вдвойне почетен. В кавалерах ордена второй степени значились всего 123 человека.

3-я степень: золотой крест, подобный старшим степеням, но меньшего размера. Носили на шее на орденской ленте. В кавалерах третьей степени ходили 652 человека.

4-я степень: золотой крест несколько меньшего размера, чем у знака третьей степени. Носили в петлице или на левой стороне груди на узкой орденской ленте.

До 1855 г. орден Св. Георгия 4-й ст. можно было получить не только за личную храбрость, но и за безупречную службу в офицерских чинах в течение 25 лет, а для морских офицеров – за совершение 18 морских кампаний. Кавалерами 4-й ст. ордена стали около 11 тысяч офицеров, из них около 8600 – за выслугу лет.

САГИНОВ ЕГОР ДМИТРИЕВИЧ(1792 или 1800, Тифлис – 30.11.1844)1841, 5 декабря.

Майор Сагинов Егор Дмитриевич «за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах» награжден орденом Святого Георгия IV степени (№6581).

Происходил из грузинских дворян армянского происхождения города Тифлиса. Армяно-григорианского вероисповедания.

В военную службу вступил 24.11.1816 фейерверкером в 21-ю артиллерийскую бригаду. 21.09.1820 портупей-юнкером переведен в 7-й карабинерный (впоследствии переименован в Эриванский гренадерский) полк. Прапорщик (1821), подпоручик (1825).

В 1826–1828 гг. принимал участие в кампании против Персии. 12.01.1828 за отличие в сражениях под Аббас-Абадом и Эриванью произведен в поручики.

Затем Сагинов в 1828–1829 гг. находился в походе против Турции и участвовал в штурме Карса, за что был награжден орденом Св. Анны 4-й ст. За отличие под Ахалцихом в 1829-м получил орден Св. Владимира 4-й ст. с бантом. А за штурм Байбурта присвоен ему чин штабс-капитана (27.01.1830).

Начиная с 1830-го он непрерывно находился в походах против горцев. За сражение при ауле Гимры и вообще за всю кампанию 1832 года он получил орден Св. Анны 3-й ст. с бантом.

В кампании 1838 года в чине капитана отличился при занятии устья реки Сочи и спасении экипажей потерпевших там кораблекрушение купеческих и военных судов. В январе 1839-го был произведен в майоры и в октябре назначен командиром 3-го батальона Эриванского полка.

В 1842-м Сагинов находился в составе Самурского отряда и действовал против Шамиля. 19.03.1843 за отличие в сражении при ауле Кюлюли произведен в подполковники.

Брат – Сагинов Александр Дмитриевич (1808–1887), генерал-лейтенант (1877), кавалер ордена Св. Георгия IV ст. (16.11.1849, №8290).

КОРГАНОВ (КАРГАНОВ, КАРКАНОВ) ИОСИФ (ОСИП) ИВАНОВИЧ (1817, Тифлис – 1770/1871) Генерал-майор (1858)1842, 25 января.

Поручик Карканов Осип Иванович «за проведение разведки [08–09.05.1841] реки Сулак и береговых укреплений, выбор выгодных мест переправы и наведение [11.05.1841] 2 мостов, под выстрелами неприятеля, что дало возможность отряду генерал-лейтенанта К.К. Фези переправиться и взять [15.05.1841] селение Чиркей, важный пункт Шамиля» награжден орденом Святого Георгия IV степени (№6676).

Иосиф Корганов – потомок старинного армянского дворянского рода. По окончании Офицерского класса Главного инженерного училища (1834) выпущен прапорщиком в полевые инженеры.

В 1840 году – поручик Кавказского саперного батальона. В 1842-м участвовал в наведении мостов и переправы через горную реку Сулак на Кавказе при взятии крепости Чиркей 09–11.05.1841. С 1849-го – подполковник, состоящий по Грузинскому линейному батальону №3 в должности нухинского воинского начальника. В 1851 году служил в Тифлисском егерском полку 21-й Кавказской пехотной дивизии Отдельного Кавказского корпуса. В 1852–1854 гг. упоминался в должности заместителя командира Тифлисского егерского полка и управляющего Нухинским уездным управлением. С 1852 по 1858 г. – начальник штаба при куринском губернаторе и левого фланга Лезгинской линии, начальник войск в Абхазии и инспектор линейных батальонов в Кутаисском генерал-губернаторстве. Участвовал в подавлении сопротивления Шамиля (09–28.08.1859). В 1861–1862 гг. в чине генерал-майора состоял по армейской пехоте при главнокомандующем Кавказской армией.

Награжден орденами: Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» (1838), Св. Анны 3-й ст. с бантом (1839), Св. Анны 2-й ст. (1848), Св. Владимира 3-й ст. (1854), Св. Станислава 1-й ст. с мечами (1860), а также Золотым оружием с надписью «За храбрость» (1847), Императорской короной к ордену Св. Анны 2-й ст. (1851), Золотым оружием за 20 лет службы (1856).

Иосиф Иванович – сын майора, дворянина Ивана Иосифовича Корганова (1786 – после 1844) – был женат на Анне Абессаломовне (1816–1900-е), урожденной Бебутовой, представительнице знаменитого дворянского рода.

Младший сын Иосифа Ивановича – Геннадий Иосифович Корганов (1858–1890), российский пианист и композитор, окончил Лейпцигскую консерваторию (1877), продолжил занятия в консерватории Санкт-Петербурга. Вернувшись в Тифлис (1880), поступил на государственную службу.

Из письма Ивана Иосифовича Корганова (1842–1900-е), чиновника судебного ведомства, члена Окружного суда, писателю Льву Николаевичу Толстому (Москва, 29.12.1902):

«Отец мой, тогда полковник, Иосиф Иванович Корганов, армяно-григорианской веры… высокого был роста, полный мужчина, красивый, контужен в ногу, храбрец известный в Кавказской армии... Он был совершенно лысый; смолоду, когда выходил в офицеры, вместе с эполетами должен был заказать парик! Был характера удивительно доброго, вспыльчивый и большой умница. Знал Кавказ, как свой карман, и говорил на всех туземных языках».

Из «Воспоминаний» В.А. Полторацкого («Исторический вестник», №7. 1893), русского генерала и мемуариста (1829–1889):

«В течение недели я познакомился со всем новым начальством Гурийского отряда, во главе которого стоял князь Гагарин... Начальником штаба его – полковник Иосиф Иванович Карганов, боевой офицер, образованный и очень умный... Иосиф прекрасный, с выразительными чертами лица армянского происхождения, страшно заикается от рождения и часто встречает непреодолимые затруднения выговорить слово, но зато, когда удается одолеть это механическое препятствие, речь его течет плавно и последовательно, дельно и красноречиво. Будучи молодым саперным офицером, он получил Георгиевский крест в Дагестане, где на Сулаке ему удалось под сильнейшим огнем неприятеля навести мост. С той поры имя Карганова стало известно в Закавказье, и выбор главнокомандующего на видную должность начальника штаба отдельного Гурийского отряда пал на него, как весьма способного, хотя и не генерального штаба офицера».

Захват Хаджи-Мурата И.И. Каргановым (И.И. Коргановым)

Именно Иосиф Иванович Корганов был тем человеком, который, командуя милицией и отрядом казаков, организовал преследование и захватил бежавшего Хаджи-Мурата (23.04.1852). Этот эпизод описан у Л.Н. Толстого, который имел личную переписку с сыном Корганова – Иваном.

Считается, что именно Корганов отрубил наибу голову и передал ее в Тифлис, откуда в свою очередь она была отправлена в Санкт-Петербург.

«Хаджи Мурат, находившийся в г. Нухе, 22 апреля, выехав из города под предлогом прогулки, внезапно выстрелом из пистолета ранил сопровождавшего его квартального офицера, между тем как товарищ его убил конвойного урядника, и в то же время изменник с четырьмя приближенными ускакал по направлению к горам. Но скорые, решительные распоряжения управляющего Нухинским уездом подполковника Корганова не позволили Хаджи Мурату скрыться. Милиция Нухинская и Карабахская под начальством майора князя Туманова и штабс-капитана князя Аргутинского-Долгорукого, Елисуйская с приставом своим поручиком Хаджи-Ага-Беком и корнетом Ахмет-Ханом открыли беглецов в лесу близ сел. Беляджика и утром 23-го апреля, после отчаянного сопротивления, положили всех на месте» (газета «Кавказ», 26.04.1852 г., №25).

Отрывок из повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат»:

«Он [Хаджи-Мурат] разостлал бурку и совершил намаз. И едва только окончил его, как послышались приближающиеся к кустам звуки. Это были звуки большого количества лошадиных ног, шлепавших по трясине. Быстроглазый Хан-Магома, выбежав на один край кустов, высмотрел в темноте черные тени конных и пеших, приближавшихся к кустам. Ханефи увидал такую же толпу с другой стороны. Это был Карганов, уездный воинский начальник, со своими милиционерами...

После того как дана была тревога, Карганов с сотней милиционеров и казаков бросился в догоню Хаджи-Мурата, но нигде не нашел ни его, ни следов его. Карганов уже возвращался безнадежно домой, когда перед вечером ему встретился старик татарин. Карганов спросил у старика, не видал ли он шестерых конных? Старик отвечал, что видел. Он видел, как шесть конных кружились по рисовому полю и въехали в кусты, в которых он собирал дрова. Карганов, захватив с собой старика, вернулся назад и, по виду стреноженных лошадей уверившись, что Хаджи-Мурат был тут, ночью уже окружил кусты и стал дожидаться утра, чтобы взять Хаджи-Мурата живого или мертвого.

Поняв, что он окружен, Хаджи-Мурат высмотрел в середине кустов старую канаву и решил засесть в ней и отбиваться, пока будут заряды и силы. Он сказал это своим товарищам и велел им делать завал на канаве. И нукеры тотчас же взялись рубить ветки, кинжалами копать землю, делать насыпь. Хаджи-Мурат работал вместе с ними.

Как только стало светать, как к кустам близко подъехал сотенный командир милиции и закричал:

– Эй! Хаджи-Мурат! Сдавайся! Нас много, а вас мало.

...Враги, перебегая от куста к кусту с гиканьем и визгом, придвигались все ближе и ближе. Еще пуля попала Хаджи-Мурату в левый бок. Он лег в канаву и опять, вырвав из бешмета кусок ваты, заткнул рану. Рана в бок была смертельна, и он чувствовал, что умирает...

Он не двигался, но еще чувствовал. Когда первый подбежавший к нему Гаджи-Ага ударил его большим кинжалом по голове, ему казалось, что его молотком бьют по голове, и он не мог понять, кто это делает и зачем... Алая кровь хлынула из артерий шеи и черная из головы и залила траву.

И Карганов, и Гаджи-Ага, и Ахмет-Хан, и все милиционеры, как охотник над убитым зверем, собрались над телами Хаджи-Мурата и его людей (Ханефи, Кур-бана и Гамзалу связали) и, в пороховом дыму стоявшие в кустах, весело разговаривая, торжествовали свою победу».

Гаджи-Ага был когда-то кунак (друг, приятель) Хаджи-Мурата и жил с ним в горах, но потом перешел к русским. С ним же был Ахмет-Хан, сын врага Хаджи-Мурата.

ЛАЗАРЕВ ЕГОР ЛАЗАРЕВИЧ(? – после 1862)1842, 3 декабря.

Подполковник Лазарев Егор Лазаревич, комендант Ново-Закатальской крепости, «за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах» награжден орденом Святого Георгия IV степени (№6773).

Бывший крепостной крестьянин, дворянин, армяно-григорианского вероисповедания. Предположительно один из сыновей шушинского жителя Лазаря (Егиазара) Мелик-Айказянца и брат губернского секретаря, учителя Елисаветпольского уездного училища Лазаря (Газара, Егиазара) Лазаревича Лазарева.

В службу вступил в 1818 году. Участник Русско-персидской (1826–1828) и Русско-турецкой (1828–1829) войн.

В 1847–1856 гг. упоминался в звании подполковника, состоящего по армейской пехоте в должности коменданта Закатальского комендантского управления (крепости Новые Закаталы). В 1862-м в чине полковника – комендант Новозакатальского комендантского управления.

Награжден орденами Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» (1820), Св. Владимира 4-й ст. с бантом (1826), Св. Анны 3-й ст. с бантом (1827), Св. Анны 2-й ст. (1827), Св. Станислава 2-й ст. (1839), а также Императорской короной к ордену Св. Анны 2-й ст. (1852).

Отец Василия Егоровича Лазарева (1820–1882), контр-адмирала, в период обороны Севастополя лейтенанта 39-го флотского экипажа.

ТУМАНОВ ЕГОР СЕРГЕЕВИЧ

Князь

1842, 3 декабря.

Штабс-капитан Туманов Егор Сергеевич «за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах» награжден орденом Святого Георгия IV степени (№6892).

Выходец из старинного армянского княжеского рода. Князья Тумановы происходят из Армении и восходят к XII столетию. Род этот показан в списке карталинских князей, приложенном к трактату, заключенному 24.07.1783 с грузинским царем Ираклием II, и в высочайше утвержденном 06.12.1850 именном посемейном списке княжеских родов Грузии.

В офицерских чинах – с 1821 года. В 1851–1852 гг. капитан, смотритель Темир-Хан-Шуринского военного госпиталя. Участник Крымской (Восточной) войны 1853–1856 гг. В 1857–1868 гг. в чине майора – смотритель Тифлисского военного госпиталя. В 1869-м упоминался в хрониках в должности смотрителя Царско-Колодезного (г. Сигнах) военного госпиталя в Грузии.

Награжден орденами: Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» (1830), Св. Анны 3-й ст. с бантом (1835), Св. Владимира 4-й ст. с бантом (1837), Св. Станислава 2-й ст. (1863).

КАРАЯН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ 1844, 17 декабря.

Полковник Караян Николай Михайлович «за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах» награжден орденом Святого Георгия IV степени (№7182).

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян

За службу и храбрость

В Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца навечно остались имена генералов-армян, кавалеров ордена Святого Георгия 2-й и 3-й степеней – Бебутова В.О., Лорис-Меликова М.Т., Лазарева И.Д.; 3-й степени – Мадатова В.Г., Аргутинского-Долгорукова М.З., Бебутова Д.О., Шелковникова Б.М., Алхазова Я.К., Тер-Гукасова А.А.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты