№10 (354) октябрь 2022 г.

Георгий Мелконян: Правила эпидемиологической безопасности никто не отменял

Просмотров: 1377

Вопросы организации медицинской помощи, борьбы с инфекционными заболеваниями, в том числе коронавирусом, необходимость прививок волнуют людей во многих странах. Сегодня мы беседуем на эти и другие темы с постоянным гостем нашей редакции, главным врачом Госпиталя ветеранов войн №3 города Москвы, доктором медицинских наук, профессором Георгием Геннадьевичем Мелконяном (на фото).

– Добрый день, Георгий Геннадьевич!

– Здравствуйте! Рад в очередной раз быть у Вас в гостях. Пользуясь случаем, позвольте поздравить с 25-летием Вашу газету «Ноев Ковчег». Хочу сказать, что за многие годы вы неоднократно подтверждали ваш статус независимой газеты. Вы всегда стремитесь донести объективную информацию до читателей. Спасибо вам за это! Поздравляю Вас и коллектив, желаю дальнейшего развития и огромных тиражей.

– Спасибо большое! Георгий Геннадьевич, первая тема, которую мы бы хотели обсудить – проблемы коронавируса. На начало сентября в России ежедневно заболевало уже около 50 тысяч человек. Правда, в больницу попадают меньше, чем в 2020 году – в день госпитализируются порядка четырех тысяч человек. Как Вы думаете, может ли повториться ситуация 2020 года, когда была объявлена пандемия и были введены определенные ограничения?

– Действительно, с августа 2022 года начался подъем заболеваемости коронавирусом. Это подтверждается статистическими данными, которые публикуются Минздравом и властями города Москвы. Если говорить о росте заболеваемости, то пик, я надеюсь, пришелся на начало сентября. По России было зарегистрировано порядка 50 тысяч случаев за сутки. В Москве – около восьми тысяч. Сейчас ситуация пошла на спад. Очень надеюсь, что эта тенденция сохранится. По Москве могу сказать, что на сегодняшний день выявляется примерно четыре тысячи новых заболевших в сутки. Большинство случаев протекает в легкой форме, и пациентам не требуется госпитализация. Они лечатся дома. Это заболевание приобрело больше форму сезонного респираторного вирусного недуга. Процент развития воспаления легких достаточно низкий. Если смотреть по статистике, из четырех тысяч новых случаев по Москве госпитализируется всего 200 заболевших. Поэтому вряд ли сейчас повторится та ситуация, которая была в 2020 году. Скорее всего дополнительных противоэпидемических мер не потребуется. Будем наблюдать за развитием ситуации. Врачи настроены достаточно оптимистично.

– При упоминании о коронавирусе сразу же возникает вопрос о целесообразности вакцинации. Начиная с 2020 года и до настоящего времени проходит активная кампания по вакцинации. Считается, что она принесла определенную пользу. Но также мы знаем, что вакцина не всегда помогает: вакцинированные не только болели, причем повторно, но и были летальные исходы. Вы возглавляли больницу, которая во время пандемии была перепрофилирована для лечения заболевших коронавирусом. Продолжается ли сейчас активная вакцинация населения? Появились ли более новые, более эффективные вакцины?

– По поводу вакцинации. На сегодняшний день она является одним из самых надежных способов профилактики, причем речь не только о коронавирусе. Конечно, мы призываем всех вакцинироваться. Да, имеются случаи, когда вакцина не очень помогает. При этом необходимо помнить две вещи: первое – практически любая вакцина имеет небольшой процент возможных осложнений. И второе – если говорить конкретно о двухкомпонентной вакцине, которая состоит из двух частей, призванных усилить иммунный ответ, то и она не всегда помогает.

Я бы рекомендовал пациентам после вакцинации все-таки проверять с помощью специальных анализов состояние своего иммунитета. И если антитела не выработались, то все-таки необходима третья, дополнительная доза вакцины. Это решение обязательно надо принимать только совместно с врачом. Что же касается новых вакцин, то сейчас есть назальная, которая активно внедряется: здесь не нужно никаких уколов, она делается в виде спрея. И вакцина всасывается через капилляры в слизистую оболочку носа.

Естественно, вакцинирование не гарантирует, что мы не заразимся. Особенно важно помнить, что первую неделю после вакцинации нужно стараться меньше контактировать с людьми, потому что как раз в это время организм немного ослабевает в процессе выработки своего иммунитета. Если же в этот промежуток времени будет контакт с зараженным человеком, то вероятность заболеть чрезвычайно высока. Почему-то у нас большинство населения считает, что, как только сделали укол в поликлинике, сразу можно идти в массы, обниматься, целоваться, что они уже защищены. Вакцина так быстро не срабатывает. Но она остается одним из основных средств защиты организма. Повторю, мы рекомендуем вакцинироваться всем, у кого нет критичных противопоказаний.

– А сроки вакцинации? Сколько действует вакцина?

– По последним данным – полгода. После необходимо смотреть. Но если мы говорим о том, что коронавирус становится как бы обычным сезонным гриппом, то я думаю, что со временем вакцинация станет обычной процедурой, которую мы будем проходить по сезонам.

– А если взять мировую статистику по вакцинации: в Китае вакцинировано 92% населения – это большой процент. Еще есть страны, которые на 100% вакцинированы – это Арабские Эмираты, Чили. В России вакцинацию прошли всего 52%, то есть чуть больше половины населения. Как Вы считаете, этот процент достаточен для того, чтобы приобрести коллективный иммунитет?

– Коллективный иммунитет исчисляется количеством не только привитых, но и переболевших. В сумме у нас такого иммунитета будет больше 52%. Вирус мутирует от сезона к сезону. И вакцина, которая есть сейчас, менее чувствительна к новому вирусу. Это значит, что необходимо работать с вакцинами, чтобы они обновлялись и становились более эффективными. Кроме того, сейчас мы к населению не применяем жестких требований по поводу вакцинации. Если раньше у нас было требование, чтобы все вакцинировались, то сейчас это требование сохраняется только для определенной категории работников, служащих: медики, учителя, военные. По остальным же вакцинация – это больше факультатив.

– Не могу не поднять вопрос, касающийся коронавируса в Армении, где болезнь не утихает. За последнюю неделю заразились 2400 человек, есть и летальные случаи – семь человек скончались. Как Вы думаете, отличается ли ситуация в Армении от ситуации в России?

– Значит, в Армении действительно есть определенный рост заболеваемости и, если сравнивать с предыдущими периодами подъема, то они идут с небольшой задержкой по отношению к России. Думаю, там рост продолжится, но вскоре пойдет на спад. Что касается принципиальных различий, то они вряд ли будут как в виде клинических проявлений, так и в количестве госпитализаций. Если не ошибаюсь, из двух тысяч заболевших за прошлые сутки пациентов госпитализировано было около двухсот. У основной массы заболевших это проявления в виде насморка, повышения температуры на два-три дня, и на этом все заканчивается. Переход в воспаление легких и дыхательную недостаточность, то, что мы видели в 2020 году, сейчас, слава Богу, мы встречаем достаточно редко.

– По сравнению со странами, которые мы обсуждали, в Армении вакцинированных намного меньше, всего 33%, то есть каждый третий. Как Вы думаете, этого достаточно?

– По статистике 33% получили уже две дозы вакцины, а более 50% – получили одну дозу. Говорить о том, достаточно этого или нет, сложно. Потому что мы не знаем, сколько людей переболели этим заболеванием и не обратились к медикам. Говорить о коллективном иммунитете сложно. Но этот вопрос однозначно не должен сниматься Минздравом с повестки дня. Необходимо продолжать вакцинацию населения.

– Георгий Геннадьевич, хотелось бы чуть глубже обсудить ситуацию со здравоохранением в Армении. Я знаю, что Вы участвовали в определенных проектах по развитию здравоохранения в республике. Последние годы была предоставлена и профессиональная помощь со стороны российских медиков. Можете рассказать про этот процесс? И на каком уровне сейчас находится здравоохранение в Армении?

– Вопрос здравоохранения в Армении требует глубокого анализа и определенных корректировок. Мы в первый раз столкнулись с этим, когда во время ковида в 2020 году направили в помощь Армении представителей московского здравоохранения – шесть человек прилетели для оказания помощи в лечении пациентов. Тогда мы уже столкнулись с определенными проблемами, которые нужно было правильно перестроить. Мы активно помогаем в сфере здравоохранения через фонд Viva, который существует с 2016 года. Он проявился как наиболее продуктивный, результативный фонд, который сделал правильные точечные решения в оказании помощи как во время ковида, так и во время военных действий. Как в 2016 году, так и во время 44-дневной войны. До сих пор фонд там находится и активно участвует в работе и проектах здравоохранения не только в Ереване, но и в целом по Армении и Карабаху.

Мы несколько раз встречались в Москве с представителями здравоохранения Армении, в том числе и министрами. Необходимо отметить, что там очень много грамотных, хороших специалистов, которые умеют оказывать помощь на достаточно серьезном уровне. Но хотелось бы брать самые лучшие примеры и внедрять их в Армении.

Очень важно развивать в Армении институт главных специалистов, который есть, например, в России. Потому что главные специалисты, каждый по своему направлению, глубоко знают проблемы и вопросы своей специальности, знают проблемы в конкретных учреждениях здравоохранения по республике, знают, как выводить сложные процессы на новый уровень. Помимо этого, мы предлагали создать Общественный совет при Министерстве здравоохранения РА, куда можно было бы включить разных представителей здравоохранения не только Армении и России, но и Франции, США и ряда других стран, признанных во всем мировом сообществе. Они могли бы давать методологическую поддержку, сделать так, чтобы здравоохранение Армении вышло на высокий уровень.

– В 2022 году мир всколыхнуло появление еще одного заболевания – оспы обезьян. Правда, страдают этой болезнью в основном в африканских странах, но есть случаи и в Европе, и в России. Например, петербуржец приехал из Португалии, где заразился, и привез заразу домой. Расскажите, пожалуйста, что это такое – оспа обезьян и как это мутировало от обезьян к человеку? Грозит ли это какой-то новой пандемией?

– Если взять историю оспы обезьян, то это 1968 год, когда впервые выявили такую оспу в Африке. В 1970 году был первый случай, когда зарегистрировали заболевание у человека. Если не ошибаюсь, это произошло в США. Потом особой обеспокоенности это заболевание не вызывало, поскольку случаев заражения от человека к человеку не регистрировалось. Основной ее источник – обезьяны. В Африке этой болезни подвержены грызуны, собаки. Впоследствии было установлено, что вирус способен передаваться от животного к человеку контактным и воздушно-капельным путем, как и другая известная нам оспа. Передача от человека к человеку возможна только при тесном контакте: условно говоря, если находиться в одном помещении на расстоянии полутора метров, то заражения не произойдет. Здесь должен быть тесный и длительный контакт, для того чтобы человек заразился от человека.

Проявления болезни можно разделить на два этапа. Первый – когда появляются температура, недомогание, головная боль, слабость. Он длится обычно до 5 дней. Второй этап – обычно на третий день после повышения температуры появляется достаточно интенсивная сыпь: на руках, на лице, потом переходит на туловище. Лечение этих пациентов ведется, как и при любой другой вирусной инфекции: они должны быть изолированы, находиться в специальных условиях. На сегодняшний день вопрос о том, что будет вторая такая же эпидемия, как коронавирус, не стоит. За последние несколько месяцев мы пока не видим дальнейшего подобного распространения. Хочется верить, что таких вирусов, как ковид, которые затронули всю нашу планету, в дальнейшем не будет.

– Заканчивая тему оспы, хотелось бы еще спросить о вакцинации. Есть информация, что граждане старше 45 лет, которые были привиты от оспы еще в детстве, менее подвержены заражению, чем те молодые люди, которые такой прививки не получали. Насколько это соответствует действительности?

– Возможно, какой-то небольшой процент защиты она и дает, но говорить, что та вакцина полностью защитит нас от оспы обезьян, конечно, нельзя. Это другая разновидность болезни, и той прививки для нее недостаточно. В этом я уверен. В ближайшее время появится специальная вакцина от оспы обезьян. Если тенденция распространения оспы будет значимой, то с помощью вакцины ее можно будет остановить. На данный момент самое главное, что мы спрашиваем у наших пациентов при малейшем подозрении, когда надо собрать правильный эпиданамнез – это откуда человек приехал, где был, с кем контактировал. Если это были страны Африки или страны, где было выявлено достаточно много случаев заражения, в том числе и в Европе, мы принимаем меры.

– В обществе есть мнение, что все эти болезни носят искусственный характер, даже скорее лабораторный. Это касается ковида, оспы обезьян и иных подобных заболеваний. Вы занимаетесь наукой – что скажете?

– На сегодняшний день наука позволяет однозначно ответить на эти вопросы, если возможно идентифицировать и этимологически расследовать начало заболевания: откуда все началось (тот самый «нулевой пациент»). Наука позволяет определить, откуда вышел вирус и насколько он естественен или искусственен. Насколько я знаю, на данный момент до сих пор нет понимания о «нулевом пациенте» по ковиду. Поэтому вопросы о его происхождении не сняты. Мы постоянно видим информацию о том, что много биологических лабораторий есть в разных странах. И чем эти лаборатории занимаются – остается только догадываться. Исключить искусственное зарождение этих вирусов нельзя.

– Но есть какие-то медицинские или иные организации, которые могут следить за этим, выявлять?

– В первую очередь – Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), которая должна заниматься этой функцией. Это ее непосредственная задача – определять очаги распространения и пресекать их. Однако мне сложно судить о результатах – возможно здесь, помимо медицинских и врачебных моментов, на первый плану выходят какие-то политические интересы. Не всегда мы узнаем правду.

– Не хотелось бы заканчивать на минорной ноте. Самое главное, что Вы вселили в нас надежду, что ковид сегодня неопасен и тем более неопасна оспа обезьян. Просто нужно следить за своим поведением и выполнять рекомендации врачей по профилактике заболеваний. Кстати, о профилактике – что скажете?

– Я оптимист и, как врач, должен вселять оптимизм в пациентов в первую очередь. Но я не хочу, чтобы этот оптимизм был расценен таким образом, что можно быть спокойными, никак не защищаться и всё будет хорошо. Ни в коем случае!

Правила эпидемиологической безопасности никто не отменял. По возможности необходимо исключать контакт с заболевшими людьми, обрабатывать руки, избегать больших собраний – все эти рекомендации сохраняются.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты