№5 (361) май 2023 г.

Виктор Кривопусков: Вопросы организации и реализации «мягкой силы» нужно сконцентрировать в одних руках

Просмотров: 5312

Интервью с президентом Российского общества дружбы и сотрудничества с Арменией, доктором социологических наук

– Виктор Владимирович, в последние годы «мягкая сила» России работает, будем честно говорить, слабо. Отсюда можно сделать вывод, что все события, которые происходят вокруг России – в Средней Азии, в Закавказье, на Украине, – частично зависят от того (или зависели от того), насколько хорошо или плохо работала эта так называемая «мягкая сила». Вы – яркий представитель этой «мягкой силы» России, потому что возглавляли Россотрудничество в Армении с 2009 по 2013 год, и, насколько я помню, работа в те годы была поставлена намного лучше, чем сегодня. Интересно, отчего же происходят все те ошибки, которые совершают представители органов, которые контролируют эту «мягкую силу»?

– Прежде всего что такое «мягкая сила»? «Мягкая сила» – это использование государством средств, которые обеспечивают работу с гражданским обществом в широком смысле этого слова. Средства, которые применяются структурами «мягкой силы» – это доверие, согласие, взаимодействие. И стержнем этой «мягкой силы», по определению создателя этого термина американца Ная, являются культура и язык. Вполне понятно, что культура в широком смысле находится подальше от политики, но вместе с тем возникновение и проникновение культурных связей между народами всегда плодотворно сказываются. Этому есть изумительнейшие примеры.

Когда на уровне государственных органов и даже руководителей наблюдается отторжение, но приезжает Большой театр или какой-то известный творческий коллектив, то независимо от того, какая на сегодняшний момент политика, на них приходят истинные любители и в том числе – руководители стран. Использование «мягкой силы» в разумных и в целенаправленных, в системных смыслах приносит удачу, успех, делает профилактику взаимоотношений между народами, между государствами. На примере моей работы в Армении. Если говорить в области культуры, то у нас в месяц вместе с общественными организациями Армении проводилось до 100 мероприятий. Официальных!

– То есть в день, получается, три и более?

– Мы привыкли проводить Дни культуры какой-то страны в Кремлевском дворце. И объявляем, что это – дни культуры в России. Но ведь Россия богатая, большая, у нас теперь 90 субъектов. Где Кремлевский дворец – и где Магадан? Кто оттуда присутствовал на этой «культуре»? Поэтому мы тогда поставили задачу: чтобы за счет школ, вузов, культурных центров, общественных организаций что-то, но проходило не только в Ереване, а по всей территории Армении. И это нам удавалось.

Второе – это язык. Русский язык в Армении любят. Им пользуются, знают. Хотя сейчас говорят, что русский язык уменьшает свое значение – и это вполне понятно! Мы – многонациональная страна! Зачем требовать, чтобы все армяне исповедовали русский язык? Я и тогда, и сейчас убежден: русский язык может быть языком межкультурного общения в странах СНГ, языком межгосударственного общения, но если язык не приносит на стол хлеб, то все остальное – факультативное. Хочу – изучаю, хочу – не изучаю. В Армении 80% экономики пронизано российскими инвестициями. Самое главное – сфера реального производства – тоже российские или совместные предприятия. В основном это российские армяне, которые организуют соответствующую работу. Но крупнейшие инфраструктурные предприятия – российские. Мы можем говорить о Южно-Кавказской железной дороге, мы можем говорить об алюминиевом заводе и так далее. Там должен быть русский язык. То есть инструкции на железной дороге, уставы – на русском языке. Когда человек приходит наниматься на работу в английскую фирму, то там с ним на каком языке разговаривают? А в Армении порой принимают абсолютно без знания – и даже не то что незнания, ведь в Армении русский язык – это государственная политика. Со 2-го класса во всех школах – в частных, государственных – русский язык изучается до 12-го класса, в некоторых вузах – на 1–2-м курсе. То есть он востребован в принципе.

И еще – самая большая ошибка, которая до сих пор не устранена. С момента развала Советского Союза Россия так и не смогла обеспечить учебные классы русского языка и вообще школ учебниками русского языка. Вот не поверите, за нас это делал Всемирный банк. То есть американцы. И если раньше учебник был рассчитан на 5 часов в неделю – то есть на каждый день, – то со временем (особенно с 2009 года, когда Армения вошла в Болонскую систему), учебник стал таким – рассчитан на 2 дня, 2 часа в неделю. Мы отдали это поле. Это – «мягкая сила». Это реально и неправильно.

– Виктор Владимирович, а что Вы предлагаете? Что сегодня нужно сделать для того, чтобы Россотрудничество и другие структуры, которые занимаются «мягкой силой» в России, были более активными, особенно в странах бывшего Союза?

– Прежде всего необходимо, чтобы наш главный орган, обеспечивающий международное сотрудничество – МИД – пересмотрел свою практику. Потому что по указу о создании Федерального агентства «Россотрудничество» было придумано перераспределить обязанности. Так вот, за все эти годы эти обязанности так и не перераспределены. Департаменты, которые тоже занимаются и занимались соотечественниками, культурой и так далее – они так и остались. Совсем недавно, в конце прошлого года, было сказано, что в МИДе, в том числе для того, чтобы развивать «мягкую силу», создается еще один департамент. А «Россотрудничество» что делает? А «Россотрудничество», по сути дела, прозябает в скудных рамках и финансирования, и направления деятельности. Так что в первую очередь нужно сконцентрировать вопросы организации и координации «мягкой силы» в одних руках. А «мягкой силой» занимается, кстати говоря, и Минобразования, и Минпрос, и даже Министерство обороны… И на это все выделяются деньги! Но координации их деятельности на сегодняшний день в нашей стране нет.

– Виктор Владимирович, после проигранной в 2020 году войны в Нагорном Карабахе Армения практически отказалась от Арцаха, и сегодня безопасность людей и безопасность вообще Арцаха зависит от российских миротворцев. Одновременно Азербайджан очень медленно, но верно, захватывает приграничные территории Армении, в районе города Джермук и совершенно недавно на территории Армении захвачен кусочек земли в районе села Тех, где ставится какой-то наблюдательный пункт, и так далее. Вы жили в Армении, Вы хорошо знаете и народ, и Арцах, хорошо знаете, что происходит. По Вашему мнению, что должны делать и Армения, и Россия в данном случае?

– То, что была допущена эта война 2020 года – это понятно – правительство Никола Пашиняна только входило в курс дела, у них было мало опыта, знаний и так далее. Мы же знаем, что в этот период пришли вместе с Николом Пашиняном люди, плохо знающие историю собственной страны и не работавшие ранее. Они никогда нигде не работали, они были в общественных организациях – соросовских! Здесь, конечно, большая вина России, что она проморгала, когда между ее ближайшими союзниками развернулась такая война, при этом – обличительная в сторону Армении, что армяне якобы были оккупантами, а ведь это не так! Это неправда! И эту неправду в России мало кто знает, ведь в 1990–1992-м армяне не начинали войну! Это под Новый 1990 год Азербайджан выдвинул свои танки и пошел на Степанакерт. Отсюда пошла война. Но то, что Азербайджан тогда эту войну проиграл – ну а чья это вина? Конечно, азербайджанцев! Но в последующем отсутствие контроля за «мягкой силой», а ведь история – это тоже «мягкая сила», отсутствие контроля за тем, как насаждалась армянофобия в Азербайджане – ведь это должно было быть замечено! Но это не замечалось!

Я хорошо знаю и жизнь, и историю Нагорного Карабаха, потому что до 1992 г. работал в МВД и был начальником штаба Следственно-оперативной группы МВД СССР по Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР. Я написал книгу «Мятежный Карабах», где четко и точно все определяется (это уже аксиома, а почему аксиома – потому, что эта книга признана монографией, то есть это исторический источник). Дело в том, что война не готовится за один день, за один вечер, за одно утро. И проморгать систему подготовки Азербайджана к широкомасштабной войне с участием Турции, Пакистана, и даже Израиля…

– Сирийских террористов…

– Ну, у террористов национальности нет. Конечно, их 2000. Но где они? На сегодняшний день никто не дал квалифицированное определение этой войне! Почему она началась? Кто был агрессором? И на каком основании применялись запрещенные виды оружия? А как оценены факты вандализма? Издевательства со стороны азербайджанцев над военнопленными, над мертвыми погибшими солдатами с отрезанием голов?

– Использование фосфорных бомб против мирного населения Арцаха.

– Конечно, они ведь запрещены! Что, Россия не имела возможности произнести слова осуждения Алиева? Я не знаю, как встречаются наши государственные деятели с этим человеком, который все эти годы врал и потом реализовал эту программу. Говорить о правах Азербайджана на те земли, территории, особенно, предположим, на город Шуши может только слепой, глухой и ни разу не читавший никакую историческую книжку. Но ведь Азербайджана до 1918 года как государства или хотя бы какого-то конгломерата не существовало! На развалинах Российской империи образовались Грузинская Демократическая Республика, Армянская Демократическая Республика – а вот Азербайджан, Азербайджанская Демократическая Республика была организована не на территории нынешних широкомасштабных земель Азербайджана – мы в очередной раз вместе удивимся, – а в Тифлисе! И первый год и флаг, и гимн, и штандарт были турецкие! То есть существование самого государства – это заслуга большевиков, ведь они преобразовали его в Советскую Социалистическую Республику Азербайджан. А самое главное – если бы Алиев родился до 1936 года, он не был бы азербайджанцем! Он был бы всего-навсего либо мусульманином, либо кавказским татарином! У него так было бы написано в советском паспорте. Сталин, готовя свою Конституцию, для обозначения коренного населения этой территории изобрел это слово – «азербайджанец».

– А у Алиева-старшего что было в паспорте написано?

– А у него было скорее всего так. Я не видел его паспорта, естественно, но, скорее всего либо «мусульманин» написано, либо «кавказский татарин». Да, «кавказский татарин». Эту статистику можно почитать и у Ленина, у Деникина.

– А где демократы из-за океана, из Европы? Отчего они не реагировали и до сих не реагируют на эту агрессию Азербайджана и всех тех стран, которые вместе с Азербайджаном напали на маленький Арцах, на маленький Нагорный Карабах со 120-тысячным населением, который сегодня уничтожают путем блокады? Где их слово? Где эти так называемые «демократы» и «борцы за мир»?

– Чего удивляться! На этот вопрос можно только ответить: а что, украинский кризис, который мы сегодня наблюдаем, он не показывает, какое отношение Запада? И что лидеры – Байден, Боррель, другие – говорят о других народах? Что такое для них Нагорный Карабах, да и вся Армения? Для них – ничто! Если брать МИ-6 – английскую разведку и вообще политику Англии или политику глобального правительства – все понятно. Корень зла – Иран, корень зла – Россия. На пути кто? Армения. Мне просто очень жаль нынешних руководителей Армении. Я не имею права как руководитель Общества дружбы и сотрудничества с Арменией критиковать, но жалеть я имею право. Так вот, мне жаль, что они не знают, что самое главное с точки зрения идентификации нации, национальности – это то, что Карабах, карабахцы – чистокровный национальный народ. Почему? Потому что за всю историю только карабахцы со своего места никуда не сдвигались, не передвигались.

– То есть это оседлые армяне?

– Это сегодня золотой фонд! Народ армянский! И поэтому, конечно, Алиев прекрасно понимает это. А с его знанием истории – ведь он закончил МГИМО, кандидат исторических наук – конечно, по его наущению сейчас и уничтожают Карабах! Карабах будет уничтожен – и от Армении мало что останется. И мы это сейчас наблюдаем. Вот мы говорили о селе Тех, как медленно, последовательно они там продвигаются. А в сторону Вардениса, в сторону Сисиана – тоже ведь продвижение. И в первую очередь, еще раз подчеркиваю, за Карабах погибли десятки тысяч русских солдат, офицеров, генералов в войне с Персией – или нынешним Ираном. Шла война с Наполеоном, но царь ни одного солдата, ни одного офицера, ни одного генерала не отозвал с Карабахского фронта!

– Виктор Владимирович, Конституционный суд Армении признал обязательства по Римскому статуту Международного уголовного суда, и это было воспринято в России, конечно, негативно, как переход от пророссийской ориентации Армении к западной. Тем более что этот Международный уголовный суд признал президента России чуть ли не преступником…

– Так он и признал!

– Да, и объявил об аресте и так далее. То есть вот это признание со стороны Армении – это глупость или преднамеренный шаг, на Ваш взгляд?

– Это все последовательные шаги, которые, я полагаю, руководству Армении показались в очередной раз удачными – не надо искать повода, каким образом насолить России или отодвинуться от России. А чему мы удивляемся? Пашинян был на Тихоокеанском форуме. Блистательно выступил. Возьмем его речь – она великолепна! Затем он приезжает в Питер с женой, с дочкой – обнимается, целуется с нашим президентом, но через два дня оказывается в Брюсселе, в Париже… Поэтому меня больше возмущает, как Владимир Владимирович Путин разговаривал с ним – хотя и по просьбе Пашиняна – в последнем телефонном разговоре. О чем? Как можно говорить с человеком, который тебя признает преступником? Ну разве это допустимо?

Мы – единственная в России межрегиональная общественная организация – общество дружбы. И мне постоянно задают такие вопросы: как же так? Нашего любимого президента, которого мы поддерживаем во всех начинаниях, и при всех социологических опросах у него высочайший рейтинг – в условиях даже украинского кризиса! А здесь – так спокойно. Значит, можно позволять себе и большее. Поэтому я считаю, что здесь есть еще одна сторона. Меня удивило молчание армянской диаспоры в России. Ну если в Армении они там под давлением правительства и так далее, а так оно, наверно, и есть – им нельзя высказывать какие-то критические мысли, – то в России-то армян много.

– Тут я с Вами не совсем согласен. Были заявления и Союза армян России по этому поводу, что это неприемлемо, были заявления и отдельных политологов, и отдельных лиц, причем громкие. Некоторым из них запретили въезд в Армению. Это все было! Но вот какой-то консолидированной политики нет. Нет консолидированного решения для того, чтобы вынести какой-то вердикт этим действиям. Дать оценку, и чтобы эта оценка имела какие-то последствия. Может быть, это еще предстоит. Наверное, многие все-таки ждут, ратифицирует это парламент или нет. Я думаю, что парламент все-таки не ратифицирует – будем надеяться на это. И этот инцидент – очень и очень некрасивый, можно сказать, предательский инцидент – будет исчерпан.

– Но он останется в истории, в памяти. Обязательно. От этого никуда уже не денешься.

– Это «заслуга» сегодняшней власти Армении.

– Заслуга сегодняшней власти и в то же время – определенное пятнышко на чистоте российской международной политики. Это же очевидно. Потому что если мы молчим, если мы не даем совершенно конкретных оценок – очевидно, к чему это все приходит. Нет у нас оценки войны 2020 года, нет у нас оценки нынешнего акта по признанию нашего президента преступником.

– Сегодня все политологи и политики мотивируют это тем, что Россия занята проблемами с Украиной, поэтому нет должного внимания по отношению к Арцаху, по отношению к Армении, поэтому все ждут окончания специальной военной операции.

– А в это время тихой сапой Алиев делает свое грязное дело. Я и соглашусь, и не соглашусь с Вами, потому что, естественно, я гражданин России, я свидетель, как общественный деятель, как ученый – да, занятость есть. У всех ли? У нас что, нет кураторов этих направлений – в МИДе, в администрации президента, в министерствах, в ведомствах? Но ведь так же мы можем проморгать весь остальной мир, ссылаясь на то, что «мы сейчас заняты».

– Виктор Владимирович, к концу нашей беседы что бы Вы пожелали россиянам, народу Армении?

– Всякий раз, когда я слушаю речи Владимира Владимировича, я восхищаюсь его прозорливостью и способностью видеть перспективу. И вполне понятно, что желания, они могут быть и сбываемыми, и не сбываемыми, но мои мысли в отношении собственного народа, а именно русского, российского общества, и, конечно, мной очень любимой Армении и прежде всего Карабаха – только одни: закончить политизироваться, перестать выполнять чужие «хотелки», заказы и стремиться делать все, что в интересах собственного народа и, конечно, российско-армянской дружбы. Потому что нельзя предать тысячелетия наших отношений с народом, с которым – нет в мире другого примера! – мы жили в дружбе, разделяемые не только территориями, горами, но и народами, национальностями, конфессиями, наконец. Но тяга друг к другу, вера друг в друга, доверие друг к другу – они сохранились. И я думаю, что это является, по сути дела, основой нашего хорошего будущего. Надеюсь на это.

– Спасибо за интересную беседу.

– Спасибо большое.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты