№6 (362) июнь 2023 г.

Андраник Теванян: Наш народ обманут, но другого народа у нас нет

Просмотров: 3179

Владимир Лепехин: Нужен новый военный союз между Россией и Арменией

Виктор Согомонян: Мы решили создать многоязычную площадку для предоставления информации об армянах со всего мира

Гроздья медалей армянских богатырей на чемпионатах Европы

Память военных журналистов увековечена

Явление Никола народу

Никол Пашинян, как Вас теперь называть? 5 лет правления. к чему пришли?

В поисках нового политического лидера необходима помощь диаспоры

Армяне – кавалеры высшей боевой награды России – Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия (по алфавиту), увековечившие свои имена на памятных мраморных досках Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца

Рубен Сафрастян: Наш единственный союзник – Россия, но она пока сосредотачивается

Европарламент назначил Армению региональным лидером по демократии. И потому всячески поддерживает Азербайджан

Интервью с депутатом Национального Собрания Армении от блока «Айастан»

– Выполняет ли оппозиция свои функции – строго следить за властью? Как объяснял один из оппозиционных депутатов, представители власти должны уходить после докладов в парламенте вспотевшими от напряжения, которое им устроит оппозиция. Этого не случилось, оппозиция сегодня практически не видна. Более того, занимаясь политикой, оппозиция должна использовать и политические технологии, тем более находясь в подавляющем меньшинстве. Чем меньше людей – тем громче голос. И если в самом начале что-то такое и было, то сегодня оппозиция, можно сказать, полностью ушла на задний план. И потому не совсем понятно, в чем ваши цели и задачи.

– Обвинять оппозицию в том, что голос ее не слышен, не совсем корректно. Если Николу Пашиняну удалось после сокрушительного поражения, в котором он был верховным главнокомандующим, тем не менее снова захватить власть, то понятно, что все оппозиционные течения независимо от направленности, парламентские и внепарламентские, показали свою неэффективность. Претензии к оппозиции объективны, но хотелось бы не уходить в прошлое, а сосредоточиться на действительности, на том, что необходимо сделать. На мой взгляд, нам нужен перевод оппозиции в надпартийный формат. Партии, безусловно, должны быть вовлечены, но отложив в сторону партийные флаги, чтобы не преследовать партийные или групповые цели. Для этого нужно сформировать общественное гражданское движение, в которое могут войти все слои общества, и сейчас идет работа над созданием этого движения. Есть люди, которые никак не озабочены политической борьбой, но осознают нависшие над нашей безопасностью угрозы. Они озабочены и социальными, и экономическими вопросами, которые ощущают на себе, и той атмосферой ненависти, которая насаждается властью. И политические технологии, о которых вы сказали, применяются именно для формирования над- и внепартийного гражданского движения.

– Это будет АОД-2 (Армянское общенациональное движение, сформированное в 1990 году, в 1991–1998 гг. была партией власти)?

– Нет, это скорее Карабахское движение. АОД как партия власти дискредитировала Карабахское движение, которое закрепило наш суверенитет и обеспечило победу в войне, но последующие изменения партийных форматов не дали построить современное справедливое государство, под которым подразумевается и свободный конкурентный рынок при разделении экономики на коммерческий сектор и сектор надежности – ВПК. Реальная, защищенная законом свобода мысли, многопартийность, транспарентные выборы и т.д. И «цветная революция» – это следствие того, что такой государственности у нас не было. Революционные лозунги оказались созвучны пожеланиям общества, другое дело, что власть реализовала их в противоположном направлении, ограничившись чистым популизмом: наобещать с три короба, сделать наоборот. Думаю, что сегодня неважно, намеренно нас привели к существующей ныне модели общества или это получилось из-за вопиющего непрофессионализма власти, важен результат. Понятно, что накопившимися противоречиями воспользовались и внешние силы, которые при нынешней власти стали действовать открыто. Вспомним визит Болтона в Армению, когда были выданы инструкции по проведению антииранской, антироссийской и протурецкой политики, отдать Арцах Азербайджану и т.д. То, что происходит сейчас. Мне сложно обвинять в этом народ – он пошел за своими желаниями, не разбираясь в механизмах их реализации. Естественно, в этом сказалось и общенародное падение интеллекта после утраты значительной части потребности в т.н. «сложном труде» – наука, производство и т.д. Однако имеем то, что имеем.

– Падение политического интеллекта облегчает манипуляции. Значительная часть экспертного сообщества, по крайней мере независимого от власти, полагает, что народ проманипулирован. Это определенное состояние, в котором люди неспособны на адекватные оценки, тем более – логический анализ. Вы полагаете, что вы в состоянии вывести людей из этого состояния? Вы же говорите не о партии или секте, а об общенациональном движении, если я правильно понимаю.

– Я думаю, что мы в состоянии вывести людей из проманипулированного состояния. Социологические исследования разных исполнителей и на разном уровне показывают, что народ разочарован в происходящем, в основном в том, что касается сферы безопасности, но утверждать, что на фоне неприятия происходящего он видит возможности изменить ход событий, было бы преувеличением. Именно это и нужно людям объяснять. Не манипулируя, а доведя до них правду. Кстати, именно правдивая информация считается орудием борьбы против манипуляций.

– Еще раз об общенародном движении. По итогам поражения политические партии решили отправить Пашиняна в отставку. Итог был прогнозируем – партий оказалось слишком много, и протест развалился. А вы собираетесь собрать под единый проект широкие массы...

– Никто не говорит, что этот процесс прост. Очень важно не углубляться во взаимоотношения оппозиционеров, главное – задачи и цели политического процесса. Четкое планирование мероприятий вряд ли поможет, это должен быть естественный процесс, местами стихийный с участием людей со своими амбициями, партийная принадлежность или ее отсутствие роли не играют. Именно в процессе произойдет распределение ролей. Лидер движения или лидеры появятся неожиданно, по крайне мере для широких масс. При этом всячески следует избегать ситуации, когда героев назначает улица. Уличные герои в случае успеха сформируют уличное же правительство, итоги чего нам известны. Это должен быть не уличный, а народный избранник, которому понадобится в очень короткий срок предъявить свои компетенции.

– Возможных лидеров Вы называть не будете, чтобы не подвергать их опасности раньше времени... Давайте перейдем к делам насущным. Турция закрыла небо, что трудно назвать продуманным актом. Вместо того чтобы всячески обласкивать приятными заявлениями народ, они пытаются сразу показать свое истинное лицо. Тем более что повод для турецкой агрессии более чем сомнительный. Памятник героям операции «Немезис», воздвигнутый в Ереване как бы без ведома властей, означает героизацию людей, которые привели в действие решение стамбульского суда, который приговорил исполнителей геноцида к смертной казни, и участники этой операции выполняли его решение. Причем не только актами возмездия, но и на поле боя. И вот такая реакция...

– Я бы не хотел комментировать действия Турции, я бы хотел поговорить о позиции Армении. Практически ноль реакции. Складывается впечатление, что она действует по азербайджано-турецкой повестке и обслуживает их интересы. Поэтому не думаю, что Турции нужны «приятные» заявления в наш адрес. Они видят, что в лице армянского руководства они имеют тех, кто настроен на перманентные уступки, и считают своим долгом всего лишь наращивать свои требования. Сегодня они требуют демонтировать памятник героям операции «Немезис», завтра потребуют демонтировать памятник жертвам геноцида. Далее, после памятников, дело может дойти и до существования Армении как страны. Замечу, что Пашинян и не скрывает этот тренд, заявляя, что завтра у нас может не оказаться страны, как бы готовит. И вряд ли найдется еще один лидер, который, имея государственность, привел бы страну к столь плачевным результатам своего правления. И наш долг – сохранить Армению и Арцах.

– Теперь о той политической силе, которую Вы хотите создать. У нее, безусловно, должен быть набор контактов, как внешних, так и внутренних. Какое место в них занимает Россия?

– Очень важное. Я полагаю, что сегодняшние отношения Армении и России находятся вблизи исторического минимума. Проблемы безопасности Армении Пашинян предпочитает обсуждать не с Россией, а на вашингтонской площадке, предварив эти обсуждения демаршами против ОДКБ. Вашингтонская площадка же имеет подчеркнутую антироссийскую и антииранскую направленность, и это для нас не только неприемлемо – это опасно. Россия обеспечивает безопасность населения не только Арцаха, но и Армении. Да, кажется, что Россия склонна к уступкам азеро-турецкой стороне и достаточно бессильно повела себя после блокады Арцаха. Но сама блокада началась после октябрьских переговоров в Праге, на которых Пашинян признал Арцах территорией Азербайджана, пренебрегая духом и буквой послевоенных соглашений.

И не стоит требовать от России, чтобы они были бóльшими армянами, чем сами армяне. И скажу больше – активизация западных платформ имеет цель вытеснения России из Армении и Арцаха. Армения интересует Запад всего лишь как антироссийский и антииранский инструмент, судьба Армении и армян их не интересует. И я опять-таки не могу упрекать Запад в этом – у них свои представления о мире. Проблема в нас, мы все-таки должны что-то значить для самих себя.

– Тем не менее время от времени они демонстрируют некоторую осведомленность о нас. Байден, например, высказался о геноциде. Не как Обама, который сделал это блестяще – да, геноцид был, но признать его мы не можем, ибо ценим отношения с Турцией. Как бы реал политик в афроамериканском исполнении...

– А Гаагский суд постановил снять блокаду Арцаха. Ну и что? А Международный уголовный суд (МУС) постановил арестовать Путина... В этой истории, к сожалению, есть неприятный для нас момент – наш Конституционный суд после реформаций в постреволюционном ключе признал Римский статут, т.е. уважительное отношение к решениям МУС. Понятно, что это не значит обязательность исполнения его решений, как это показалось парочке отмороженных из близвластных кругов, но в любом случае это отрицательный месседж.

– Вы фактически сказали о Вашем желании улучшить наши отношения с Россией. Но вопрос упирается не только в нас. Западные посольства устраивают встречи со всем политическим спектром нашего общества, в то время как российское взирает на наше общество с философской тоской. Вы замечали какие-либо признаки интереса к Вашим целям со стороны посольства?

– Особых – нет. Общепризнанно, что Россия не замечена в применении «мягкой силы». Есть какие-то легчайшие признаки того, что Россия может начать признавать союзниками не только армию и флот, но и «мягкую сил», но в любом случае наши проблемы должны решать мы сами.

– И тем не менее это нам не удалось. Общество проманипулировано, и произошло это не за счет внутренних потуг – к этому были приложены серьезные усилия внешних игроков для создания выгодной для Запада и Турции Армении. И говорить в этой ситуации, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, кажется несколько самонадеянным.

– Во многом это так. И тем не менее источником власти является народ. Обманут он, проманипулирован или еще что-нибудь. Причем именно этот народ – другого у нас нет.

Беседу вел Арен Вардапетян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты