№9 (353) сентябрь 2022 г.

Турция – Армения: «нормализация отношений» – игра в одни ворота

Просмотров: 2820

9 августа в турецком городе Конья, ставшем местом проведения «Игр исламской солидарности», прошла очередная встреча президентов Азербайджана и Турции Ильхама Алиева и Реджепа Эрдогана.

Помимо ставших уже традиционными благих пожеланий и заверений во взаимной дружбе, турецкий лидер поддержал бакинского «друга» в связи с очередным обострением в Нагорном Карабахе в начале августа, где Баку пытается изменить в свою пользу линию соприкосновения сторон в районе Лачинского коридора и на некоторых других участках. На этом тревожном фоне появились подтвердившиеся вскоре слухи об эвакуации к 25 августа нескольких поселений в районе единственной (с ноября 2020 г.) автомобильной дороги, связывающей Армению с непризнанной республикой (Бердзор, Ахавно, Сус), а также об изменении ее маршрута. О том, как пройдет ее альтернативный «армянский» участок от села Корнидзор, стало известно лишь в апреле, а строительство, как рассказал министр территориального управления и инфраструктур РА Гнел Саносян, планируется завершить к маю 2023 года. Одновременно продолжаются консультации между секретарем Совета национальной безопасности Армении Арменом Григоряном и помощником президента Азербайджана Хикметом Гаджиевым, очередной раунд которых прошел 19 августа в Брюсселе. Не исключено, что речь идет о подготовке очередной встречи Пашиняна с Алиевым в том же месте уже в ближайшее время.

Все это имеет непосредственное отношение к турецкой политике в регионе, поскольку позволяет Анкаре в тесной координации с Баку, пользуясь податливостью (это если выражаться мягко) официального Еревана, навязывать армянской стороне максимально выгодные условия наступающей «эры мира», готовой на практике обернуться своей полной противоположностью. О процессе так называемой «нормализации армяно-турецких отношений» в последнее время много пишет турецкая пресса. «На первом этапе, вместо того чтобы поддаваться большим надеждам и испытывать большие разочарования, мы договорились с Арменией добиваться прогресса шаг за шагом. В настоящее время разрабатываются меры укрепления доверия между странами. Мы можем столкнуться с процессом, который потребует более длительной работы по открытию границы», – пишет H"urriyet. По данным издания, помимо четырех официальных встреч в Москве и Вене, спецпредставители Сердар Кылыч и Рубен Рубинян говорили по телефону более 500 раз, о чем до сих пор нигде не сообщалось. А в ходе недавнего сбора в Анкаре турецких послов со всего мира некий высокопоставленный дипломат дал по этому вопросу специальный брифинг. По его словам, Анкара и Ереван во избежание «больших разочарований» сосредоточены на шагах по укреплению доверия, которые должны предприниматься в порядке очередности. Скорее всего таким образом он парировал предположения о том, что турецкая сторона намеренно замедляет темпы переговоров с Арменией для того, чтобы позволить Азербайджану продолжать оказывать давление на Ереван с целью получения максимальных уступок по Нагорному Карабаху. С учетом периодических обострений в регионе, воинственных высказываний и соответствующих практических действий Баку предположение, прямо скажем, небезосновательное.

Предполагается, что очередная, пятая встреча спецпредставителей может состояться в сентябре уже непосредственно в Армении или Турции (упоминается Карс), что рассматривается как признак успешного хода переговоров. На предыдущей встрече в Вене была достигнута предварительная договоренность о начале прямых коммерческих рейсов между двумя странами, а также об открытии заблокированной с 1993 года турецкой стороной сухопутной границы с Арменией для граждан третьих стран. Правда, когда именно это произойдет, доподлинно неизвестно, так как согласование технических вопросов требует времени и усилий. Первоначально в Ереване возникла идея, чтобы в качестве первой меры укрепления доверия Турция открыла бы границу для владельцев дипломатических паспортов, однако Анкара ответила отказом. Тогда возникла идея разрешить въезд якобы для содействия трансграничному туризму вообще всем гражданам третьих стран – обладателям иностранных паспортов. Вопросы безопасности, похоже, при этом уже особо никого не волнуют. «Сейчас очень важно, чтобы наши ведомства работали с соответствующими ведомствами Турции, потому что политическая договоренность есть, но от этой работы зависит ее выполнение. И задача, которую я ставлю вам, заключается в том, чтобы работать скоординированно, чтобы мы могли реализовать достигнутые договоренности как можно скорее», – такую установку дал нетерпеливый Пашинян на заседании правительства в начале июля, через несколько дней после встречи спецпредставителей в Вене.

Сообщается, что недавно турецкая делегация побывала в провинции Игдыр, признав, что имеющаяся приграничная инфраструктура находится в неудовлетворительном состоянии. Восстановление «разрушенного русскими» каменного моста через реку Ахурян стало бы «очень сильным шагом по укреплению доверия», полагает турецкий представитель. Как он утверждает, ожидания граждан «были очень высокими» и после решения открыть сухопутную границу некоторые из них на армянской стороне якобы начали перестраивать свои дома в рестораны, магазинчики и мини-отели: «Мы не должны обманывать их ожидания».

Трогательная забота турецкого дипломата об армянских гражданах, конечно, умиляет, однако надо признать, что за Ахуряном и впрямь могут быть хорошо осведомлены о текущих настроениях в Армении, пытаясь манипулировать и направлять их в нужное для своих интересов русло. По свидетельствам жителей приграничного села Маргара в Араратской долине, дорога и приграничные мосты внезапно начали ремонтироваться. В село стали наведываться некие представляющиеся бизнесменами личности, интересующиеся земельными участками под продажу. «Мы боимся тюркизации нашей деревни и эмиграции отсюда наших односельчан после открытия границы, – говорит один из местных жителей. – Сейчас мой дом стоит 15–20 тысяч долларов. Если после открытия границы турецкие бизнесмены придут и предложат мне или другим в 10–15 раз больше текущей стоимости – что тогда? Многие продадут свои дома и покинут деревню, а турки поселятся здесь». Надо полагать, подобная ситуация характерна и для других регионов Армении: дальнейшая деградация систем безопасности и постепенное превращение республики в «серую зону» открывают соседям широкие перспективы. Автотранспортные средства с белой звездой и полумесяцем и с портретами Ататюрка – далеко не редкость на дорогах Армении. Торговля между двумя странами, для которой используется около 15 тысяч грузовиков, в настоящее время осуществляется через грузинскую территорию, ее ежегодный объем – около 230 миллионов долларов в год. Если начнется прямая торговля, это принесет Армении гораздо больше пользы, чем Турции, цинично уверяют в Анкаре, и, помня об этом факте, в Ереване «должны быть более конструктивными» и превратить ситуацию в «беспроигрышную для всех».

Очевидно, под этим подразумеваются дальнейшие уступки по Нагорному Карабаху, а также по вопросу пресловутого Зангезурского коридора, призванного соединить основную территорию Азербайджана с Нахичеванской автономией и далее с Турцией по кратчайшему сухопутному пути. В одном из недавних интервью министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов в очередной раз заявил, что коридор будет создан, «хочет того Армения или нет». В то же время верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи в ходе встречи 19 июля с Эрдоганом прямо указал ему на недопустимость попыток перекрыть армяно-иранскую границу, остававшуюся «коммуникационным маршрутом на протяжении тысячелетий».

11 июля премьер-министр Армении и президент Турции впервые провели телефонный разговор, поздравив друг друга по случаю праздников Курбан-байрам и Вардавар, а также подчеркнув важность процесса нормализации двусторонних отношений, что будет способствовать укреплению мира и стабильности в регионе. После этого некоторые турецкие СМИ начали разгонять слухи о встрече «руководства Турции и Армении». Едва ли Сердар Кылыч и Рубен Рубинян относятся к этой категории, так что вполне резонным выглядит предположение о проработке возможной встречи первых лиц, по итогам которой могут быть сделаны некие громкие заявления. Косвенно в пользу этой версии свидетельствует информация издания Milliyet о планируемых на сентябрь переговорах по линии министерств торговли, транспорта и иностранных дел.

Грузовые рейсы из Турции начнутся «в ближайшем будущем», порадовал некоторое время назад общественность министр экономики Армении Ваан Керобян, утверждающий, что после открытия сухопутной границы экономика республики вырастет без малого на треть «всего за два-три года». По мнению министра, открытие границы превратит «Армению из тупика в перекресток», что до некоторой степени напоминает идеи об Армении как о «мосте» между Востоком и Западом, имевшие некоторое хождение в начале 1990-х годов, в бытность президентом Левона Тер-Петросяна.

Откуда господин Керобян взял столь фантастические данные о неимоверном взлете армянской экономики – наверное, только ему ведомо, но вот судьба целых отраслей, таких как сельское хозяйство, или текстильных предприятий его, как и его шефа, похоже, не волнует от слова «совсем». Вероятно, больший вес для него имеет мнение экспертов Международной кризисной группы о том, что открытие границы с Турцией стало более актуальным в условиях ожидаемого экономического спада в условиях западных санкций против России, «с экономикой которой Армения тесно связана». После начала специальной военной операции на Украине Центральный банк Армении понизил прогнозы экономического роста на 2022 г. с 5,3% до 1,6%, и по мере продолжения конфликта цифры могут только ухудшаться, как и рейтинги «бархатных революционеров».

Несмотря на разрозненные протесты армянской оппозиции, обвиняющей варчапета и его людей в «капитулянтстве», видимо, дальнейшие уступки соседям видятся им как наилучшая гарантия «экономического процветания» Армении и ее «мирного будущего». По мнению профессора Колумбийского университета Хачика Мурадяна, процесс нормализации армяно-турецких отношений «похоже, все чаще рассматривается как свершившийся факт», причем даже его противниками. Несмотря на то, что переговоры продвигаются вроде бы «без предварительных условий», ни для кого не секрет, что «Анкара и Баку действуют в тандеме, чтобы добиться максимальных уступок от Еревана», о чем мы упоминали выше. По мнению этого американского исследователя, неоднократно посещавшего Западную Армению, когда и если граница с Турцией будет открыта для граждан третьих стран, то армяне диаспоры, посещающие или работающие в Армении, «скорее всего воспользуются возможностью пересечь границу, чтобы посетить руины Ани или города и деревни своих предков», ведь ранее «паломничество к этим местам – обычно через Грузию – было трудоемким и обременительным, что сдерживало многих».

В телефонном разговоре с Пашиняном 25 июля госсекретарь США Энтони Блинкен заявил о поддержке процесса нормализации армяно-турецких отношений. Россия исходит из приоритета сохранения, насколько это возможно, стабильности на Кавказе с учетом как региональных реалий после осенней войны в Нагорном Карабахе 2020 года, так и возросшей значимости Турции в качестве торгово-экономического и политико-дипломатического партнера в новых условиях после 24 февраля. В пресс-релизе по итогам переговоров российского и турецкого президентов в Сочи 5 августа «кавказская» проблематика отсутствует, хотя это не означает, что она не важна в контексте российско-турецкого «соревновательного соперничества». «Несмотря на текущие региональные и глобальные вызовы, лидеры подтвердили общую волю к дальнейшему развитию российско-турецких отношений на основе уважения, признания взаимных интересов и в соответствии со своими международными обязательствами», – говорится в совместном заявлении Владимира Путина и Реджепа Эрдогана.

После сочинской встречи турецкие деловые СМИ активно обсуждают приток «горячих» денег, в том числе российских, призванных хотя бы отчасти стабилизировать непростую социально-экономическую ситуацию в стране. Впрочем, едва ли возросшая интенсивность российско-турецких контактов означает кардинальный пересмотр наработанной за последние десятилетия договорно-правовой базы российско-армянского военно-политического сотрудничества, подвергаемого атакам с самых разных сторон. Конечно, если в Ереване или где-либо еще очень уж захотят, то вполне могут добиться создания условий, при которых в случае «необратимого» характера процесса армяно-турецкого «примирения» встанет вопрос о дальнейшем пребывании на территории Армении российской военной базы и пограничников. И это будет означать принципиальный для постсоветской Армении и чреватый серьезными проблемами геополитический разворот.

Как известно, действующие армянские власти до некоторых пор любили прикрываться «мнением народа». Так почему бы не дать этому самому народу, тем самым «трем миллионам премьер-министров», чувствующих свою ответственность за страну, о которых вещал Пашинян в ноябре 2018 года, высказать свое мнение относительно перспектив и условий нормализации отношений с Турцией в ходе общенационального референдума или плебисцита? Или нужда в демагогической болтовне давно отпала?..

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля