№10 (354) октябрь 2022 г.

«Горячий сентябрь» на армяно-азербайджанской границе: очередная эскалация и внешний интерес

Просмотров: 1434

14 сентября к вечеру интенсивность боевых столкновений на армяно-азербайджанской границе, наиболее масштабных с установления по итогам 44-дневной войны в Нагорном Карабахе хрупкого перемирия в ноябре 2020 года, значительно сократилась. Тем не менее приграничные поселения Гегаркуникской, Вайоцдзорской и Сюникской областей Армении остаются под угрозой нападений и артиллерийских обстрелов; частично оттуда эвакуировано гражданское население. Если президент России Владимир Путин заявил, что локализовать конфликт во многом удалось при содействии и под влиянием России, то, к примеру, спикер Национального Собрания Армении Ален Симонян упирает на «существенную роль» американского вмешательства.

Вооруженные силы Армении предпринимают соразмерные действия и выполняют поставленные перед ними задачи, которые конечно же простыми не назовешь. После осени 2020 года азербайджанские формирования заняли находившиеся с 1992–1993 гг. в глубоком армянском тылу высоты по линии бывшей советской условной «границы», по ходу дела прихватывая отдельные участки армянской территории. Как следует из заявлений военного ведомства Армении, наибольшей опасности подвергаются поселок Верин Шоржа с видом на восточный берег Севана, а также курортный город Джермук с перспективой огневого поражения дороги, связывающей Араратскую долину с Сюником, Ираном и Арцахом. Заметим, это далеко не первая эскалация на наиболее уязвимом для обороны участке на фоне перманентных требований Баку об открытии сквозного железнодорожного и автомобильного сообщения через территорию Армении – на мегринском и сисианском участках соответственно. Как несложно предположить, хотя бы глядя на карту, в отношении Вайоцдзора и Сюника сохраняется опасность вторжения и с нахичеванского направления, где дислоцирована отдельная общевойсковая армия, поддерживающая особо тесные связи с сопредельной Турцией.

Хотя точное количество жертв с обеих сторон по-прежнему неизвестно, скорее всего их счет идет на сотни. В Баку обвиняют «регулярную армию Армении» в минировании территорий и попытках наступательных действий в направлении Лачинского и Кельбаджарского районов, четверть века являвшихся для Армении и для Нагорного Карабаха спокойным тылом. Почерк знакомый и опробованный ранее в пропагандистских целях неоднократно. Надуманный характер подобного рода обвинений очевиден – охваченная перманентным кадровым хаосом армянская армия в настоящее время явно не готова к каким-либо наступательным действиям. Со своей стороны, озабоченное едва ли не исключительно вопросами удержания собственной власти правительство словоохотливого Никола Пашиняна особо не скрывает своей нацеленности на подписание мирного договора с Азербайджаном путем максимальных уступок в карабахском вопросе и не только. В правящей партии «Гражданский договор» предпочитают говорить о «приграничном конфликте», не слишком значимом для того, чтобы отвлечься от повседневной важной деятельности. Впрочем, эта версия опровергается глубиной поражения целей на территории Армении и дальностью работы ствольной артиллерии. Не идет речи даже о частичной мобилизации (по словам Симоняна, это может рассматриваться как шаг агрессии), а протесты спорадически собирающихся перед парламентом групп обеспокоенных, но никем не организованных граждан купируются с той же легкостью, что и прежде. Тем же, кто на добровольной основе хочет защитить границы страны, министр обороны Сурен Папикян посоветовал обращаться в военные комиссариаты по месту жительства.

Реакцией в ОДКБ на направленное туда обращение за помощью секретарь Совета безопасности Армен Григорян предсказуемо недоволен, о чем он заявил в интервью столь близкому ему радио «Азатутюн» (иноагент в РФ): «Каковым было наше ожидание и в чем состоял наш запрос в ОДКБ? Предоставить Армении военную и военно-политическую помощь для защиты суверенитета Армении и вывода азербайджанских войск с суверенной территории Армении. Наше требование от ОДКБ было именно таковым, до сих пор оно не выполнено. Естественно, по данной части [реакция ОДКБ] нас не удовлетворяет».

Одновременно тот же Григорян ведет переговоры с помощником президента Азербайджана Хикметом Гаджиевым – их очередной раунд состоялся в августе в Брюсселе. Там же при посредничестве главы Евросовета вновь встретились в последний день календарного лета Ильхам Алиев и Никол Пашинян. Нет особых сомнений в том, что речь идет о подписании между Азербайджаном и Арменией мирного договора на условиях Баку. «Переговоры по мирному соглашению продолжаются, обсуждаются, и я очень надеюсь, что мы сможем реализовать его в ближайшее время», – в очередной раз подтвердил сей несомненный факт 16 сентября в эфире Общественного телевидения Армении вышеупомянутый Ален Симонян, так же, как и Григорян, крайне недовольный политикой России.

Выступая с заведомо более слабых позиций, армянские власти активно маневрируют между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Так, выступая на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, Пашинян заявил о заинтересованности определенных сил в дестабилизации ситуации в Закавказье на фоне погруженности Москвы в украинский конфликт. Действительно, начатая 24 февраля специальная военная операция сталкивается со значительными сложностями, и едва ли случайно очередная эскалация на восточных границах Армении примерно совпала по времени с широкомасштабным наступлением поддерживаемых НАТО украинских боевиков в Харьковской области с последующим выходом на границу России. «Азербайджан чувствует себя вполне уверенно в этот геополитический момент, и особенно сейчас, во время украинского контрнаступления», нацелено на Россию так же, как и на Армению, «проверяя приверженность России защищать Армению», полагает старший научный сотрудник Carnegie Europe Том де Ваал.

Западные стратеги особо не скрывают навязчивого стремления превратить Закавказье (не исключая и Грузию) в полноценный «второй фронт», призванный создать для России дополнительные серьезные проблемы. Июльский вояж по региональным столицам директора ЦРУ Уильяма Бернса, сентябрьский (на фоне обострения) – главного советника Госдепартамента по Кавказу Филипа Рикера, равно как и «визит выходного дня» в Ереван по приглашению Симоняна главы Палаты представителей американского Конгресса Нэнси Пелоси, конечно же мотивированы отнюдь не филантропией и не туристско-гастрономическим интересом. Мало на что влияющие по существу, но находящие широкий эмоциональный отклик «проармянские» высказывания из США или Европы в реальности обусловлены пропагандистскими соображениями и логикой противопоставления «хорошего» Запада «плохой» России, вынужденной действовать в достаточно узком коридоре возможностей. Прямое военное вмешательство, на которое намекает «питомец Сороса» Армен Григорян (и не только он), означало бы конфронтацию с Баку и с Анкарой. В противном случае гарантирован рост активно подогреваемых антироссийских настроений, чреватых окончательной деградацией содержательного диалога с Москвой. Как полагает политический обозреватель CivilNet Эрик Акопян, «…есть веские аргументы, доказывающие, что эту войну спровоцировал или сделал возможной визит Урсулы фон дел Ляйен, президента Европейской комиссии. Она посетила Баку, чтобы подписать эту фальшивую газовую сделку, которая будет реализована в лучшем случае, если алиевское государство обеспечит ЕС от 1 до 2 процентов объема газа, что, по сути, бессмысленно в глобальной схеме вещей – пытаться заменить российский газ, который обеспечивает 40 процентов потребления в Европейском союзе... За последние месяцы Алиев не мог получить лучшего зеленого света для осуществления своих агрессивных планов».

По мнению тюрколога Владимира Аваткова, «поджог конфликтного взаимодействия между Арменией и Азербайджаном мало выгоден самим игрокам, но выгоден: а) внешним силам, б) отдельным внутренним субъектам, которые вольно или невольно подыграли первым». Вероятно, такие субъекты, плотно ангажированные западными и отчасти турецкими сетями влияния, именно сейчас получили команду «фас!» «Кавказский акцент» череды активно провоцируемых по границам России военно-политических кризисов предполагает размораживание всех возможных конфликтов, и прежде всего – армяно-азербайджанского узла противоречий, отнюдь не ограничиваемого Нагорным Карабахом. В Баку особо не скрывают претензий на Сюникский, Вайоцдзорский, частично Гегаркуникский и Тавушский регионы. «Создание Зангезурского коридора полностью отвечает нашим национальным, историческим и будущим интересам. Мы реализуем Зангезурский коридор, хочет Армения или нет. Если она хочет, мы решим этот вопрос проще, если не хочет – мы решим это силой», – заявлял в одном из интервью Ильхам Алиев. «Уже определено, что и железная, и автомобильная дорога пройдут через Мегри, Зангезур, – сообщил он же в мае. – То есть мы добились и этого. Я говорил, что добьемся. То есть мы диктуем повестку дня». «Азербайджан, например, говорит о коридоре. Хочу очень четко сказать, что коридора через территорию Армении мы никому не дадим, – сказал Пашинян 8 сентября на встрече с армянской общиной Владивостока. – Но мы предоставим и откроем дорогу и готовы сделать это в любой момент. Мы также передали предложения Азербайджану. Как только Азербайджан примет эти предложения, мы сможем очень быстро реализовать это соглашение». Под этими предложениями имеется в виду подготовленный СНБ Армении проект постановления правительства Армении о создании трех новых погранпереходов границы в селе Сотк на границе с де-факто Кельбаджарским районом, в Караундже на границе с Кубатлинским районом и в Ерасхе напротив нахичеванского Садарака. Теоретически это позволило бы реализовать 9-й пункт трехстороннего соглашения от 10 ноября 2020 года о гарантируемом Арменией безопасном транспортном сообщении между Нахичеванским эксклавом и остальной территорией Азербайджана. Далее там записано, что «контроль за транспортным сообщением осуществляют органы Пограничной службы ФСБ России». Вместе с тем, как полагает известный российский политолог, кавказовед Сергей Маркедонов, общий, «без конкретики» характер формулировок соглашения означает неизбежно разные их толкования, и в первую очередь Москва будет добиваться получения полномочий гаранта региональной безопасности.

Конечно, устраивает это далеко не всех. Известно, что после окончания активных военных действий в ноябре 2020 года, кардинально поменявших расстановку сил в регионе, по примерной линии административной границы между Армянской и Азербайджанской ССР развернуто несколько пунктов пограничных сил ФСБ России, один из которых (в Гегаркунике) был обстрелян в ночь с 12 на 13 сентября. Сообщается, что личный состав был вынужден в срочном порядке покинуть место дислокации. Согласно информации армянских источников, в результате прямого попадания повреждены здание размещения российских пограничников и военная техника. Хотя слухи о пострадавших российских пограничниках, по счастью, не подтвердились, этот эпизод вызывает серьезную тревогу. В Баку опровергли причастность к инциденту, однако в нынешней накаленной ситуации не исключены и новые провокации в отношении не только пограничников, но и российских миротворцев в Карабахе, рискующих окончательно превратиться в заложников тщательно режиссируемого регионального пожара.

«Я думаю, это очень плохая история, это происходит абсолютно не случайно... Я почти уверен, что в Анкару след идет, я допускаю, что в Лондон, учитывая тесные связи англичан с Алиевым и с Азербайджаном в целом. Идет давление на всех фронтах. Думая, что мы увязли в украинском кризисе – а мы действительно в значительной степени увязли, – теперь еще удар наносится по нашему союзнику по ОДКБ... Мы сражаемся с мощнейшим, умным врагом, и он знает, куда бить, чтобы было побольнее», – такое мнение высказал в эфире телеканала «Россия-1» журналист «Коммерсанта» Максим Юсин. «Влиятельность российского флага значительно уменьшилась, и система безопасности всего постсоветского пространства действительно кажется сломанной, – обозначает цели западной политики сотрудник Chatham House, хорошо известный на Кавказе Лоренс Броерс. – Мы наблюдаем крах имевшейся у России репутации хранителя безопасности как на объективном уровне, так и на уровне субъективном, в области восприятия российских гарантий безопасности». К этому можно добавить, что успех этой колониальной тактики неизбежно негативно скажется не только на двусторонних связях России с государствами Кавказа, но и на попытках выстроить хотя бы видимость взаимопонимания в «треугольнике» Москва – Анкара – Тегеран.

Как отметил в интервью РИА «Новости» директор 4-го департамента стран СНГ МИД Денис Гончар, в Брюсселе даже не скрывают, что поставили перед собой цель вытеснить Россию из Закавказья. Более того, попытки Брюсселя вклиниться в работу трехстороннего российско-азербайджано-армянского переговорного формата активизировались на фоне развязанной Западом антироссийской санкционной кампании. Вышеупомянутый Филип Рикер заявил об объединении усилий Вашингтона и Брюсселя на кавказском направлении. И хотя в Москве заявляют об отсутствии желания играть в геополитические игры с нулевым результатом, безусловно, складывающаяся ситуация требует самого пристального внимания, ибо «второй фронт» в Закавказье может приобрести куда более опасные очертания.

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты